Главная / Газета 11 Августа 2003 г. 00:00 / Политика

Михаил ФЕДОТОВ

Порядок и порядочность

Михаил ФЕДОТОВ
shadow
Очень сомневаюсь, что на выборах нового питерского губернатора будет порядок. На это ясно указывает тот факт, что городская избирательная комиссия направила в прокуратуру материалы проверок подписных листов всех кандидатов, кроме одного-единственного: того, кто по определению должен уподобиться жене цезаря и быть вне подозрений.

Но разве это единичный пример? Мы все мечтаем о порядке, когда мечемся между ненасытными чиновниками в поисках нужной справки, или когда слышим об очередном насильственном, но осененном благословением власти захвате частной или государственной собственности, или когда узнаем, что откровенные преступники приговариваются к многолетнему, но исключительно условному лишению свободы… Да, много беспорядка в родном отечестве. Потому, что порядочность у нас ныне не в чести.

Со школьной скамьи помню, что «порядок» и «порядочность» – слова однокоренные. А это значит, что растут они от одного корня. И не только в филологическом смысле. Берусь утверждать, что именно порядочность представляет тот корень, из которого рано или поздно вырастает порядок.

Недавно довелось мне побывать в одном санатории. Расположенный в старинном княжеском дворце, он не только сохранил свои роскошные интерьеры, скульптуры, картины, ковры, люстры, но и тот дух элитного советского санатория, известного нам скорее по кинокомедиям пятидесятых годов, чем по личному опыту. Строгий медперсонал, предупредительные горничные, академики и народные артисты в шортах, нарезающие круги обязательных пеших прогулок вдоль берега пруда.

Как сохранился этот заповедный уголок советского санаторно-курортного рая? Как случилось, что скульптуры и люстры не растащили, многочисленные просторные залы не захламили ларьками, не отдали старинный пруд под гидроциклы и прочий новомодный экстрим? Почему ферму, пекарню, сыроварню, оранжерею до сих пор не отделили от санатория, не развалили, не разграбили? Да потому, что здешний директор, Борис Ильич, не дает этого сделать. Пятнадцать лет, как один день, упирается. Он – человек порядка. И, как таковой, ни себе, ни своим подчиненным не позволяет ничего такого, что не согласуется с его представлениями о порядке и порядочности. Порядочный человек. Настоящий хозяин, состоящий государственным служащим.

Но вот недавно в санаторий прибыло некое начальственное лицо, чтобы ознакомиться с этим огромным хозяйством перед своим уже почти состоявшимся назначением на место устаревшего директора. Сопровождавшие его на этой экскурсии сотрудники рассказывали, что тот совершенно искренне недоумевал, зачем санаторию свои стада, свои пахотные земли, пастбища? Ведь все продукты можно купить, а натуральное хозяйство – это лишняя головная боль. И нет ему дела до того, что люди, живущие в соседних домах и кормящиеся от санатория, будучи выброшены на улицу, останутся без средств к существованию. Что отдыхающие санатория будут получать не домашнюю, экологически чистую пищу, а усредненные продукты общепита. Главное, чтобы ему, начальнику, было удобнее. Чем обернется такой хозяин для старинного дворца, можно не гадать.

Другой пример. Москва, знаменитый на весь мир медицинский научный центр, специализирующийся на заболеваниях крови. Сейчас доноров приходится искать днем с огнем, если только не происходит нечто из ряда вон выходящее. (Помните очереди желающих сдать кровь, чтобы помочь жертвам теракта на Дубровке?). А для лежащих здесь больных сданная кровь – это жизнь. Не благосостояние, не процветание – просто жизнь.

Можно ли жизнь купить за деньги? Особенно сейчас, здесь, в Москве, где каждый день доказывает нам, что за деньги можно купить все – от любви и дружбы до поправки в закон и судебного решения. Один обезумевший от неожиданно свалившегося на него горя человек рискнул предложить сотруднику центра некую сумму за то, чтобы его родственник регулярно получал требуемую порцию тромбоцитов. Но сотрудник даже не прикоснулся к деньгам. Видимо, поняв, что за этим предложением стоит не привычка покупать все и вся, а простое человеческое отчаяние, он спокойно объяснил, что здесь так не принято, а больной будет получать ровно столько тромбоцитов, сколько ему предписано врачом. Такой здесь порядок.

Прочитал я написанное и подумал: что же это случилось с нами, со страной, что нормальное проявление порядочности мы воспринимаем чуть ли не как героизм? Неужели порядочность перестала быть нормой, а стала отклонением от нормы? Но ведь тогда нам не видать того самого порядка, который мы держим в голове, когда идем на выборы. Где нет порядочности, там и порядку не бывать.


Опубликовано в номере «НИ» от 11 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: