Главная / Газета 10 Декабря 2003 г. 00:00 / Политика

«Голос» протеста

Правозащитники требуют признать результаты выборов недействительными

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО

Вчера ассоциация защиты прав избирателей «Голос» представила предварительные итоги мониторинга выборов в Госдуму 7 декабря. Правозащитники утверждают, что на выборах имел место массовый вброс бюллетеней, а подсчет голосов на большинстве участков проводился с грубейшими нарушениями закона.

shadow
7 декабря наблюдатели ассоциации «Голос» присутствовали на 4,5 тыс. избирательных участках в 30 регионах России. Руководитель ассоциации Лилия Шибанова поначалу надеялась, что нарушений в ходе голосования почти не будет: «Ведь все было сделано до выборов». Но тревожные сигналы стали поступать с самого утра. Началось с того, что многие избиратели не обнаружили себя в списках. Причем это были люди, всю жизнь прожившие на одном месте, постоянно там прописанные и никуда не переезжавшие. Вскоре выяснилось, что по негласному указанию руководителей местных администраций из списков избирателей исключили тех, кто не голосовал на прошлых выборах. Таким способом главы администраций рассчитывали увеличить процент явки в подведомственных регионах. Люди шли жаловаться начальнику участковой избирательной комиссии, их вписывали в дополнительный список. К вечеру на таких участках возникали огромные дополнительные списки. Причем, что за люди туда были в итоге включены, проверить невозможно, поскольку списки не были сброшюрованы и скреплены печатью.

Каждый наблюдатель «Голоса» считал избирателей, пришедших на участки. Потом результаты подсчета сравнивали с данными избирательных комиссий, и всюду оказывалось, что бюллетеней выдано на 100–400 штук больше. Особенно отличился Татарстан, где данные по всем контролируемым участкам были близки к максимальной цифре. Учитывая, что избирательный участок – это 1,5–2 тыс. избирателей, из которых половина не ходит на выборы, «дополнительные» бюллетени могли предопределить победу одних кандидатов и неудачу других. Причем явку избирателей многие избирательные комиссии считали не по числу избирателей, расписавшихся за выданный бюллетень, а по разнице между количеством бюллетеней, имевшихся утром, и количеством оставшихся вечером после закрытия участка.

Голосование на дому согласно закону происходит по заявлению человека, который не может прийти на участок. И количество таковых обычно не превышает 1%. 7 декабря этот показатель составил 6%. По утверждению наблюдателей, это произошло потому, что бригады для голосования на дому направлялись к тем людям, которые вовсе не заявляли о своем желании голосовать. Таким способом повышалась явка и оказывалось давление на избирателей, которым члены комиссии «советовали», как голосовать.

Массовые нарушения были замечены и при голосовании военных, и при голосовании людей, находящихся в больницах. По закону списки солдат-срочников должны подаваться в избирательную комиссию не позднее чем за 3 дня до голосования. В реальности списки прибывали вместе с солдатами, которые сразу же голосовали. В больницы бюллетени отправлялись по заявлениям неустановленной формы, где вместо фамилий с паспортными данными пациентов сообщалось просто их число. Сплошь и рядом люди с открепительными удостоверениями голосовали и за кандидатов-одномандатников, в выборах которых они не имели права участвовать.

Подсчет голосов согласно закону должен проходить следующим образом. Все бюллетени вытряхивают из урны на стол, затем берут по одному, разворачивают, показывают всем присутствующим, где стоит галочка, и кладут в соответствующую стопку. Вместо этого, по утверждению наблюдателей «Голоса», члены избирательных комиссий сначала быстро рассортировывали бюллетени на стопки, а затем считали их, отгибая уголки. Где на самом деле стояли галочки на бюллетенях в этих стопках, так и осталось для наблюдателей загадкой.

Если наблюдатели от «Голоса» 7 декабря в течение всего дня возмущались, писали жалобы, которые у них не принимали, то наблюдатели от партий и кандидатов на нарушения предпочитали не реагировать. Многие открыто признавались, что не знают избирательное законодательство. Когда представители «Голоса» просили их подписаться под жалобой, те отказывались. А в результате жалобу не принимали под тем предлогом, что «20 наблюдателей говорят: все нормально, и только один жалуется». И после подсчета голосов «уголками» бюллетеней партийные наблюдатели молча подписывали протокол. Руководитель ассоциации «Голос» Лилия Шибанова утверждает, что нынешние выборы были «сделаны» именно на участках, «поэтому сверять результаты протоколов с опубликованными ЦИК уже не имеет смысла».

Окончательно данные мониторинга выборов будут подведены через неделю. Но уже сейчас ассоциация «Голос» ведет переговоры с СПС, наблюдатели которого присутствовали на 10 тыс. участков, о подаче совместного иска о признании результатов выборов недействительными в связи с выявлением многочисленных нарушений. Вчера же один из лидеров СПС Борис Надеждин заявил, что СПС ведет переговоры с КПРФ о сверке имеющихся у каждой партии данных о подсчете голосов. «Если подтвердится, что они существенно отличаются от официальных, мы согласно российскому законодательству намерены обжаловать их результаты в суде».


Опубликовано в номере «НИ» от 10 декабря 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: