Главная / Культура / 3 Февраля 2013 г. 14:39

В Мадриде дают оперу Филипа Гласса о жизни Уолта Диснея

Фото: Хавьер дель Реал, Teatro Real
Фото: Хавьер дель Реал, Teatro Real
shadow
Испанская столица стала на время центром притяжения для любителей оперы: на сцене Королевского театра состоялась мировая премьера новой оперы, 24-й по счету, американского композитора-минималиста Филипа Гласса «The Perfect American» («Идеальный американец»), которую он написал по заказу театра. Опера посвящена последним месяцам жизни гениального мультипликатора и талантливого продюсера Уолта Диснея (1901-1966). В основе либретто, созданного сценаристом Руди Вудлитцером - одноименная книга американского писателя и драматурга Петера Штефана Юнгка. На премьере в Мадриде присутствовали и Гласс, и Юнгк. Музыкальный руководитель и дирижер-постановщик постановки – Деннис Рассел Дэвис, который провел почти все оперные премьеры Гласса, режиссер-постановщик – британский театральный режиссер Фелим МакДермотт. Как утверждают специалисты, Дэвис-МакДермот – идеальный тандем для интерпретации Гласса. Дэвис работает с композитором более 30-ти лет, а МакДермотт ставил его оперу «Сатьяграха» в 2008 году в «Метрополитен-опера» в Нью-Йорке, дирижировал тогда сам композитор. В столице Испании дается восемь спектаклей, после премьеру увидят в Лондоне, где опера значится в июньской афише Английской национальной оперы. 6 февраля из Мадрида будут вести прямые трансляции спектакля телеканалы Испании, Франции, Германии и Японии, а также испанское «Радио Классика».


shadow

Когда нынешний художественный руководитель Театра Реал Жерар Мортье прочитал роман Петера Юнгка, он был в полном восторге. «Из этого выйдет великолепное либретто для новой оперы! - поделился он своими мыслями с автором. – Здесь есть все для настоящей оперы: лирические моменты, драматизм последних дней жизни героя, его смерть…» Профессиональное чутье не подвело месье Мортье. В трудные кризисные времена не каждый театр может позволить себе заказать новую оперу мэтру, да еще такому, как Гласс, но здесь помогли давние связи Мортье и его авторитет в музыкальном мире. «Филип Гласс пишет фантастическую музыку – которую очень приятно и легко слушать и очень трудно исполнять», - рассказывает Жерар Мортье. Спектаклю в Театре Реал предшествовал грамотный PR-ход: в декабре в Мадриде состоялась презентация испанского издания книги Петера Штефана Юнгка (сын австрийского писателя и публициста Роберта Юнга, или Роберта Баума-Юнгка. - «НИ») «Идеальный американец». Первоначально роман вышел на немецком языке под названием «Король Америки» в 2001 году, в год столетия со дня рождения Диснея. В 2003-м роман перевели на английский и вот теперь, в 2012-м, на испанский. Заявления The Walt Disney Company о том, что они не имеют никакого отношения к постановке, обеспечили легкий скандальный флер европейской премьере насквозь американской опере.


shadow

Опера «The Perfect American» слушается и смотрится действительно легко и без какого-либо напряжения – как качественное шоу в самом хорошем смысле этого слова. На успех работают все: музыка, английский текст, исполнители, хор, декорации, свет и анимация (без нее в истории про самого гениального мультипликатора обойтись нельзя). Все происходящее на сцене в течение двух действий – как один большой, музыкальный фильм про человека, который, возможно, как никто другой, повлиял на кинематограф. На сцене воссоздана атмосфера киностудии – на задник все время проецируется видеоряд с анимацией, подвешенные к подвижной конструкции над сценой две катушечные кинокамеры высвечивают объективами то крупный план главных героев, то яркую колоритную массовку, то диснеевских героев. Вернее, не самих героев, а намеки на них, безошибочно угадываемые зрителем в костюмах, жестах и звуках актеров миманса. Перед режиссером стояла непростая задача – сделать спектакль без использования его знаменитых персонажей – мышонка Микки Мауса, утенка Дональда Дака и других. «У нас нет денег платить киностудии The Walt Disney Company за использование образов знаменитых героев», - пояснил Жерар Мортье. Так что опера о Диснее – не сказка для детей и взрослых c жизнерадостными и неунывающими героями диснеевских мультфильмов, а скорее, непроходящий кошмар мультипликатора, обуреваемого собственными честолюбивыми желаниями, главное из которых – быть бессмертным.


shadow

Опера не о жизни Уолта Диснея, а о его мыслях, чувствах и переживаниях, которые его одолевали в последние месяцы жизни, когда Дисней тяжело и мучительно болел (гений умер от рака легких в 1966 году, ему было 65 лет). Несмотря на то, что он добился невероятного успеха и такого всемирного признания, что «слава его даже превзошла славу Санта Клауса» (в опере Дисней произносит: «Я более знаменит, чем Иисус...»), это не принесло ему удовлетворения и спокойствия. Потому что ощущение собственной значимости переросло в маниакальную жажду бессмертия (Дисней всерьез был одержим идеей заморозки его тела после смерти до той поры, пока человечество не создаст лекарство от старости и смерти). Несмотря на то, что он всю свою сознательную жизнь продвигал в массы идеологию о счастье нашего мира, и в итоге само его имя стало символом, брендом «счастья на продажу» для всех, он оставался несчастным и одиноким человеком. Уолта Диснея (баритон Кристофер Первз) окружают самые близкие люди – старший брат Рой (бас Дэвид Питтзингер), жена Лилиан (меццо-сопрано Мари МакЛафлин), дочери Шарон и Диана, милая медсестра, но среди всех он ужасно одинок, его личная жизнь весьма неприглядна. Он раскрывается и радуется только в моменты, когда его посещают его гениальные идеи, его мечты и его мультяшные герои. А с реальными людьми он жесток и несправедлив, женоненавистник, расист и антисемит, ипохондрик, застрявший в своем прошлом. Кстати, на его фабрике счастья – киностудии Walt Disney рисовать персонажей могли только мужчины, женщинам разрешалось лишь раскрашивать картинки. Повествование ведется от имени вымышленного персонажа – австрийского мультипликатора Вильгельма Дантиме, по мнению Гласса, «любопытного, потому что он – другой, антагонист Диснея», якобы работавшего на киностудии в 50-х годах.


shadow

«Эта опера показывает, что американская культура одновременно очень возвышенная и очень массовая, - говорит Филип Гласс. - Одна из идей оперы – показать значение личности Диснея для мировой поп-культуры, его огромнейшее влияние на искусство. Именно Дисней дал толчок таким художникам, как Энди Уорхол, это персонаж есть в опере. Я использовал доступные мне музыкальные средства для описания характера и личности, для создания образа Диснея. Для меня очень важно показать американскую культуру через его образ. Дисней – главный американский феномен. Он не имел хорошего образования и в этом смысле был довольно обычным, но у него было великое, гениальное видение кино и формы рассказа историй, и благодаря этому он смог создать свою вселенную. Опера – это алхимия: берем обычные вещи и начинаем трансформировать, я читал роман Юнгка и делал первые наброски сцен. Я познакомился с Петером Юнгком, он прочитал все мои наброски и сделал свои комментарии, ведь рассказ истории на сцене сильно отличается от рассказа в книге. Когда либретто было закончено, у меня уже было совершенно четкое представление, какой должна быть музыка».


shadow

75-летний Филип Гласс не производит впечатления мега-звезды, живого классика, создавшего более 20-ти опер («Эйнштейн на пляже», «Ганди» и других, симфонии и фортепианные концерты). В потертых джинсах и жилетке поверх черной рубашки он смотрится и держится более чем скромно и во время общения с журналистами, и на репетициях. Весь в себе, но при этом всегда готов откликнуться и пообщаться со случайно оказавшимся рядом журналистом или музыкальным критиком. Музыка Гласса - киношная, и в этом нет ничего удивительного: композитор – автор музыки к таким американским фильмам, как «Шоу Трумана», «Часы», «Кэндимен», «Иллюзионист», к фильму «Елена» Андрея Звягинцева.

«The Perfect American» состоит из 13 сцен, которые хронологически никак не связаны друг с другом. «Опера начинается с праздника в родном городке Диснея и заканчивается его смертью. Для нас не так важна хронология его жизни, главное – история очень сильной и творческой личности, которая разворачивается перед нами. Когда я писал оперу, я не ставил цель создать исторический документ. Если вы хотите знать реальные факты из жизни Уолта Диснея, для этого есть много книг, где описаны все детали и даты. Но это не цель моей оперы, она как мечта. Это чистой воды интерпретация, потому что мы перепрыгиваем из одного мира в другой, таков характер фантазий. Все мы - мечтатели и творцы. У всех людей очень разные представления о реальности, человеческих взаимоотношениях, о жизни и смерти, о главных вопросах человеческой природы… Поэтому, глубину и смысл нашего существования мы ищем в многообразии идей и фантазий».


shadow

Наталья ТИМАШОВА, Мадрид


Петер Штефан Юнгк: «Уолт Дисней – чисто американское явление»
Корреспонденту «НИ» Наталье Тимашовой удалось пообщаться с автором книги «The Perfect American» Петером Штефаном Юнгком и задать ему несколько вопросов.

– Петер, что вы чувствовали, когда слушали музыку? Как вы считаете, опера «The Perfect American» теперь живет совершенно самостоятельной жизнью, без привязки к вашей книге?

– Я был очень счастлив, когда узнал, что мой роман вдохновил Филипа Гласса на создание оперы. Немного жаль, что либретто писал не я, но так хотел Гласс, и я уважаю его решение. Музыка грандиозна, потрясающа, и я могу предположить, какое большое путешествие начинает эта опера по лучшим театральным сценам мира. Конечно, это уже самостоятельное произведение.

– Что удивило в музыке, режиссерской интерпретации, она отражает авторские задумки – текст и музыку?

– По-моему, яркое визуальное представление о спектакле дает работа команды сценографа Дэна Потры. Я в восторге от костюмов и декораций, созданных им, как и от постановки режиссера Фелима МакДермотта. Потра и МакДермотт дают возможность зрителю войти в волшебный мир. И, как я уже сказал, музыка просто прекрасна, все певцы очень хороши! Как музыкально необразованный и неподготовленный зритель, не могу ничего больше добавить к тому, что мне музыка очень понравилась.

– Мог бы такой гений, как Уолт Дисней, появиться в Европе, или это чисто «американский продукт»?

– Уолт Дисней – очень и очень американское явление, как личность. После того, как я посетил дом, где прошло его детство, в Марселине, в штате Миссури, я понял, каким же сильным было влияние на него этого городка. Дисней был воплощением простой, сельской Америки, но в то же время у него была такая огромная мания величия и жажда славы, которые довольно редко встретишь в Европе, за исключением самых опасных политиков. Среди известных европейских художников и топ-менеджеров крупных компаний возможна подобная одержимость, но все-таки это больше свойственно Америке, а не Старому Свету – полная уверенность в себе, смелость и отсутствие страха перед созданием чего-то нового. Американцы в этом смысле обычно храбрее европейцев…

– Какой диснеевский мультфильм был первым в вашей жизни, какие из его мультфильмов – ваши самые любимые?

– Я уже не помню, какой мультфильм я посмотрел первым, но точно знаю, что как и все маленькие дети, я особенно любил короткие истории про мышонка Микки и утенка Дональда. Я всегда смотрел их с удовольствием и мне всегда казалось мало. Из великих фильмов Уолта Диснея я особенно люблю «Питера Пэна», но также «Пиноккио», «Дамбо и Бэмби», «Белоснежку и семь гномов», «Спящую красавицу», «Алису в Стране Чудес». А его «Фантазия» стала просто сенсацией в анимационном кино и сегодня остается шедевром.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: