Главная / Газета 29 Сентября 2003 г. 00:00 / Политика

Рука об руку

В появлении «оборотней в погонах» виноваты судьи, убежден адвокат одного из потерпевших

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО

Тульский фермер Николай Дубина – одна из жертв «оборотней». Три года назад он был осужден за хранение наркотиков. Сейчас Генпрокуратура рассматривает вопрос об отмене фермеру обвинительного приговора «в связи с вновь открывшимися обстоятельствами». На вопросы «Новых Известий» ответил адвокат Николая Дубины Евгений Черноусов.

Без суда виноватые
Без суда виноватые
shadow
– Насколько, по вашей оценке, изменилась милицейская практика после ареста «оборотней»?

– На организационном и нормативном уровнях никаких изменений не произошло. До сих пор не были созваны ни коллегия Министерства внутренних дел, ни коллегия Генпрокуратуры. Молчит и пленум Верховного суда, до сих пор никак не регламентированы действия судей в случае подозрений, что обвиняемому подбросили наркотики.

– Возможно, они полагают, что проблема была в конкретных людях, которые теперь нейтрализованы.

– Проблема в том, что борьба с наркоманией в России на сегодняшний день свелась к уголовно-репрессивным мерам в отношении больных. Милиция компенсирует низкую раскрываемость убийств, краж, мошенничеств, грабежей и разбоев большим количеством привлеченных к уголовной ответственности за незаконное хранение наркотиков без цели сбыта. Следователи охотно берутся за расследование этих преступлений, так как следственные действия фактически заканчиваются в день задержания обвиняемого. Результаты работы следователей оцениваются по законченным и направленным в суд уголовным делам.

– А если наркотики подброшены, почему не удается доказать свою невиновность в суде?

– Потому что наши суды всегда принимают во внимание в первую очередь показания сотрудников милиции. Зачастую обвиняемых на суде даже не допрашивают! Наркотики изымались? Изымались. Понятые подтвердили? Подтвердили. Все. В конечном счете именно это привело к появлению «оборотней». И вина судов здесь не меньше, чем вина самих «оборотней».

– Даже адвокат в таком деле ничем не может помочь?

– Эта категория дел оставляет для адвоката мало вариантов. По действующему законодательству, более пяти тысячных грамма героина – это особо крупный размер наркотика. Срок от 7 до 15 лет. Как за колоски в 37-м году. А если еще есть и заключение о наркозависимости обвиняемого, то оправдания в наших судах по таким делам добиться просто невозможно. У нас не принято отпускать на свободу наркомана. Хотя заключение о наркозависимости тоже зачастую бывает сфальсифицированным.

– То есть человек перед «оборотнями» беззащитен?

– Чтобы обезопасить себя от подброса наркотиков, некоторые мои коллеги-адвокаты специально зашивают все карманы, вещи носят исключительно в прозрачных пакетах и на улицу стараются выходить в сопровождении нескольких человек, чтобы те могли выступить как свидетели. Но так делают те, на кого может вестись охота. А обычному гражданину надо помнить, что даже сотрудники милиции имеют право войти в вашу квартиру только при наличии санкционированного судом постановления о проведении обыска или ареста конкретного гражданина. И только в присутствии не менее двух понятых. Во время обыска потребуйте совместного нахождения всех участников следственного действия в одной комнате. Если кто-то из милиционеров выходит в другую комнату, обратите на это внимание понятых и собственноручно запишите в протокол.


Опубликовано в номере «НИ» от 29 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: