Главная / Газета 22 Августа 2003 г. 00:00 / Политика

Мысли для базы

Госдума решит, кто вправе собирать персональную информацию на каждого из нас

Александр ЖЕЛЕНИН
shadow
В первую неделю осенней сессии Госдума планирует рассмотреть в первом чтении лежащий в ее «портфеле» с 1998 года законопроект «Об информации персонального характера». Если он будет принят в предлагаемой редакции, не только общественная деятельность россиян, но и помыслы о ней будут поставлены под надежный контроль.

Основными целями законопроекта, как говорится в пояснительной записке к нему, являются «обеспечение правовой защиты граждан в условиях бурного роста баз персональных данных, создаваемых в последнее десятилетие на основе новейших информационных технологий», «защита персональной информации от усиливающегося к ней интереса со стороны криминальных структур» и «выполнение международных обязательств России».

Персональные данные предлагается разделить на две категории: общедоступные (например, фамилия, имя, отчество, год и место рождения, адрес, номер телефона) и конфиденциальные. Справедливости ради надо сказать, что в законопроекте оговаривается, что гражданин предоставляет данные о себе на добровольной основе (ст. 9). Если же он посчитает необходимым сделать их закрытыми, то может сообщить об этом в госорганы, которые на основе его распоряжения должны «безотлагательно» изъять их из общедоступных источников.

Впрочем, из каждого правила есть исключения. Так, статья 6 законопроекта устанавливает, что для персональных данных некоторых категорий граждан, «занимающих высшие государственные должности, и кандидатов на эти должности.., в частности, в период предвыборной кампании, может устанавливаться специальный правовой режим». По мысли авторов документа, это будет режим, «обеспечивающий открытость персональных данных, имеющих общественную значимость». Что скрывается за формулировкой «общественная значимость», в проекте не расшифровывается, однако можно догадаться.

В статье 8 законопроекта говорится о данных, «раскрывающих расовое или этническое происхождение, национальную принадлежность, политические взгляды, религиозные или философские убеждения, а также касающихся состояния здоровья и сексуальных наклонностей». Интересно, что пункт 1 этой статьи сбор, использование и хранение таких данных запрещает. Однако ее 2-й пункт перечисляет те случаи, когда такие данные собирать все-таки можно. Этим разрешено заниматься, в частности, «некоммерческой организации» «в ходе ее законной деятельности в политических, философских или религиозных целях». Ее полномочия, правда, простираются исключительно на членов соответствующей организации или лиц, имеющих «регулярный контакт с нею в связи с ее целями».

«Некоммерческое» право на сбор персональных данных известный адвокат Павел Астахов прокомментировал «Новым Известиям» так: «Формулировка «лица, имеющие регулярный контакт» не является юридической. Человек может рассматриваться либо как учредитель общественной организации, либо как ее клиент. Допустим, некто заинтересовался какой-то организацией, два раза позвонил туда. Это что, «регулярный контакт»? Один исполняет супружеский долг раз в месяц, другой – каждый день. И то, и другое регулярно. Каждому – свое. Из-за узкой субъективности этой формулировки она нежизнеспособна в юридическом смысле».

В законопроекте, правда, оговаривается, что изучать личность человека столь досконально можно только на условиях конфиденциальности и не раскрывая эти данные третьей стороне. Чтобы убедиться в эффективности подобных ограничений, уже сегодня достаточно полчаса побродить по Интернету. Впрочем, собирать и использовать столь интимные данные законопроект позволяет не только «некоммерческой организации», но и лицам, профессионально занимающимся «медицинской либо иной соответствующей деятельностью».

У Павла Астахова и к этому предложению есть юридические претензии: «Все, что относится к формулировке «иной», я сразу как юрист не воспринимаю. Потому что это всегда возможность для слишком широкой трактовки. «Иной» – читай: любой другой».

Если законопроект будет принят в таком виде, он, несомненно, станет еще одним действенным инструментом контроля не только личной жизни граждан, но и их общественных помыслов. Правда, статью 24 Конституции РФ, гласящую: «Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются», придется отменить.

Опубликовано в номере «НИ» от 22 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: