Главная / Газета 2 Сентября 2003 г. 00:00 / Политика

Репетиция цензуры

Власть тренируется ограничивать права и свободы граждан

Николай ОРЛОВ, Владивосток, Полина ШЕРШНЕВА
Главное, чтобы в привычку не вошло
Главное, чтобы в привычку не вошло
shadow
В приморском крае подводят итоги первого в России эксперимента по введению предварительной цензуры. Пока учебной. В ходе командно-штабных учений на Тихоокеанском флоте имитировалось введение в регионе чрезвычайного положения. Пока военные стреляли и маневрировали, гражданские власти радостно возрождали институт цензоров, готовили список запрещенных тем и рассылали по редакциям обращение губернатора. Учениями чиновники остались очень довольны.

Вечером 18 августа в администрации Приморского края был вскрыт пакет с указом президента РФ о введении на территории региона чрезвычайного положения. Руководителем временной администрации был назначен губернатор Сергей Дарькин, комендантом – заместитель командующего ТОФ вице-адмирал Александр Конев.

В это время в студии телерадиокомпании «Владивосток» уже сидел дежурный диктор, готовый в любой момент зачитать в эфир обращения губернатора и президента. Для оперативного оповещения предполагалось прервать программы проводного радио, Первого канала и ВГТРК, которые принимают на всей территории края. Утром 19 августа были готовы гранки газеты «Владивосток» со специальным выпуском: на первой полосе фотографии президента РФ и приморского губернатора с текстами обращений, распоряжение губернатора, телефоны оперативных служб. В шапку первой полосы вынесли, видимо, ради смеха, плакаты «Родина-мать зовет» и «Ты записался добровольцем?».

В 21.00 в администрации, словно по боевой тревоге, собрались руководители крупнейших предприятий и СМИ. Новоиспеченный руководитель временной администрации немедленно поручил комитету прессы, информации и полиграфии разработать положение о цензуре. При подготовке нового документа главным образом руководствовались указом президента РФ от 24 января 1998 г. «О перечне сведений, отнесенных к государственной тайне».

«Первым делом мы обратились за помощью в штаб флота, – рассказал «Новым Известиям» председатель комитета прессы, информации и полиграфии администрации Приморского края Андрей Норин. – Оказалось, что у них есть свой, внутренний цензор, стоящий на защите военных тайн. Одного офицера прислали и нам, но он оказал только методологическую помощь».

На тринадцати страницах был строго обозначен перечень запрещенных к публикации сведений. Это информация, раскрывающая стратегические планы применения войск, сведения о выпуске и поставках средств бактериальной или медицинской защиты, данные по политическим, военным, научно-техническим или экономическим вопросам в отношении одного или ряда иностранных государств, полученные в доверительном порядке.

В отдельном пункте руководителей СМИ попросили не препятствовать работе цензоров. Ответственным за соблюдение новых правил назначили первого вице-губернатора Федора Новикова. Кроме этого, комендант издал распоряжение «Об особом порядке аккредитации представителей СМИ». Для того чтобы получить какие-либо сведения из временной администрации, журналист должен был предоставить в комендатуру полную информацию о себе. Следовало заполнить и специальную карточку, в которой нужно перечислить всю аппаратуру. А иностранным журналистам подобную аккредитационную карту необходимо было заполнить в Министерстве иностранных дел РФ. На принятие решения об аккредитации комендант оставил себе 48 часов. Журналистов предупредили, что любые нарушения требований комендатуры могут повлечь приостановление их деятельности на срок от одного до трех месяцев.

«Сейчас имитировалась ситуация ЧП, поэтому и цензура была соответствующая, – откровенничает Андрей Норин. – Наверное, если бы разыгрывался сценарий военных действий, все было бы иначе. Возможно, стали бы наказывать СМИ за проявление пораженческих настроений».

А рычаги для наказания у властей были. За нарушение распоряжения о введении цензуры главного редактора могли временно отстранить от должности без решения суда, арестовать тираж, запретить выпуск передачи, сменить руководство теле- и радиокомпании, изъять видео- и аудиоматериалы. Глава края мог закрыть любое СМИ за разглашение тайных сведений или невыполнение положения о цензуре.

Как ни странно, организации, ставящие своей задачей защиту свободы слова, об «учебной» цензуре узнали только после завершения учений.

В Фонде защиты гласности «НИ» заверили, что данные о введении «предварительной» цензуры в настоящий момент ими проверяются. А потому комментировать ситуацию пока не готовы.

Интересно, что учения по введению цензуры не вызвали опасений и у одного из разработчиков Закона о СМИ, депутата Госдумы Бориса Резника. «Я считаю совершенно нормальным, что подобная ситуация прорабатывается на случай введения ЧС, – сказал он «НИ». – Такие ограничения практикуются во всех нормальных государствах».

«Учения по введению цензуры в нашей стране начались еще в 2002 году, – считает директор Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов. – Ограничения для СМИ в условиях ЧС, конечно, прописаны в законах. Но не цензура. Она запрещена Конституцией, об этом четко говорится в 29-й статье. Но вот вам пример: в Чечне режима ЧС нет, а цензура – есть. Все просто, генералы прочли доктрину информационной безопасности. Они хотят, чтобы российское общество привыкло к факту существования цензуры как таковому».

Судя по всему, обществу до подобных учений нет никакого дела, что свидетельствует лишь об одном – оно к цензуре уже готово. И уже способно не замечать весьма символических совпадений: учебное обращение к гражданам по поводу чрезвычайного положения, введения цензуры и ограничения прав было намечено на 19 августа.

Опубликовано в номере «НИ» от 2 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: