Главная / Газета 26 Декабря 2003 г. 00:00 / Политика

Год упущенных возможностей

Правозащитники подводят неутешительные итоги

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО

В 2003-м «Новые Известия» пристально отслеживали тему соблюдения прав человека. Рассказывали о проблемах альтернативной гражданской службы, защите прав подследственных и многом другом. В преддверии Нового года мы попросили ряд известных правозащитников подвести итоги их деятельности. Оценки оказались достаточно пессимистичными.

shadow
Вступающий в силу со следующего года Закон «Об альтернативной гражданской службе» устанавливает ее продолжительность в 3,5 года. Такой долгой альтернативной службы нет нигде в мире. Даже Комитет ООН по правам человека рекомендовал снизить ее срок до армейских двух лет. К тому же служить альтернативщики будут, как правило, вне дома и не смогут выбирать себе профессию – это за них сделают чиновники Минтруда. Руководитель движения «Против насилия» Сергей Сорокин называет единственным успехом своей организации то, что все обратившиеся к нему молодые люди в конце концов не попали ни в армию, ни в тюрьму, а остались дома дожидаться вступления в силу Закона «Об альтернативной гражданской службе». «Но с точки зрения буквы закона ничего в уходящем году сделать не удалось», – комментирует Сорокин. Служить российские альтернативщики будут по варианту Министерства обороны, и их служба, скорее всего, будет напоминать приснопамятный стройбат советских времен.

Когда Госдума в уходящем году принимала поправки в Уголовный кодекс (в целом, безусловно, направленные на его либерализацию), правозащитники пытались включить туда статью «Пытки», которая определяла бы в качестве отдельного преступления «выбивание» показаний из подследственного. Но Госдума правозащитников не поддержала. Как не поддержали законодатели и поправку в Уголовно-процессуальный кодекс о разрешении общественным организациям выступать в роли защитников в судах. Член Комиссии по правам человека при Президенте РФ Валерий Борщев говорит, что эта поправка «очень важна для бедных людей, которые не могут нанять адвоката и которых могли бы защищать правозащитники».

Принятые в конце минувшего года поправки в Закон «О гражданстве РФ» позволили мигрантам из республик бывшего СССР получить российское гражданство в упрощенном порядке, и это, безусловно, стало победой здравого смысла. Однако послабления коснулись только тех людей, которые уже имеют постоянную регистрацию в России. Более того, таковую нужно было успеть получить до 1 июля 2002 года. Председатель движения «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина говорит, что от людей требуют предъявления документов, которые могут быть выданы только в странах исхода, но «Азербайджан не даст никаких документов бакинским армянам, Абхазия – проживавшим на ее территории грузинам и так далее». Даже если мигранты решатся съездить за документами на свою родину, многих из них просто не пустят через границу: безвизовый режим внутри СНГ существует только для имеющих то или иное гражданство.

Московская Хельсинская группа в минувшем году занималась мониторингом президентских выборов в Чечне, рассчитывая добиться их честного проведения. «Какие это были выборы – вы знаете», – говорит председатель МХГ Людмила Алексеева. Зато лагеря беженцев в Ингушетии, которые намеревались ликвидировать к 20 декабря еще 2002 года, благодаря правозащитникам сохранились. Насильственное переселение удалось предотвратить.

В течение всего минувшего года движение «За права человека» добивалось возбуждения уголовного дела по факту массовой гибели заложников в театральном центре на Дубровке. Сначала Генпрокуратура ответила правозащитникам, что заложники погибли не от газа, а от стресса, неподвижности и обезвоживания. А затем в возбуждении отдельного уголовного дела по факту гибели заложников отказали до окончания расследования дела о захвате театрального центра. Директор движения «За права человека» Лев Пономарев считает, что розыск заказчиков и организаторов теракта затянется на многие годы, если вообще когда-либо завершится.

Выборы в Государственную думу прошли с небывалым использованием административного ресурса. «Журналисты не смогли ему противостоять», – говорит директор Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов. Даже решение Конституционного суда в пользу заявителей-журналистов, протестовавших против беспримерно жесткого выборного закона, не смогло переломить ситуацию. «В регионах независимая пресса испытывает сильнейшее давление, вплоть до фабрикации уголовных дел в отношении журналистов. Мы наблюдаем это повсеместно. В то же время идея создания общественного телевидения на базе одного из двух государственных телеканалов умерла окончательно. Вряд ли нынешний состав Госдумы будет этим заниматься».


Опубликовано в номере «НИ» от 26 декабря 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: