Главная / Газета 23 Декабря 2003 г. 00:00 / Политика

Ходорковского показали

Впервые с момента ареста самый богатый российский заключенный появился на людях

Герман ПЕТЕЛИН
Подсудимый жизнерадостно улыбался
Подсудимый жизнерадостно улыбался
shadow
Вчера Басманный суд Москвы решал, где будет встречать Новый год Михаил Ходорковский: в кругу семьи или в камере следственного изолятора, как просила Генеральная прокуратура. По мнению государственных обвинителей, им будет гораздо спокойнее, если бывший глава ЮКОСа останется в «Матросской тишине» до 25 марта. Защита Ходорковского настаивала на его освобождении из-под стражи. Главное слово осталось за федеральным судьей Андреем Расновским. Он должен был определить, кому все-таки наступающий год скорчит обезьянью рожу. Однако на момент подписания номера суд еще не вынес решения.

Впрочем, всевозможные кривлянья начались еще до начала судебного процесса. Утром под предлогом обеспечения безопасности Михаила Ходорковского сторона обвинения просила перенести заседание суда в СИЗО «Матросская тишина». Однако суд решил по-другому.

По словам адвоката Генриха Падвы, судья Андрей Расновский извинился перед адвокатами и сообщил, что информация об угрозе жизни их клиенту не подтвердилась.

Однако начало заседания пришлось перенести на несколько часов. Коридоры Басманного суда еще с утра были заполнены журналистами и адвокатами. А на улице приезда главного сидельца страны поджидала группа поддержки. Около двадцати человек выставили пикет у входа в здание. В руках у них были плакаты с портретами опального олигарха и незатейливыми стишками: «Ходорковский арестован//а зачем скажите для// Ходорковский арестован//почему, скажем, не я?»

Впрочем, на вопрос корреспондента «Новых Известий», согласились бы митингующие поменяться местами с Ходорковским, те смущенно промолчали. Зато они сообщили, что являются сотрудниками ЮКОСа, но «их руководство к этой акции никакого отношения не имеет». Сами же они «находятся в отпуске». Телевизионщики немного поснимали активистов нового общественного движения и отошли в сторону. А главный участник процесса, которого впервые с момента задержания должны были показать публике, почему-то все не ехал.

Ожидание затягивалось. И уже рассказавший все, что только можно было, адвокат Генрих Падва со скучающим видом поглядывал на часы, поговаривая об обеде и беззаконии в России. Его американский коллега Роберт Амстердам выглядел более оптимистично. Впрочем, он уже понял, насколько загадочная страна Россия.

Генрих Падва все же отправил гонца в магазин и позже перекусил в комнате адвокатов. А потом, с жалостью посмотрев на молоденьких журналисток и решив, что за время ожидания они проголодались не меньше его, стал угощать девушек шоколадом и яблоками. И судебные приставы стали свидетелями того, как «прикармливают прессу».

Впрочем, накормить всех страждущих Падве не удалось. Вой сирен на улице возвестил о прибытии того, за чью безопасность государство беспокоилось с самого утра. Такой охраны, по словам приставов, они еще ни разу не видели. Самого Ходорковского привезли на бронированном «Форде», который сопровождали два микроавтобуса. А охрану обеспечивали сотрудники трех спецподразделений. Среди них скромно терялись пять человек из роты охраны «Матросской тишины». «Да, обычно к нам приезжают милиционеры и забирают подследственных в суд. А здесь сняли нас со смены и отправили вместе с ними», – и прапорщик кивнул в сторону громадных спецназовцев. «Все документы на конвой у них, а не у нас», – продолжил он. По словам сотрудников «Матросской тишины», перед выездом в суд Ходорковского обыскали. Затем его передали спецназовцам Минюста РФ. Внутри здания суда после приезда Ходорковского было выставлено три вооруженных поста. Один – на входе в здание, другой у зала заседаний, третий – возле самого олигарха. Координировали действия спецназа люди в костюмах, из-под которых подозрительно выпирали бронежилеты.

Сам Михаил Ходорковский жизнерадостно улыбался и даже поприветствовал журналистов взмахом руки перед тем как войти в зал. Журналистов туда не пустили: заседание было объявлено закрытым. Впрочем, не впустили внутрь с первого раза и Роберта Амстердама. Лишь потом, приняв «специальное решение», ему разрешили присутствовать в качестве наблюдателя. Он в ответ пошутил, что в следующий раз будет писать ходатайство не в суд, а в спецназ ФСБ. «Там в деле ЮКОСа понимают больше», – пояснил он.

Впрочем, вскоре в заседании был объявлен перерыв. Из зала вышел Генри Падва. Он заметно нервничал и сообщил лишь одно: Генпрокуратура просит продлить для его подзащитного содержание под стражей до 25 марта. Затем он пару раз прогулялся по коридору суда в окружении коллег. И снова спрятался в кабинете, захватив заветный пакет с продуктами.

Через час заседание возобновилось. А еще через полчаса судебные приставы уже выставляли журналистов из здания суда. Рабочий день в суде закончился в 18.00. «Всех, кто не задействован в судебном процессе, просим выйти на улицу», – говорил полный мужчина в бронежилете, веско помахивая резиновой дубинкой. Суд же продолжился своим чередом.

Опубликовано в номере «НИ» от 23 декабря 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: