Главная / Газета 7 Октября 2003 г. 00:00 / Политика

Недозволенная связь

Общественным контролерам хотят запретить общаться с осужденными один на один

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО

До завершения осенней сессии Госдума планирует рассмотреть во втором, а возможно, и в третьем чтении проект закона «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания». Как выяснилось уже в ходе предварительного обсуждения документа, правозащитники и администрации тюрем и колоний абсолютно по-разному понимают функции общественных контролеров.

shadow
Президент Путин на представленном ему тексте законопроекта сделал пометку – «поддержать и доработать». Дума указание исполнила – 16 сентября законопроект в первом чтении одобрили 385 депутатов. Затем началась доработка.

Правозащитники захотели увеличить количество общественных контролеров. В проекте закона говорилось о списке из десяти проверяющих в каждом субъекте Федерации. Руководитель фонда «Социальное партнерство» Валерий Борщев предлагает увеличить их численность до 20, либо определять их количество из расчета один контролер на одну тысячу заключенных, находящихся в СИЗО и колониях региона. А директор Института прав человека Валентин Гефтер предлагает узаконить посещение колоний не по согласованному с прокуратурой трехмесячному плану, а в режиме «горячей линии» – «человека побили, он или его родственники позвонили – мы едем».

В свою очередь директор общероссийского попечительского совета уголовно-исполнительной системы Борис Сушков убежден, что частое появление контролеров дезорганизует работу сотрудников исправительного учреждения, у которых «и без них проблем выше крыши». А о посещении мест лишения свободы без предварительного согласования с администрацией вообще не может быть и речи. «Никакому удостоверению общественного контролера я не поверю, сейчас все документы подделать можно. Начну звонить, проверять, что это за человек», – заявил «Новым Известиям» начальник одной из колоний. А сотрудник администрации Дубравлага – расположенного в Мордовии крупнейшего в мире комплекса из 17 колоний, в которых одновременно отбывают наказание свыше 16 тыс. заключенных, считает, что закон необходимо дополнить пунктом об ответственности общественного контролера за «вступление в недозволенную связь с осужденным». Под «недозволенной связью» имеется в виду пронос в колонию спиртного и других запрещенных в местах лишения свободы вещей. Это особенно, по его мнению, актуально в связи с тем, что общественные контролеры будут обладать частичным иммунитетом – привлечь к ответственности их можно будет только с санкции прокурора соответствующего субъекта Федерации.

Что касается участия общественных контролеров в процедуре условно-досрочного освобождения из-под стражи, то Минюст считает его неконституционным, ибо общественная организация не имеет права участвовать в работе органов государственной власти. Правозащитники в свою очередь убеждены, что характеристики заключенных, предоставляемые администрацией суду, очень часто необъективны. Так, у одного осужденного числилось 11 нарушений режима, а на поверку оказалось, что он «не застегнул верхнюю пуговицу, не поздоровался с начальством и сделал из газеты пилотку».

За основу законопроекта об общественных контролерах был взят аналогичный закон Великобритании. Однако там к каждой колонии приставлены по два контролера, посещают они ее ежедневно и имеют собственные ключи от всех помещений, в которых содержатся заключенные. А российским правозащитникам приходится бороться даже за право общаться с заключенным наедине, в отсутствие «человека с ружьем».


Опубликовано в номере «НИ» от 7 октября 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: