Главная / Газета 10 Ноября 2003 г. 00:00 / Политика

День предвыборного гнева

7 ноября под красными знаменами собрались непримиримые враги

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО

Митинги в Москве в годовщину Октябрьской революции показали, что российские коммунистические организации ненавидят друг друга не меньше, чем власть. Так, сторонники «Трудовой России» считают лидера КПРФ Геннадия Зюганова предателем, а национал-большевики даже попытались провести его символические похороны.

shadow
На митинг утром 7 ноября все левые организации собирались в одном месте – на Калужской площади. Сторонники КПРФ с красными флажками и бантами приценивались к коммунистической литературе и советской символике. Пионерские и комсомольские значки уходили по 15 рублей, уставы КПСС разных годов выпуска – по 25, а незаполненные партийные и комсомольские билеты – по 200. Здесь же некое движение «Референдум» собирало подписи «За отмену Государственной думы».

Национал-большевики принесли гроб и портрет Геннадия Зюганова в траурной рамке. Однако гроб стражи порядка тут же конфисковали и унесли в отделение, поэтому идти лимоновцам пришлось с одним портретом. Они построились в колонну, впереди поставили двух девушек в расстегнутых черных кожаных куртках, под которыми виднелись белые рубашки и черные галстуки. Девушки держали портрет Зюганова, а молодой человек с мегафоном во главе колонны кричал: «Мы не можем допустить, чтобы политические трупы ездили по городу на служебных автомобилях, занимали свои кабинеты». Другие нацболы хором обзывали лидера КПРФ нехорошим словом. Пожилые коммунисты тихо матерились в сторонке, но в пререкания с лимоновцами никто не вступал.

В колонны коммунисты КПРФ строились по округам и районам. На многих были красные жилеты с белой символикой КПРФ и шерстяные буденовки со звездой. Возглавлявшие одну из колонн пионеры с красными галстуками развернули транспарант «7 декабря будь с нами». Транспарант постоянно выскальзывал из рук и падал на асфальт. Пионеры смеялись и вновь поднимали его. Рядом несколько девушек в партийных жилетах несли тяжелые красные знамена. Корреспондент «Новых Известий» поинтересовался у них:

– Авангард красной молодежи Анпилова – это тоже ваши?

– Где? Какой авангард? – девушки испуганно принялись крутить головами. Потом одна смущенно ответила: -–Мы не знаем.

Вопрос «Ребята, вы пионеры или комсомольцы?», адресованный подросткам с антибуржуйским плакатом, озадачил их не меньше. Один из парней побежал в дальний конец колонны, и вернувшись, уверенно сообщил:

– Комсомольцы.

Зато старик с портретом Сталина и подписью «Наше дело правое, мы победим» точно знал, кто он, поэтому выспрашивал у всех, где идет колонна Союза советских офицеров.

От Калужской площади демонстранты двинулись по улице Большая Якиманка. Красные знамена колыхались под растяжками с рекламой элитных квартир в Кунцево и BMW пятой серии. Неуемные национал-большевики и здесь попытались вмешаться. Обогнав по тротуару коммунистические колонны, они чуть было не возглавили все шествие. В последний момент их остановил тройной кордон милиции и дружинников. От колонны явственно несло перегаром. Парни обнимались с девушками.

На Каменном мосту при виде Кремля заиграл идущий впереди оркестр. А из головной колонны понеслись лозунги: «Капитализм – дерьмо!». «Вспомните, гады, красные бригады!».

Приблизившись к зданию Государственной думы, демонстранты увидели, как российский триколор над зданием спускается вниз, а вместо него поднимается красный государственный флаг СССР с серпом и молотом.

– Зюганов вешает. Молодец! –раздалось в толпе.

А с крыши Госдумы на толпу посыпались поздравительные листовки. Затем на асфальт упал российский государственный флаг. Милиционер схватил его в охапку и быстро унес обратно в здание Госдумы. Через полчаса власть на крыше Госдумы восстановили, и над ней вновь взвился российский триколор.

На Лубянской площади колонну встречал Геннадий Зюганов. Но не живой, а в прошлогодней записи, демонстрировавшейся по монитору. Он сурово заявлял, что президент Путин боится коммунистов и поэтому запретил митинговать на Красной площади. А живой Геннадий Зюганов в буденовке со звездой скромно стоял за сценой. На сцене же в это время всем заправлял главный политтехнолог КПРФ Илья Пономарев. Народ подтягивался. Со сцены просили проходить к зданию КГБ, «временно переименованному в ФСБ».

Первым из вождей на сцену вышел лидер московских коммунистов Александр Куваев.

– Пора менять власть! Власть трудовому народу! – закричал он в микрофон. Затем на сцену по одному стали выходить по ранжиру коммунистические начальники от Геннадия Зюганова и Валентина Купцова до вторых секретарей райкомов Москвы. Зарубежных коммунистов представляла приехавшая с Кубы дочка Эрнесто Че Гевары.

Пока начальство со сцены поздравляло собравшихся, в другом конце площади человек, похожий на Владимира Ильича Ленина, позировал перед камерой с плакатом «Слава китайскому народу!» и приговаривал:

– Вот с кого, батенька, надо жизнь строить!

Рядом мастер возрождения русских народных инструментов Валерий Брызгалов размахивал красным штандартом с изображением Спартака, которого он считает первым коммунистом. Коммунистами, по мнению Валерия Брызгалова, также были и Александр Невский, и Иван Грозный, и Минин с Пожарским, и Кутузов, и Петр Первый.

При входе на Лубянскую площадь выставила пикет Национально-державная партия России. Мужчина раздавал антизюгановские листовки. Проходившие брали их, смотрели и тут же рвали. А мужчина продолжал раздавать листовки и кричал: «Это жиды рвут!» Рядом возвышался плакат, гласивший, что слова «жид» и «коммунист» – синонимы и что комиссары в гражданскую войну были сплошь евреи. Здесь же вывесили список сионистских организаций, обосновавшихся в Москве. В сионисты попала даже израильская клиника «Металь», которая занимается восстановлением потенции.

Свой маленький митинг собрало и движение «За компьютер!». Пять юношей и три девушки выступают за то, чтобы все решения в политике принимали не люди, а машины, и тогда не будет коррупции. На их плакатах красовались значки Microsoft и Internet Explorer.

– Вы серьезно считаете, что машины смогут управлять миром?

– А вы находите серьезным весь этот кич, возведенный в ритуал?

«Трудовая Россия» Виктора Анпилова митинговала отдельно от КПРФ, напротив Большого театра. Ораторы выступали, стоя в кузове грузовика. Здесь говорили о революции, о борьбе до последней капли крови, о том, что настоящие комсомольцы сидят в тюрьмах, а не празднуют в Кремле. Зюганова называли предателем, а когда корреспондент «Новых Известий» поинтересовался, кого же предал товарищ Зюганов, один из митингующих разъяснил:

– Разве Зюганов настоящий коммунист? Столько лет в Госдуме, а советская власть еще не наступила!


Опубликовано в номере «НИ» от 10 ноября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: