Главная / Подмосковье / 29 Января 2014 г. 15:06

В Королеве идет застройка старинной усадьбы, все уровни власти бездействуют

Королев, космическая столица России, в последнее время все чаще стал упоминаться в СМИ не в связи с научными достижениями, а как город, в котором ведется безудержная застройка, для чего уничтожаются даже памятники культуры. Все это происходит с одобрения местных властей. История с Домом Стройбюро, который снесли почти до основания, пока область присуждала ему статус объекта культурного значения, прогремела на все Подмосковье. Застройщик чуть-чуть не успел завладеть аппетитным участком, чтобы разместить на нем очередную высотку. Городские власти вышли сухими из воды – суд их вины в уничтожении Дома не усмотрел. А в это же время в другой части Королева под элитную застройку рубят вековые сосны и лиственницы, растущие на охранной территории признанного памятника культуры регионального значения – усадьбы XIX века. О происходящем знают чиновники всех уровней власти Подмосковья, но ни одна инстанция не вмешивается.

Дворец Адели, фото из архива Института искусствознания
Дворец Адели, фото из архива Института искусствознания
shadow
История о том, как сказочный терем появился в сосновом лесу

Предлагаю ознакомиться с краткой историей усадьбы, чтобы наполнить конкретным смыслом слова «памятник культуры». Как рассказывает председатель Королевского отделения ВООПИиК Мария Миронова, усадьба Прове-Калиш появилась в окрестностях Болшева (сейчас это территория Королева) в конце XIX века.

В 1892 году обрусевший немец, промышленник Иван Карлович Прове купил на правом берегу Клязьмы обширный земельный участок, чтобы выстроить на нем загородный дом для своей младшей дочери Адели (по мужу – Калиш) по случаю ее замужества. Так в сосновом бору появилось необычное двухэтажное деревянное здание, напоминающее одновременно терем и дворец. «Неизвестный нам архитектор свободно сочетал в своем творении принципы классицизма, модерна, русского народного зодчества и столь редкого для средней полосы России мавританского стиля», - уточняет Миронова.

Задумка архитектора-экспериментатора удалась: дом для Адели получился невероятно красивым, причем не только внешне – интерьеры также были тщательно продуманы, отделаны и задекорированы. А лес вокруг терема превратили в парк: проложили дорожку к берегу Клязьмы, обустроили пруд с насыпным островком и фонтаном на нем, насадили липовую аллею от дороги к дому, разбили круглую клумбу с эффектной кедровой сосной.

Позже часть участка Прове продал своему деловому партнеру Андрею Штеккеру, и там появилась еще одна дача – так называемая усадьба Штеккера.

Обе дачи благополучно пережили революцию, хоть и были национализированы. А в 20-х годах XX века по инициативе Максима Горького усадьбу Прове-Калиш, а затем и дачу Штеккера, превратили в дом отдыха для ученых, позднее ставший санаторием Академии наук СССР. Санаторий разместился в самом тереме, его столовая, лечебницы и хозпостройки – на даче Штеккера. Территория парка была сохранена.

В разные годы здесь отдыхали и лечились академик Клавдий Шенфер, писатель Корней Чуковский, автор «Толкового словаря русского языка» Дмитрий Ушаков, художник Владимир Фаворский, артист Леонид Утесов, физик Петр Капица, поэты Осип Мандельштам, Борис Пастернак, Анна Ахматова.

Разорение этого значимого места началось во времена перестройки. Санаторий закрыли, и дом Адели стал ветшать. Из него пропали антикварная мебель и мраморные скульптуры, исчезли редкие книги из санаторной библиотеки. О разграблении дома в 1997 году вышел телесюжет, и буквально сразу после этого терем-дворец сгорел дотла. Старожилы Болшева до сих пор уверены, что это был поджог. Вместе с теремом сгорела и знаменитая кедровая сосна. Остался только парк «Сосновый бор», которому, тем не менее, в 2002 году был присвоен статус памятника регионального значения. При этом почти одновременно градсовет согласовал проект планировки и застройки санатория. И вот тут началась совсем другая история усадьбы.

История санкционированной застройки памятника и нелегальной борьбы с ней

Градсовет не смутило наличие у «Соснового бора» статуса, запрещающего любую хозяйственную деятельность, любое строительство, вырубку деревьев. Первой была отдана под застройку территория санатория, находившаяся на землях Штеккера. Их провели по документам 2003 года как участок рядом с усадьбой Прове-Калиш, хотя на самом деле они являются западной территорией общего парка и входят в его охранную зону. Здесь возвели первый так называемый клубный поселок – элитный жилой массив. Голоса возмутившейся было общественности быстро задавили. Паспорт памятника, созданный в 1992 году известным ландшафтным архитектором Валентиной Агальцовой, просто проигнорировали. Сейчас на землях Штеккера возведен уже второй клубный поселок, квартиры в котором активно продаются.

Не избежала печальной участи и вторая часть парка – на землях Прове-Калиш. Небольшая хозпостройка санаторных времен, разместившаяся рядом с теремом, в которой когда-то самовольно поселился главврач заведения, с годами превратилась в частный кирпичный коттедж с наделом. Под частную застройку также отдали 5 участков в восточной части парка. В бору появились глухие заборы, за которыми новые владельцы исторических земель вырубили столетние деревья. Интересно, что один из участков принадлежит нынешнему члену Общественной палаты Королева Юрию Исакову. Жители опять возмутились, но им показали документы кадастровой палаты, разрешающие индивидуальное жилищное строительство. В Генплан 2011 года «Сосновый бор» в качестве памятника культуры вообще не попал. Зато уже поднят вопрос о лишении руин дома Адели охранного статуса. По данным Королевского отделения ВООПИиК, по заказу горадминистрации с этой целью осенью 2013 года была проведена экспертиза (кем - неизвестно), результаты которой городские власти пытаются протолкнуть через областной Минкульт в федеральный, так как такие вопросы решаются именно на федеральном уровне. Если дом лишат охранного статуса, о его восстановлении можно будет забыть.

Сам парк, с 1997 года совершенно лишенный ухода, постепенно зарос подлеском, замусорился валежником, бытовыми и строительными отходами. Его не щадили застройщики, а для местных жителей он выполнял функцию главной прогулочной зоны района со всеми вытекающими последствиями в виде мусора и кострищ. Несмотря на это многолетнее варварство в парке до сих пор читаются старинные аллеи, сохранились остатки клумб и цветочного партера. А насыпной островок на Клязьме своей романтикой до сих пор влечет к себе отдыхающих. Местные и такому парку были бы рады, но у королевских властей есть свои планы на лесной участок дорогостоящих городских земель.

25 апреля 2012 года администрация Королева подписала парку приговор-постановление. Документ отдавал территорию усадьбы Прове-Калиш под размещение Межотраслевого центра непрерывного профориентированного образования для подготовки специалистов космической отрасли. Проект рекомендовалось подготовить до конца 2012 года. Цель его обозначалась убедительной фразой: «обеспечение устойчивого развития территории, ограниченной ул. Советская, р. Клязьма, жилой застройкой по ул. Полевая мкр. Первомайский города Королева Московской области».

Под устойчивым развитием подразумевается возведение в парке более 14 зданий: от учебных корпусов и медицинского центра до жилищно-гостиничного комплекса и торгово-бытовых объектов. Проект получил эффектное название «Дорога в Космос». И вот тут уже общественность взорвалась и бросилась спасать свой парк.

Как рассказала «Новым Известиям» представитель инициативной группы жителей микрорайона Первомайский Королева Ольга Руйбене, о нарушении закона об охране памятников культуры в течение 2013 года гражданские активисты устно и письменно сообщали во все городские и областные инстанции. Одному из первых информацию отправили губернатору Подмосковья Андрею Воробьеву (4 подробных письма с предысторией, историей, приложениями и альтернативными предложениями, а также обращение в прямом телеэфире).

Материалы по застройке парка вручили также заместителю губернатора Андрею Ильницкому (Руйбене лично передала ему папку с документами на 70 страницах), отправили министру культуры МО Олегу Рожнову (очно и посредством двух письменных обращений), министру экологии МО Анзору Шомахову (письменно и через заместителей), председателю Комитета по образованию и культуре Мособлдумы Ларисе Лазутиной, председателю Комитета по вопросам имущественных отношений, землепользования, природных ресурсов и экологии Никите Чаплину, министру строительного комплекса и жилищно-коммунального хозяйства МО Марине Оглоблиной, в Межрайонную природоохранную прокуратуру МО Елене Максимовой, в Общественную палату РФ. Результаты энергичной беготни по инстанциям и громкого призыва обеспечить выполнение закона ошеломляют своим отсутствием.

Реакция властей на происходящее в Королеве стремится к нулю. На многие запросы не пришли даже промежуточные ответы. Те, что все же пришли, носят какой-то увещевательный характер. Причем увещевают чиновники в основном обеспокоенных граждан – их призывают не беспокоиться так сильно, потому что фактов незаконного захвата земельных участков на территории бывшего санатория «Сосновый бор» не установлено, а проект «Дорога в Космос» пока не реализуется. Выделение участков под индивидуальное строительство, рубку вековых сосен и елей в разных частях парка, возведение клубных поселков власти так и не заметили. Но королевцам пообещали, что если что будет затеваться, то только через публичные слушания.

Как отмечают местные активисты, большинство чиновников поначалу энергично берется изучать документы, обещает прислать экспертов, однако их пыл быстро угасает. Последняя инстанция, от которой ИГ ждала ответа, - Общественная палата РФ. Но, по сведениям Рубейне, принять экспертов этого органа отказалась администрация Королева.

Выводы напрашиваются сами: либо на территории Королева не действуют федеральные законы, либо нет силы, которая могла бы потребовать их исполнения. Вызывает много вопросов бездействие областных властей, которые давно должны были прекратить это беззаконие.

Неудивительно, что обещание публичных слушаний не успокаивает местных жителей. Они прекрасно понимают: при таком подходе застройка парка – лишь вопрос времени, и через несколько лет гулять в сосновом бору, единственном рекреационном массиве северной части Королева, смогут только избранные дети.

Валерия Нодельман

Дворец усадьбы Прове-Калиш, сгоревший в 1997 году. Фото из коллекции Института искусствознания
shadow
Территория парка Сосновый бор на Яндекс-карте. 1. - усадьба Прове-Калиш. 2. - усадьба Штеккера
shadow
В этом доме на территории охранной зоны памятника культуры самовольно временно проживал бывший главврач санатория. Сейчас здание снесено, на его месте вырос коттедж
shadow
На месте дома главврача построен частный дом, ограда вокруг него захватила участок площадью более 20 соток. Королевцам не удалось узнать, кто здесь живет и по какому праву
shadow
Владельцы новых участков под частную застройку избавляются от деревьев
shadow


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: