Главная / Подмосковье / 13 Февраля 2014 г. 17:40

Административная реформа в МО: мятежный Дзержинский, поглощенная Сходня, отвоеванное Голицыно

Подмосковье вступило на путь муниципальной реформы, указанный президентом страны Владимиром Путиным и подхваченный губернатором региона Андреем Воробьевым. Список первых вовлеченных в реорганизацию муниципальных образований МО намечен. Сроки поставлены – желательно уложиться в 2014 год. Население оказалось перед фактом: жизнь изменится. Появились разные мнения: кто-то поддерживает реформу, кто-то против, кому-то все равно. Легче всего первым и последним, потому что власть решительно настроена на перемены. Что делать вторым – вопрос.

shadow
Согласиться, но постараться получить максимальные преференции? Сопротивляться до последнего? Даст ли это результат? Чем это может грозить мятежникам? В своей предновогодней речи Воробьев заявил, что в регионе «существуют группы, которые выступают против проведения реформы, с ними правительство региона будет бороться». Позже область уточнила, что губернатор имел в виду тех чиновников, которые боятся потерять свои места, и поэтому сопротивляются укрупнению муниципалитетов.

На самом деле вопрос укрупнения – а именно по такому пути будет идти административная реформа в Подмосковье – волнует далеко не только чиновников. И сопротивляются нововведениям не только политики, пытающиеся набрать себе очки популярности. Рядовые граждане очень хорошо понимают, чего они могут лишиться в результате реформы, и хотят добиться от власти, чтобы с ними считались.

Мятежный Дзержинский

В законе о местном самоуправлении четко сказано, что административная реформа должна проводиться только с учетом мнения граждан. На деле в том же Дзержинском, например, мнение уже сформировалось, оно было выражено на митингах и в обращениях: город не хочет, чтобы его объединяли с соседними Котельниками, таким же полновесным независимым поселением с профицитным бюджетом. Собрано уже более 4 тыс. подписей обладателей этого мнения. Однако учитывать его область почему-то не торопится. В итоге спокойный и совсем не протестный город Дзержинский превратился в одну из самых горячих точек Подмосковья, а мирные аполитичные граждане стали борцами за независимость. Есть ли у них шанс не попасть под колесо административной реформы?

Как полагает политолог Юрий Загребной, если жители высказываются против, то Воробьеву, его команде необходимо услышать их и подумать, что происходит. И правильно ли ему подготовили справку о ситуации, о прошлом, настоящем и будущем этого муниципалитета.

«У него вариантов-то немного, как у любого чиновника аналогичного уровня, объясняет Загребной. - Можно на каком-то начальном этапе что-то через колено делать, ломать и говорить: вот мы сделаем, потерпите, все будет хорошо. Но это время проходит, и если все делается неграмотно, вопреки фактам, то результат будет отрицательный. Если Воробьев временщик, и его устраивает отрицательный результат через 2-3 года, то тогда он, наверное, критику не услышит. Если же он видит себя губернатором с большой буквы, то, конечно, услышит».

Политолог также допускает возможность, что на стол Воробьеву обращения жителей со всеми их подписями просто не лягут. Аргументы не дойдут. «Надо просто найти возможность донести до него информацию. Есть местные депутаты. Есть СМИ. Сейчас поменялся руководитель Общественной палаты. Надо достучаться. Может быть, найти более комфортные для Воробьева источники информации», - советует Загребной.

По его мнению, вопрос не только в том, насколько губернатор готов услышать критику местных администраций. Ситуация взаимная: насколько главы администраций готовы услышать аргументы, с которыми Воробьев, его команда идут в те территории, что хотят объединить?

«Авторитет любого руководителя подрывает движение в сторону, противоположную эффективности и логике, - подчеркивает специалист. - Если есть достойные, убедительные аргументы, что этого объединения не нужно проводить по конкретной территории, то надо их сформулировать и доказать. Нужно разобраться в ситуации в нормальной экспертной дискуссии. И посмотреть: а аргументы против объединения все-таки сильнее тех аргументов, которые выдвигаются за объединение?»

«У меня пока нет оснований говорить, что Воробьев не способен слышать аргументы», - отмечает Загребной.

Опыт прошлых лет: поглощенная Сходня

В связи с непростым вхождением Подмосковья в очередной период реформы муниципального самоуправления (предыдущий проходил с 2003 по 2009 годы на почве принятия Федерального закона № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 06.10.2003; он породил городские округи Домодедово и Балашиху и сильно укрупнил Химки) «Новые Известия» поинтересовались последствиями предыдущего витка на примере Сходни, которая из независимого города превратилась в микрорайон Химок. Вот что рассказала газете жительница Сходни Ирина Тюкачева.

Раньше я проживала в городе Сходня, входившем в состав Химкинского района, с населением около 20 000 человек. После образования городского округа Химки мой город исчез с карты и стал микрорайоном Сходня. Последствия такой реформы следующие.

1. У населенных пунктов, входящих в состав района, упраздняется местная власть, а следовательно, исчезает механизм осуществления народом местного самоуправления и влияния на эту власть. Чтобы достучаться до власти более крупного образования (городского округа), приходится или ехать в центр, или выстраивать более сложный диалог с чиновниками, которые не имеют представления о вашем населенном пункте.

2. Упраздняется бюджет поселений, вместо этого вводится единый бюджет округа. Это создает условия для неравного перераспределения бюджета: поселение может использоваться властями как источник прибыли (например, от строительства), а направляться средства будут в него по остаточному принципу, распределяясь в ручном порядке из центра.

3. В результате будет деградировать инфраструктура, на которую не выделяется достаточно средств. В Сходне исчезли скорая помощь, пожарная служба, почта, детсады, не ремонтируются дороги.

4. Гражданам для воплощения любой инициативы, требующей сбора подписей, - законодательной, референдума - нужно будет собрать подписи не в своем поселении (20 000 в Сходне), а со всего городского округа (200 000 в Химках). Собрать даже 5% от этого числа проблематично. Да и как проводить эту работу среди химчан, живущих в многоквартирных домах, которым нужды Сходни, живущей в частном секторе, не понятны? Также и сходненцы не знают о нуждах Химок.

5. Решение о выделении земли под застройку будет приниматься не населенным пунктом, а центром. Поселение станет плацдармом для застройки, а чтобы ей противостоять, придется бороться с более мощной властью городского округа, находящейся за пределами поселения. Изменившиеся нормативы плотности застройки для городского округа позволят застраивать его отдаленные районы, где раньше строительство ограничивалось своими нормативами. Застройка грозит и землям лесного фонда, включенным в состав городского округа.

6. Станут невозможными выборы в местные советы депутатов и главы поселений, т.к. их ликвидируют. Скажем, любой активный житель Сходни мог бы баллотироваться на своей территории, хорошо зная ее проблемы. Теперь такому кандидату придется проводить кампанию в целом городском округе, далеком от локальной проблемы, и апеллировать к незнакомому электорату в количестве в десять раз большем. Наоборот, независимому кандидату из центра городского округа будет сложно убедить голосовать жителей окраин, т.к. он не знает их проблем. Это сделает невозможной победу независимых муниципальных депутатов.

7. Очередников из ветхого фонда, живущих в г. Химки, теперь переселяют на окраины городского округа, в неудобные и отдаленные места, с менее развитой инфраструктурой, т. к. формально это одна и та же территория. В случае отказа могут намекнуть: «тогда снимем с очереди».

8. Количество чиновников не сократится, как обещают - все, кто работал на местах, должны по-прежнему исполнять свои функции. Только их должности станут не выборными, а назначаемыми. Так функционирует территориальное управление Сходня-Фирсановка. А когда случается форс-мажор, например, в Фирсановке затопило семь улиц, чиновники перекладывают ответственность на власть городского округа.

В целом характер реформы направлен на укрепление вертикали власти и отдаление ее от граждан.


Отметим, что Сходня вошла в состав Химок в 2004 году. Комментарий сделан сейчас, через 10 лет после реформы, и основан на мнениях нескольких активистов и жителей бывшего города, которых опросила Тюкачева.

Опыт прошлых лет: отвоеванное Голицыно

В истории Подмосковья есть пример, когда жителям небольшого города удалось отстоять независимость вопреки сильнейшему давлению районной власти Речь идет о Голицыно – семь лет назад город избежал поглощения районом.

В 2007 году в соответствии с законом № 131 в Подмосковье помимо Балашихи, Домодедово и Химок мог появиться еще один городской округ – Одинцово, который должен был поглотить 6 городских и 10 сельских поселений. На тот момент он мог бы стать крупнее Москвы. У властей Одинцовского района было непоколебимое желание провести реформу, но ее сорвали местные жители. Однако им это далось непросто – с боем и потерями. О том, как это происходило, подробно рассказывает «Голицыно-ИНФО». Приведем некоторые выдержки из статьи непосредственного участника событий, голицынского депутата Алексея Дуленкова.

«В Одинцовском районе властям очень хотелось ничего не менять после 01.01.2009 [конечная дата переходного периода, установленная законом № 131], поэтому был придуман обходной маневр: превратить муниципальный район с 6 городскими и 10 сельскими поселениями в городской округ. Для проведения подобной аферы требовалось преобразовать все городские поселения в сельские (по закону в составе городского округа может находиться лишь один город).

Чиновники хором стали повторять горожанам: «Самостоятельный бюджет посадит Голицыно на голодный поек! По миру пойдете!» Замечу, однако, что речь идет о самом богатом районе в Российской Федерации, чей годовой бюджет составляет свыше 6 миллиардов рублей – не каждый субъект Федерации таким может похвастаться».

«В первых числах октября 2007 года все депутаты голицынского Совета получили телефонограммы: «Явиться на внеочередное заседание Совета депутатов по вопросу о преобразовании города Голицыно в сельский населенный пункт. Явка строго обязательна: на заседании будет лично присутствовать Глава Одинцовского района Александр Гладышев». Документы будут выданы непосредственно перед заседанием. Решение надо принять в экстренном порядке, чтобы назначить референдум о преобразовании города в село на 2 декабря, одновременно с выборами в Государственную Думу.

Однако депутаты засомневались: что стоит за спешкой и кому это надо? Жителям города – не надо точно. Понижение статуса подразумевает иное финансирование объектов соцкультбыта, чем у города. И к тому же: почти двадцать тысяч человек вынуждены будут ставить в паспорта новые штампы, если Голицыно станет сельским населенным пунктом».

«Половина депутатов города Голицыно приняла решение бороться за то, чтобы федеральное законодательство выполнялось на местном уровне. Чтобы город Голицыно (с 17-ти этажными домами-то!) не был понижен до статуса деревни. Чтобы впервые с 1993 года появилась возможность наконец-то начать решение накопившихся в городе проблем. Депутаты решили не принимать незаконное решение и не являться на внеочередные заседания, лишив их таким образом кворума. Наступление на местное самоуправление где-то должно было захлебнуться. И оно было остановлено именно в Голицыно».

«Сам Глава района приехал в администрацию, но зал заседаний Совета депутатов полупустой. Пришли депутаты из числа сотрудников муниципальных учреждений, пришли подконтрольные бизнесмены, но кворума для принятия решений нет. Зато в почтовых ящиках голицынцев уже лежал спецвыпуск газеты «Одинцовский Курьер», посвященный наступлению чиновников на местное самоуправление. Город забурлил.

Районный Глава был взбешен сопротивлением маленького города, посмевшего заявить претензии на свои законные права. Тем не менее, в течение следующей недели несогласным голицынским депутатам были предоставлены неопровержимые аргументы административного ресурса. Заместитель Главы администрации Сергей Камолов мне в личной беседе заявил: «На тебя, Дуленков, возбуждается уголовное дело и тебя посадят, если будешь и дальше упорствовать».


Дальше начались гонения на депутатов, саботирующих заседания Совета, и связанные с ними организации. Итогом стало закрытие газеты «Одинцовский Курьер» и одного из предприятий Голицыно. «Несогласные депутаты вынуждены были «уйти в подполье». На их поиски были брошены лучшие силы местной милиции. УВД изучало все возможные варианты, где можно найти народных избранников, чтобы убедить их явиться на Совет депутатов. По адресам всех шести депутатов направились милиционеры».

«Однако, эффект от такой войны с депутатами был обратным: обо всех репрессиях маленький город узнавал в тот же день через «сарафанное радио» и листовки депутатов. Жители возмущались и негодовали. На встречах на предприятиях чиновников не слушали и освистывали. А своих депутатов голицынцы укрывали, давая гонимым кров и хлеб».

«К тому же, в федеральные и международные структуры пошли заявления горсовета о правовом беспределе, творящемся всего в 30 км от МКАД. Быстро отреагировали столичные журналисты. Волна публикаций в СМИ стала «вторым фронтом», который давил на районные власти. Каждый удар по депутатам Голицына отзывался эхом в пресс-релизах Штаба защиты города. Чиновникам не повезло: среди шести несогласных депутатов оказалось двое журналистов. В итоге, из-за общественного резонанса все репрессии оборачивались против чиновников».


Отчаявшись собрать кворум, горадминистрация Голицыно пошла на подделку протокола заседания Совета депутатов. В список присутствовавших вписали отсутствовавших. Документ подписал глава города А.Н. Шевченко (вместо председателя Совета), бумагу скрепили печатью администрации (вместо печати Совета). В итоге был назначен референдум. Не помогли обращения обманутых депутатов ни к губернатору Московской области Борису Громову, ни в Центральную избирательную комиссию.

Тем временем непокорные депутаты работали населением. Люди сотнями приходили на встречи. «Негодование жителей эмоционально выплескивалось на улицы (кстати говоря, подобного протеста тихое Голицыно еще не видело за всю свою столетнюю историю)». В итоге двоих депутатов задержали за встречу с жителями города. От СИЗО их спасла только экстренная госпитализация.

Но и референдум не изменил ситуацию. Подсчет голосов происходил без наблюдателей. В итоге количество испорченных бюллетеней по референдуму оказалось в двадцать с лишним раз большим, чем при голосовании в Государственную Думу. Официальные итоги были таковы: 4813 голосов за село и 4096 за город.

«Муниципальные рейдеры могли праздновать победу над своими жителями. Но «пир победителей» испортил Лесной городок. Глава этого городского поселения Валентина Хмелевская отказалась фальсифицировать результаты голосования. Ни давление, ни угрозы жизни и здоровью не смогли поколебать решимости главы Лесного городка отстоять права своих земляков. Срочная телеграмма была отправлена Генеральному прокурору Юрию Чайке: «Глава Одинцовского района Гладышев через своего руководителя администрации Абраменко угрожает мне расправой. Заместитель руководителя администрации Камолов принимает меры изменить результаты голосования референдума. Я опасаюсь за свое здоровье. Прошу Вашей защиты». Спустя сутки поражение районных властей в Лесном Городке было официально признано».

В Голицыно считают, что от статуса городского округа район спасло несколько факторов. В их числе был широкий общественный резонанс – история вышла за пределы местных СМИ в федеральные и зарубежные. О проблеме Одинцовского района узнали даже в Совете Европы. С Гладышевым была проведена беседа в аппарате президента. Есть информация, что для обсуждения проблемы на ковер вызывался и губернатор Громов. В итоге результаты референдума были забыты, идея городского округа Одинцово была оставлена без воплощения.

Из чиновников, насаждавших реформу, крайней стала глава администрации Одинцовского района Зоя Абраменко – против нее было возбуждено уголовное дело, и она была отстранена от занимаемой должности. Гладышев досидел в кресле главы района до декабря 2013 года. Андрей Шевченко, подписавший фальшивый протокол, управляет городом Голицыно до сих пор.

Полностью статью «Большая политика в маленьком городе» депутата Голицыно Дуленкова можно прочитать здесь.

Материал подготовила Валерия Нодельман


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: