Главная / Газета 4 Декабря 2003 г. 00:00 / Политика

«Нас ждет документальное кино, цветное закончилось…»

Владимир Жириновский о предварительных итогах предстоящих выборов в Госдуму и о политической ситуации в стране

Людмила ПИВОВАРОВА
shadow
– Владимир Вольфович, многие специалисты, прогнозируя итоги предстоящих выборов, говорят об их предопределенности и вместе с тем о полной непредсказуемости дальнейшего политического курса. Вас такое положение вещей не настораживает?

– Нет, не настораживает. Мы вынуждены быть страной в тумане. Потому что у нас слишком много недругов. И Пекин за нами следит, и мусульманский мир, и Брюссель, и США. Мы работаем на 4 фронта, и так было всегда. Нейтральность и непредсказуемость дадут нам больше пользы, чем жестко выраженный курс, который может привести к обострению ситуации. Нам никогда нельзя было в открытую говорить о наших позициях, и во внутренней политике, и во внешней. Например, в Грузии сейчас создался великолепный вариант. Нам выгодно, чтобы новые власти окончательно привели Грузию к кризису. Поэтому мы говорим, что будем поддерживать с ними отношения. Так и во внутренней политике. Я уверен, что никто не доволен тем, что мы вынуждены давать больше денег в Татарию и Башкирию и меньше в другие регионы. Одно дело – обозначить в бюджете, а другое дело – реально дать. Мы говорим: да, вы получите 12 миллиардов, а на самом деле ничего не дадим.

– Как вы относитесь к тому, что сейчас, по сути, одной партии отводят ключевую роль в будущей Думе, а об остальных говорят, как о партиях-статистах.

– Это опять же вынужденная мера для того, чтобы создать правильную картинку того, что у вертикали власти есть опора в парламенте. Они ее делают искусственно, как и большевики. Которые в свое время искусственно сделали ставку на нацменьшинства, чтобы удержаться у власти. Но при этом они эту идею закамуфлировали под названием «советский народ». На самом деле это была прямая ставка на национальные окраины. Эта политика с 1917 года ведется, но под прикрытием «советского народа». Есть реальность, а есть ее прикрытие.

– Будет ли, на ваш взгляд, Россия играть значительную роль в политике обновленной Грузии?

– К власти в Грузии пришел чисто проамериканский ультранационалистический режим в лице Саакашвили, Бурджанадзе и Жвания. То есть то, что хотел делать сам Шеварднадзе, он доверил теперь этой молодежи, а от него Грузия просто устала. Поэтому он и не уезжает оттуда, понимая, что его безопасность обеспечена, ибо он этих птенцов вырастил. России необходимо договориться с малыми автономиями, с Абхазией, с Южной Осетией, с Аджарией, с Мингрелией, гарантировать им получение более высокого статуса, прекратить всякую экономическую помощь Тбилиси, перейти на мировые цены, и режим рухнет в ближайшие несколько месяцев. Они даже не смогут провести выборы. Такой резкий разлом приведет к тому, что на смену этому проамериканскому триумвирату придет генерал спецслужб Грузии, патриот и заключит с Россией соглашение еще более близкое, чем с Белоруссией. Грузия никуда не денется. Русский язык и наша экономика притягивают ее к нам. Она не жизнеспособна и никогда не была жизнеспособной.

– По результатам предварительных выборов «Единая Россия» набирает 32 процента голосов. Насколько реальны эти результаты?

– Реально они набирают 15 процентов. Все чиновники страны, весь потенциал власти в состоянии обеспечить 15 процентов. Это примерно шестая часть избирателей...

– Каково ваше отношение к тому, что второе место по телепопулярности, после президента, сегодня занимают Борис Грызлов и Сергей Шойгу?

– Это просто телезомбирование людей, обычная пропаганда. И народ наш эту пропаганду не воспринимает. И никакого влияния нет ни у Грызлова, ни у Шойгу.

– Владимир Вольфович, а что реально произошло в ситуации отстранения вас от теледебатов на НТВ?

– На самом деле шли нормальные дебаты, оскорбительный выпад в мой адрес сделал Делягин, как эксперт СПС, назвав меня грубым хамским словом «животное». Вот это была ошибка, но меня это не возмутило, Шустер сам ему сделал замечание. После этого в узком проходе к выходу из студии собралось очень много VIP-персон, и все со своей охраной. Естественно, при выходе какие-то столкновения могут быть. Но я никого не ударил и меня никто не ударил. Какие-то, может быть, слишком резкие шаги были со стороны моей охраны, но я их уволил. Я раз уже увольнял охранников, после первых дебатов, которые были на втором канале, там тоже было обострение. В основном это ошибки охраны, они не знают, как им реагировать. Я никогда никого не оскорбляю и ни на кого не нападаю, это все провоцируемые конфликты. Я не понимаю, почему вдруг передали информацию, что Жириновский рад, что у генерала Шпака погиб сын на Кавказе. Даже если у последнего бандита где-то погибнет ребенок, я никогда не буду радоваться, если где-то собака последняя дворовая попадет под трамвай, я никогда этому радоваться не буду! У меня с генералом хорошие отношения. Как к человеку, к нему и к его сыну я испытываю большое уважение. Думаю, что и среди сотрудников НТВ ко мне никто не испытывает никаких отрицательных эмоций. Они меня всегда приглашали, и рейтинг их передач только повышался. Сейчас переговоры ведутся о возможности возобновления договора, мы надеемся на положительное решение, и в пятницу утром, и вечером снова будем участвовать в теледебатах.

– В чем, по-вашему, отличие текущей избирательной кампании от всех предыдущих?

– Больше всего мне нравилась кампания 1993 года. Максимальная свобода была, мы победили сразу, потому что нам просто не мешали. В 1999 году пошла грязь и излишний компромат. А в этом году действительно молчаливая, слишком зарегулированная кампания. И это в основном вина Минюста. Зарегистрированы партии, у которых нет никаких отделений и численного состава. Кто эти 18 партий? Я объехал всю страну, нигде этих партий на местах нет. Нельзя было допускать к выборам эти политические партии. Борьба должна была идти только между пятью партиями («Яблоко», СПС, «Единая Россия», ЛДПР, КПРФ), и только между ними нужно было устраивать дебаты, это вынудило бы «Единую Россию» в них участвовать.

– У вашей партии есть реальная политическая программа, на чем она основывается?

– ЛДПР имеет наиболее четкую позицию по проблемам развития государства. Это самое главное. Мы за унитарную республику. Ни одна партия не говорит об унитаризме, все говорят только о федерации, которая невозможна для России, так как здесь живут 160 народов! Мы жестко выступаем за вертикаль власти. Еще в 1998 году я говорил обо всем, что делается сейчас. А 31 августа 1997 года я обещал, что в новом году мы объявим о создании единого государства Россия – Беларусь. Я знал, что многие недовольны символикой нашего государства, и я говорил, что мы восстановим гимн с той музыкой, под которую мы все родились. Через 4 года восстановили. Всё, о чем я говорил последние 10 лет, сегодня делает Кремль. И сейчас говорю, что не нужны нам 89 субъектов Федерации, достаточно 15 крупных экономических регионов, которые практически автономны. Все граждане любой национальности на территории всего нашего государства будут обладать везде равными правами. Вот новое устройство России! Увидите, что через 5–7 лет так будет.

– Вы не могли бы уже сейчас представить некую модель будущей Думы. Вы согласны с тем, что она абсолютно управляема?

– Согласен, и считаю, что это очень важно для России. Почему? Вот вам пример с Грузией. Неуправляемый парламент, они выгнали президента, и Грузия погибнет. Так же погибла Югославия. Следующей будет Молдавия, потом Украина, они свергнут Кучму, оппозиция Ющенко, деньги – все готово для этого. Последний удар нанесут по Лукашенко и потом подойдут к Москве. Вы хотите, чтобы к нам пришли с теми же лозунгами и с теми же молодчиками?! Нам ни в коем случае не нужно открытое гражданское общество. По предварительным итогам голосования «Единая Россия» получит 24 процента, ЛДПР – 20, КПРФ – 12, а остальные партии в Думу не пройдут. Еще от одномандатников «Единая Россия» получит необходимое большинство. Будет тихая, спокойная, управляемая Дума. Которая нужна сегодня президенту, чтобы она хотя бы не мешала ему начать борьбу с неуправляемыми губернаторами, с сепаратистами, с мафией. У нас действует алмазная мафия, пивная, металлургическая, лесная, рыбная, с незаконным экспортом цветных металлов тоже нужно вести борьбу. У президента должна быть свобода для того, чтобы начать борьбу с преступностью.

– Не пошатнет ли управляемость парламента наши позиции на Западе?

– Ничего не пошатнет, ибо на Западе такие же управляемые парламенты. Все, что нужно Шираку, делает французский парламент. Все, что нужно Шредеру, делает бундестаг, а все, что нужно Бушу, делает конгресс. Поэтому везде сегодня мир вступил в формат управляемой демократии и усиления правоохранительных структур. Демократия XIX века и середины ХХ века закончена, ибо мир слишком опасный и хрупкий.

– Кто войдет в руководство новой Государственной думы?

– Борис Грызлов будет председателем нижней палаты парламента. Владимир Васильев возглавит комитет по безопасности, вместо Александра Гурова. Андрей Кокошин – Комитет по обороне вместо Андрея Николаева. Валерий Гребенников будет возглавлять объединенный комитет по законодательству. Олег Ковалев останется руководителем комитета по Регламенту. Всего будет 14 комитетов, не больше. ЛДПР получит три комитета: по информационной политике, по социальной политике, по науке, культуре и образованию.

– А кто в таком случае может занять пост министра внутренних дел?

– Рашид Нургалиев, нынешний исполняющий обязанности министра МВД. Его поэтому и назначили исполняющим обязанности, чтобы он освоился. Сергея Иванова могут поставить вместо Михаила Касьянова, на пост председателя правительства. Кандидатура нового премьер-министра будет определена весной. Если Сергей Иванов останется министром обороны, тогда кресло председателя правительства займет Борис Алешин, сегодняшний вице-премьер по ВПК.

– Каким будет, по вашим предположениям, процент избирателей, проголосовавших на выборах?

– 65 процентов придут на выборы. И против всех проголосуют около 12 процентов. «Единая Россия» получит большинство за счет одномандатников. Губернаторы у нас еще более послушные, чем депутаты.

– Это так же хорошо, как и управляемая Дума?

– Это пережитки правления КПСС. C другой стороны, это возрождение самодержавной России. Как только князья начинали саботировать указания царя, рушилась империя и ослабевало русское государство. Мы можем жить только в формате мощного централизованного государства. Скучнее, согласен. Более серая жизнь, согласен. Но более безопасная. Я вас уверяю, большинство граждан согласятся с серой жизнью. У нас будет документальное кино, цветное закончилось. Абсолютному большинству граждан не нужны «мерседесы» и казино, не нужны фитнес-центры и косметические лечебницы, не нужна французская косметика и французское вино по тысяче долларов за бутылку. Я с удовольствием покупал «Шампанское» за 2 рубля 97 копеек, и вся страна покупала его на Новый год. Сегодня деньги России работают на экономику Запада. На Западе наши танцоры и наши спортсмены, наши футболисты и хоккеисты. И самое противное: наши женщины во всех публичных домах! Запад сделал колонией всю планету. Пять миллиардов человек работают на один «золотой миллиард», к которому мы не относимся, мы посередине между этим отсталым азиатско-африканским миром и западнохристианским обществом изобилия.


Опубликовано в номере «НИ» от 4 декабря 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: