Главная / Москва / 7 Апреля 2010 г. 13:19

Террористки из метро считали себя родными сестрами

shadow
Незадолго до терактов в Московском метрополитене, произошедших 29 марта, террористка-смертница Дженет Абдурахманова приезжала в село Балахани, где проживала другая смертница — Мариам Шарипова. Об этом пишет газета «Московский комсомолец» со ссылкой на жителей родного села Шариповой. По словам одного из соседей девушки, Абдурахманова пробыла в селе около недели, Мариам называла ее своей подругой. Затем обе девушки уехали из Балахани.

Также и у ФСБ есть информация о том, что смертницы были хорошо знакомы друг с другом. Изданию стало известно, что их мог познакомить житель Махачкалы по фамилии Гаджидадаев.

Вероятно, речь идет о Ибрагиме Гаджидадаеве — это один из лидеров боевиков, который, как считается, стал «амиром» Дагестана после гибели Умалата Магомедова в конце 2009 года. В частности, Гаджидадаев брал на себя ответственность за убийство главы МВД Дагестана Адильгерея Магомедтагирова, однако официально подтверждения его причастности к преступлению не поступало.

Дженет Абдурахманова была женой Умалата Магомедова, место которого занял Гаджидадаев.

Личность первой террористки, Дженет Абдурахмановой (в ряде СМИ также она упоминается как Абдуллаева), была установлена 2 апреля. Опознать Шарипову помог ее отец, который увидел фотографию смертницы после теракта и обратился в правоохранительные органы. По данным следствия, Абдурахманова осуществила взрыв на «Парке культуры» Сокольнической линии, а Шарипова привела в действие взрывное устройство на «Лубянке». Между тем отец «шахидки» Шариповой оставил «без комментариев» вопрос о том, осуждает ли он поступок дочери, как и то, является ли она угодной Аллаху. «Если она сама туда пошла, а она сама туда пошла, потому что она не безмозглая скотина, то это личное дело ее и Аллаха. Только они знают, почему она это сделала и с какими целями», — заявил в интервью «МК» Расул Магомедов.

По словам отца, она «была умница, сознательная девушка. Все в жизни делала сама»: в Дагестанский государственный университет поступила сама, получала параллельно второе высшее по специальности «психолог».

Отвечая на вопрос о том, что бы он сказал родственникам погибших, Магомедов заявил: «Ну что... Сочувствую, сопереживаю. Но у каждого своя судьба. Вот по телевизору власти говорят про модернизацию и успехи, а о наших проблемах на Кавказе молчат, никто не говорит о притеснении мусульман и беспределе, который тут происходит!»

Как писали ранее «Новые Известия», по мнению экспертов, смерть мужа на войне является основной мотивацией для совершения самоубийства террористками-смертницами. Однако приобщение девушек к террористической деятельности начинается раньше. «Есть специальные вербовщицы, которые находят в деревнях молодых незамужних девушек, — рассказывает “НИ” президент Института религии и политики, член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ Александр Игнатенко. — Им предлагают выйти замуж за мужчин-боевиков, то есть стать шариатской супругой. Эти люди отлично понимают, что вероятность смерти боевиков на войне очень велика, и они изначально рассматривают этих девушек как будущих потенциальных смертниц. Они осознают, что после смерти мужа молодую девушку можно начинать готовить к теракту». Когда молодая, необразованная, но любящая своего мужа девушка теряет своего супруга и вместе с ним смысл своей жизни, начинается психологическое воздействие на нее со стороны организаторов теракта. Ей обещают, что она встретится со своим мужем в раю, если совершит акцию геройского самопожертвования — взорвет себя в толпе людей на станции московского метро, описывает «НИ» методы давления на девушек Александр Игнатенко. «Только они скрывают от вдов тот факт, что по исламским законам самоубийство — тяжелое преступление, то есть сулят шахидам рай, в который они не попадут, — продолжает Игнатенко. — Ваххабитские улемы, разрешая самоубийственные террористические акты шахидов, используют косвенные доводы, почерпнутые из Корана и Сунны пророка. Но там содержатся однозначные запреты самоубийства».

В свою очередь профессор Высшей школы экономики Леонид Сюкияйнен сказал, что власти должны привлекать к идеологическому противодействию терроризму религиозных мусульманских авторитетов. Он также отметил, что террористы-смертники не являются шахидами. Дело в том, что по исламским канонам понятие «шахид» исключает преступление как таковое. Для мусульман шахиды — это люди, принявшие мученическую смерть на войне против врагов, сражаясь во имя Аллаха, защищая свою веру, честь, семью. Напомним, два взрыва в московском метро произошли 29 марта. В 7.57 взрывное устройство сработало на станции «Лубянка». Погибли 24 человека. Приблизительно через 40 минут, в 8.36, вторая смертница взорвала пояс со взрывчаткой на станции метро «Парк культуры». Погибли 13 пассажиров. Позже число погибших возросло до 40. При взрыве пострадал 121 человек. На 6 апреля в больницах находится 82 раненых.

Спустя два дня один из сайтов исламистов разместил видео, на котором лидер северокавказских экстремистов Доку Умаров, именующий себя амиром несуществующего государства Имарат Кавказ, заявил, что атака в московском метро была организована по его личному приказу.

Позже ФСБ сообщила, что теракт на станции Парк культуры совершила Джанет Абдурахманова (Абдулаева) 1992 года рождения, проживавшая в Хасавюртовском районе Республики Дагестан. Она была вдовой известного боевика — так называемого амира Дагестана Умалата Магомедова по прозвищу Аль-Бара, ликвидированного спецслужбами в конце минувшего года.

Вскоре спецслужбы установили личность и второй смертницы, подорвавшей себя на станции метро «Лубянка». Ею была уроженка Дагестана Мариам Шарипова 1982 года рождения. «По имеющимся данным, она являлась женой действующего на территории республики бандглаваря Вагапова Магомедали», — сообщили тогда в ФСБ. По данным СМИ, смертница работала учительницей информатики в селение Балахани Унцукульского района Дагестана.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: