Главная / Происшествия / 22 Сентября 2011 г. 16:34

К бортинженеру Як-42 Александру Сизову допустили представителей МАКа

Александру Сизову, единственному выжившему в авиакатастрофе Як-42 наконец разрешили дать показания: врачи посчитали его состояние достаточно стабильным, чтобы можно было провести допрос. Первыми поговорить с бортинженером смогли представители МАК – сегодня к нему в палату в НИИ имени Склифосовского на час пустили заместителя председателя Комиссии Георгия Ячменева.

Life News подчеркивает, что первыми к Александру Сизову допустили именно представителей МАКа, а не Следственного комитета. Ячменев беседовал с пострадавшим наедине. «Он прибыл с письмом от директора МАКа, - рассказали журналистам в ожоговом центре, – на имя нашего директора Анзора Хубутии. Потом представитель МАКа беседовал с Сизовым около часа. Что рассказал Сизов, нам неизвестно. Им разрешили говорить без присутствия лечащего врача».

Представители СК пока в НИИ не приезжали. Между тем директор «Склифа» Анзор Хубутия во вчерашнем интервью корреспонденту газеты «Советский спорт» на вопрос, когда больному будет разрешено говорить со следователями, ответил: «Уже разрешено. Но, по моей информации, разговоров еще не было».

Сами врачи не тревожили тяжелого пациента расспросами о происшедшем. Хубутия пояснил, что больной «не очень охотно хочет это вспоминать. Все понятно, психологическая травма. Но у него нет потери памяти, он все помнит». «Погибло очень много людей. И обвиняют в этом именно команду, членом которой являлся и он. Понятно, что ему не очень приятно будет вести такие беседы», - добавил врач. Он также сказал, что Александр в курсе событий, так как он читает газеты (телевизора в палате нет).

О здоровье бортинженера директор НИИ сообщил: «Благодаря усилию наших реаниматологов, травматологов и комбустиологов (врачей, занимающихся ожогами) состояние больного Александра Сизова со вторника из очень тяжелого переведено в состояние средней тяжести. Он в сознании, в хорошем расположении духа. Охотно общается и отвечает на вопросы докторов. Мы надеемся, что его жизни ничего не угрожает. Хотя у него еще есть остаточные явления воспаления легких, которое мы лечим. Кроме того, он температурит. Поэтому сказать, что человек полностью здоров, я не могу».

У Сизова был сложный перелом бедра, при операции в ногу вставили штифт, больной уже может самостоятельно передвигаться на костылях. По оценкам врачей, он вполне сможет вернуться к профессиональной деятельности.

Пока Александра домой не отпускают, ему необходимо сделать еще несколько пластических операций. «Ему еще предстоят операции по закрытию дефектов ожогов. Это может затянуться недели на две-три. Но по общему состоянию мы могли бы его отпустить и дней через десять», - уточнил Хубутия.

Рядом с Сизовым постоянно находится его супруга Светлана. «Я оформила отпуск на работе, чтобы каждый день проводить с Сашей, - поделилась она. – Мужу уже провели ряд самых сложных операций, осталось еще несколько, но самое страшное позади».

Между тем основной версией авиакатастрофы 7 сентября следователи называют сейчас человеческий фактор, а именно нескоординированные действия экипажа, пишет «Собеседник»: «Пилоты неправильно выставили стабилизатор и взлетали не на том режиме работы двигателей. В довершение всего, второй пилот нажал на тормоз: он хотел прекратить взлет, но командир экипажа был намерен разбег продолжать».

По имеющимся у них данным журналисты так описали картину взлета Як-24: «Экипаж начал разбег по ВПП, выставив пониженный режим работы двигателей. После того, как самолет достиг скорости в 70 км/ч - на это потребовалось 5 секунд, начали происходить странные вещи. Вместо того чтобы перевести силовую установку во взлетный режим, пилоты решили разгоняться по полосе на номинальном.

Так они катятся еще секунд 15, изменяя в это время положение стабилизатора, впрочем, на маленький угол, не обеспечивающий должного прироста подъемной силы. Дальше пилоты осознают, что ускорение для взлета недостаточное. Командир экипажа командует перевести режим двигателей во взлетный, а второй пилот в этот момент начинает тормозить».

Таким образом самолет не набрал нужную для подъема в воздух скорость в пределах взлетной полосы, выкатился на грунт, низко взлетел, задел мачту и рухнул на землю. Насколько эта картина событий близка к истине, возможно, скоро прояснит единственный оставшийся в живых член экипажа самолета.

В.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: