Главная / Газета 25 Ноября 2003 г. 00:00 / Политика

«Медвежья» услуга

«Единая Россия» укусила сама себя за лужковский локоть

Олег МАСЛЕННИКОВ

Вряд ли стоит сомневаться, что предложенный «Союзом правых сил» законопроект, по которому политические партии и кандидаты в президенты, отказавшиеся участвовать в телевизионных дебатах, могут быть отстранены от участия в избирательной кампании, не получит необходимого большинства голосов. Поводом для внесения законопроекта, как все помнят, явился отказ от участия в теледебатах «Единой России». Хотя сегодня законопроект и поддерживают оскорбленные этим отказом аграрии, народники и КПРФ, чьих совокупных голосов вполне достаточно для его прохождения через Думу, можно не сомневаться, что к моменту голосования это большинство, как уже неоднократно приходилось наблюдать, незаметно рассосется. А значит, «отказническая» стратегия «единороссов» останется обязательной для всех членов и ставленников партии власти.

С точки зрения партийной дисциплины, учитывая своеобразие теледебатов «по-российски», отказ от теледебатов, может, и имеет смысл. Но в некоторых случаях он нанесет серьезный ущерб кампаниям одномандатников и кандидатов в региональные структуры. Один из самых заметных примеров этого побочного эффекта – выборы мэра Москвы.

Послушный отказ Юрия Лужкова участвовать в теледебатах с кандидатами на пост мэра Москвы, конечно, будет оценен федеральным центром как еще один артефакт демонстрации новой лояльности столичного градоначальника. Но предвыборную борьбу в конкретном случае московской диспозиции не облегчит. Скорее, наоборот.

Во-первых, московские выборы никогда не были «партийными». Даже попытка СПС выставить в 1999 году «партийного» кандидата Кириенко привела к тому, что столичный избиратель провалил дефолтного премьера, а отнюдь не фаворита правых сил.

Во-вторых, по стечению обстоятельств именно сейчас у Лужкова появился действительно серьезный соперник. Александр Лебедев, глава «НРБ групп», не один год руководящий группой кампаний с совокупным капиталом более 1 млрд. долл., в кратчайшие сроки обогнал даже не стартовый, а итоговый рейтинг Кириенко.

Его критика деятельности московского правительства настолько ясна, педантична и взвешенна, насколько это может исходить от человека, привыкшего работать с точными цифрами. И именно поэтому уход Лужкова от дебатов выглядит очень бледно в глазах столичного избирателя (которому, напомним, совершенно не близко воспринимать Лужкова как члена «Единой России» и делать поправку на решения какой бы то ни было партии).

Лужков, вероятно, сейчас кусает локти. Ведь известно, что за последние год-два популярность Юрия Михайловича в Москве несколько пошатнулась. Так, по данным ВЦИОМа, в январе 2003 года лужковский рейтинг упал до самой низкой отметки за последние девять лет.

Разумеется, в абсолютном значении рейтинг пока не вызывает у лужковского штаба (а уж тем более у «Единой России») опасений за исход выборов. Но, во-первых, мы уже неоднократно видели (и сам Юрий Михайлович тоже вряд ли забыл горький опыт ОВР), как стремительно умеют сдуваться самые благополучные рейтинги. А во-вторых, что гораздо важнее, Москва не тот город, где Лужкову достаточно победить со сколь угодно малым перевесом. Это может позволить себе альтернативный кандидат, но не действующий мэр. Неубедительная победа свяжет Лужкову руки, лишит его пространства для уверенного политического маневра и превратит в марионетку федерального центра, а в Москве это смерти подобно и для мэра, и для самого города.

Неудовольствие отказом Лужкова от дебатов, которое сейчас выражает штаб Александра Лебедева, понятно: Лебедеву в отличие от других кандидатов действительно есть что сказать. Но все-таки положа руку на сердце нужно признать: «медведи» своим партийным решением оказывают услугу прежде всего ему. Из двух козырей Лужкова – заслуг перед москвичами и личной харизмы – одного его лишили. Лебедев остается «при своих» и при возможности набирать очки, развивая свое видение будущего столицы в отсутствие какого бы то ни было оппонирования. С этой точки зрения на данный момент фаворит выборной гонки именно он.

Лужков же, выбрав «партийную дисциплину» и отказавшись от роли самостоятельной политической фигуры, нашел свою Сциллу и Харибду: если он все-таки победит на выборах, то будет в значительной степени более зависим от центра. А если проиграет, то, и оказавшись депутатом Госдумы, вряд ли после поражения попадет на первые роли в своей фракции.


Опубликовано в номере «НИ» от 25 ноября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: