Главная / Культура / 16 Июня 2010 г. 12:37

Умерла писательница Наталия Толстая

shadow
В Санкт-Петербурге на 68-м году жизни скончалась писательница, переводчица и филолог Наталия Толстая, сообщает «Радио «Свобода».

Наталия Толстая родилась в Елабуге, куда ее семья попала в годы эвакуации. Внучка Алексея Толстого, Михаила Лозинского и Наталии Крандиевской, она окончила Ленинградский университет и до конца жизни преподавала на кафедре скандинавской филологии, была доцентом и автором учебника шведского языка.

В начале 1990-х годов обратилась к прозе. Ее первые рассказы написаны и опубликованы по-шведски. С середины 1990-х писала по-русски и выпустила три книги прозы: «Сестры», «Двое» (вместе с Татьяной Толстой) и «Одна».

Проза Наталии Толстой высоко оценена критиками, как и ее художественные переводы, например сборник стихов финско-шведской поэтессы Эдит Седергран.

И всё же Наталия Толстая была известна в научных кругах в первую очередь как сильный филолог-скандинавист, специалист по шведскому языку и литературе. Коллеги и ученики отзываются о Наталии Никитичне как о талантливом преподавателе, умном и добром человеке.

В 2004 году она была удостоена шведского Ордена Северной звезды за большой вклад в налаживание связей между Россией и Швецией.

Прозаик и критик Андрей Арьев писал в журнале «Знамя»: «Действие рассказов Наталии Толстой происходит во времена, когда “советская власть, почти родная, ушла не попрощавшись. Ни инструкции не оставила, ни тезисов”… Люди, с которыми лирических героинь Наталии Толстой сталкивает судьба, потеряли лицо, но обрели душу. Как выясняется, по-прежнему распираемую коммунистическими инструкциями и тезисами. Но поскольку эти абстракции стали нелицемерным содержанием душевной жизни, у их адептов появилось нечто донкихотское, нелепое, сочувственную улыбку вызывающее раньше отвращения. Такова суть характеров персонажей рассказа “Дом хроников на Чекистов, 5”, таков источник притягательности героини рассказа “Коммунистка” тети Вали, ночами пишущей конспекты по политграмоте для своего активно пренебрегающего общественными науками племянника. Подспудный сюжет прозы Наталии Толстой — это анализ сознания, ловко приспосабливающегося к бытию. Жизнь нехороша, но “жить надо”. Таковы непроизвольные слагаемые “простой жизни”. В ее “естественности” рассказчица замечает неладное: энергия природных сил уступает место энергии обызвествления и распада.

Особенно впечатляют в рассказах Толстой сцены домашней жизни, картины быта замужних и незамужних женщин. Тут просто оторопь берет от изображенной с беглой пристальностью мастера унылой тиражированности внутри- и околосемейных коллизий:

“Был полдень, но телевизор уже работал на полную мощность <...> Муж, не отрываясь, смотрел мультфильм “Мышонок и его друзья”, а когда жена совсем доставала, переходил, захватив бутылку пива, в лоджию и долго курил там, глядя в одну точку. Так было на третьем этаже, и на пятом, и на девятом”.

Подобная “бытовая социология” интересует автора прежде всего.

Но, разумеется, не прежде удовольствия обнаружить наяву причудливый ряд будущих героев и затем довообразить их судьбу и участь, поведав о них на хорошем русском языке…

Толстая пишет прозу отчетливо современную, но не похоже, чтобы она стала сколько-нибудь модной. По причине вполне банальной: в моду ей войти не дадут. Тем более что сам автор к ее апологетам относится с явной насмешкой».


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: