Главная / Газета 15 Декабря 2003 г. 00:00 / Политика

Конкурс сценаристов

Генеральную прокуратуру готовы реформировать. Как – пока не решили

Сергей ТКАЧУК

На днях председатель правительства Михаил Касьянов заявил, что в самом ближайшем будущем предполагается рассмотреть сценарии преобразования Генпрокуратуры. Не исключено, что еще до президентских выборов могут быть значительно урезаны ее полномочия. В частности, один из вариантов реформы предполагает объединение Генпрокуратуры с Министерством юстиции.

Пока не уточняют, какие полномочия в случае принятия «объединительного» плана» будут отданы двум частям новообразованной структуры. В то же время идея верховенства министерства над прокурорами давно апробирована на практике во многих странах мира. Если реформа пойдет по обкатанному на Западе сценарию, то, в частности, надзор за следствием, скорее всего, будет осуществляться судами, а поддержкой обвинения займется собственно прокуратура. Но самое главное, что в случае поддержки правительственной комиссией такого варианта реформы возглавлять прокуратуру придется заместителю министра юстиции, с чем заранее не согласен нынешний генпрокурор Владимир Устинов.

Впрочем, не согласен делиться своими полномочиями и министр юстиции Юрий Чайка. Слова представителя правительства в Конституционном суде Михаила Барщевского о необходимости слияния Генпрокуратуры и Минюста г-н Чайка назвал его частным мнением, не имеющим ничего общего с происходящим в действительности. Кроме того, по мнению чиновников министерства, в ситуации, когда Минюст и его структурные подразделения находятся в состоянии коллапса и нуждаются в экстренном реформировании, ни о каком слиянии с «другой закостенелой системой» и говорить не приходится.

Как бы то ни было, реальные очертания реформа приобретет только после Нового года. Тем более что последнее слово остается за главой государства, а он пока предпочитает не делать преждевременных выводов. Его встреча на прошлой неделе с главой Комиссии по правам человека Эллой Памфиловой только обострила интригу вокруг реформирования Генеральной прокуратуры. Предложения г-жи Памфиловой коснулись только упорядочения полномочий прокуратуры при проведении проверок. А ее критика в основном была направлена на прокуроров, которые мыслят экономическими категориями вчерашнего дня, что «особенно проявляется в уголовном преследовании бизнеса». Поэтому не исключено, что вектор реформы направлен вовсе не на либерализацию карательной системы в России, как полагают правительственные чиновники. Если верить другим мнениям, в том числе высказываемым на встречах с президентом, то прокуратуре только слегка «наступят на хвост» за неуклюжие действия по последним экономическим делам и отпустят с миром. А статус «священной коровы», Генеральной прокуратуры, а также обязанности ее руководителей останутся неприкосновенными.



Борис КУЗНЕЦОВ, адвокат:
– Эта реформа будет исходить из того, что Генеральная прокуратура объединяет следствие, надзор и обвинение одновременно. Такая ситуация недопустима, поэтому следствие у прокуроров будет отобрано и отдано Министерству внутренних дел или следственному комитету. Общий надзор тоже не должен находиться в сфере компетенции Генпрокуратуры по той простой причине, что она не имеет полномочий осуществлять его. Ведь каждый раз прокуроры как бы перепоручают эти полномочия суду. Так зачем, спрашивается, нужен такой посредник на пути прохождения дела? Что касается некоторых планов слияния прокуратуры и Минюста, то мне пока не совсем понятно, какими именно функциями поделятся прокуроры. Скажем, расследование Министерство юстиции самостоятельно вести не может, а только в порядке обращения. Одно понятно: Устинова и Бирюкова в реформированной прокуратуре не будет.

Валерий ШИРВИНСКИЙ, заместитель руководителя Российского федерального центра судебной экспертизы при Минюсте:
– Если «начинка» и Минюста, и Генпрокуратуры будет состоять из честных людей, тогда вопросы о реформировании отдельных властных органов в нашей стране будут стоять совсем в другой плоскости. Мы с вами еще не были свидетелями того, как эти две структуры взаимодействуют между собой, поэтому надо посмотреть, что получится из этого тандема. К примеру, Министерству юстиции вполне могут быть переданы некоторые функции, но мне не совсем понятно, как с ними там собираются справляться. К тому же Минюст сегодня достаточно самостоятелен, чтобы пренебречь правительственными рекомендациями. Взять хотя бы ГУИН – государство в государстве. Одного этого управления, живущего своей жизнью, Минюсту достаточно. Именно поэтому министр Чайка достаточно настороженно относится к перспективам объединения.

Светлана ГАННУШКИНА, председатель организации «Гражданское содействие»:
– Многие обращают внимание на то, что Генеральная прокуратура осуществляет и следствие, и надзор. Но мало кто обратил внимание на чрезвычайную вялость, с которой прокуроры подходят к своей работе. У доктора Рошаля даже возникла идея принять закон, закрепляющий необходимость соблюдать законы. Это, конечно, шутка, но человек сейчас больше доверяет преступникам, чем правоохранительным органам. Причем Генпрокуратура покрывает преступления, совершенные сотрудниками МВД. По-настоящему страшно, когда женщину избивают на улице, а в прокуратуре ей дают наш адрес, потому что сами не могут ничего сделать. Реформа назрела, и правозащитники ждут от нее многого. Необходимо создание единого правового пространства и соблюдение правовых актов, издаваемых на местах.

Опубликовано в номере «НИ» от 15 декабря 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: