Главная / Культура / 25 Мая 2009 г. 13:33

Названы победители Каннского кинофестиваля

Фото: AP
Фото: AP
shadow
«Золотую пальмовую ветвь» 62-го Каннского кинофестиваля получил фильм австрийского режиссера Михаэля Ханеке «Белая лента». Об этом вчера объявила председатель жюри Изабель Юппер на церемонии закрытия фестиваля.

Фильм «Белая повязка» снят в черно-белом цвете. Лента повествует о событиях, происходивших в немецкой протестантской деревушке накануне Первой мировой войны. Спокойное течение жизни ее жителей неожиданно нарушили ряд сначала загадочных, а затем и трагических событий. Дети и подростки становятся жертвами сурового общества, их жизнь подчиняется по-настоящему военным законам.

Михаэль Ханеке, триумфатор фестиваля, заявил: «Моя жена часто задает мне чисто женский вопрос: счастлив ли я. И вот теперь я могу сказать с уверенностью: я счастлив, надеюсь, что и она тоже».

Вторую по значению награду — Гран-при фестиваля получил «Пророк» Жака Одиара. В этой картине рассказана история неграмотного 19-летнего араба, который попадает во французскую тюрьму и за несколько лет заключения вырастает в главу мафии.

Лучший исполнитель мужской роли — австриец Кристоф Вальц, сыгравший нацистского офицера в картине Квентина Тарантино «Бесславные ублюдки». До оглашения победителя французская пресса называла Вальца фаворитом.

Лучшая женская роль — Шарлотта Генсбур. Она сыграла в «Антихристе» Ларса фон Триера. Критики (особенно женщины) были возмущены провокативными и натуралистичными сценами сексуального насилия, «унижающими женщин». Также картина получила антиприз за «мужской шовинизм».

Приз за лучший сценарий достался китайцу Лоу Йе и его картине «Весенняя лихорадка». Жюри, таким образом, отметило смелость режиссера. Эта картина, рассказывающая о сексуальных отношениях в Китае и, в том числе, об однополой любви, подверглась жесткой критике на родине. Фильм режиссер снимал тайком.

Специальная премия присуждена крупнейшему мастеру современного кинематографа 86-летнему французскому режиссеру Алену Рене за его картину «Сорняки».

Фильм «Убой» филиппинского режиссера Брилланте Мендоза получил приз за лучшую постановку.

Лучшим режиссерским дебютом названа лента «Самсон и Далила» австралийского режиссера Уорика Тортона. Ему вручили приз «Золотая кинокамера».

За главный каннский приз в этом году боролись 20 лент из 16 стран, сообщают «Вести». Российским работам не удалось войти в эту элитную группу.

Однако стоит отметить, что на фестивале в Каннах был показан фильм Павла Лунгина «Царь». Работа у Лунгина получилась мощная, уверенная, серьезная, масштабная, к концу набирающая истинный трагизм. В ленте, прошедшей в программе «Особый взгляд», много сильных актерских работ — у Петра Мамонова в роли Ивана Грозного, у Ивана Охлобыстина, Юрия Кузнецова, Александра Домогарова. И все же работа Олега Янковского в роли митрополита Филиппа — это шедевр. В этой роли воплотилась вся мощь зрелого таланта великого актера, которому воистину не было равных. Не было ему равных и на фестивальном экране.

Янковский в роли Филиппа воплощает в себе все самое главное, самое существенное, доброе, умное, сострадательное, что есть в человеке, что дано ему от Бога. И что есть в нашей церкви, в нашей истории, которая со времен Ивана Грозного пошла, как говорит Павел Лунгин, «по пути двух правд, двойной морали, одной для власти, другой для народа». Путь Филиппа — путь добра. С первого момента появления Филиппа Клычева на экране мы находимся под сильным влиянием этого характера, который несет в себе свет. Но это вовсе не блаженный, не святой. Он, как и любой простой смертный, раздираем противоречиями, вопросами, которые он задает Богу, самому себе, своему давнему другу Ивану, которого власть превратила в чудовище, вопросами, на которые не находит ответа. Физические муки, которые испытывает Филипп, закованный в цепи, не так страшны, как муки душевные.

В финальной сцене Ивана и Филиппа Янковский уже не играет, он превращается в один сплошной нерв, в одну страшную муку за слепоту и мерзость человеческую, в одну боль. Возможно, это было предчувствием скорого конца — чего-то, что уже выше всякой актерской игры, всякого перевоплощения (хотя гениальный дар Янковского, прежде всего, заключался именно в искусстве актерского перевоплощения). В этом и есть драма этого характера, который он играет с потрясающей психологической глубиной и тонкостью, который, конечно же, вбирает в себя не только трагическое прошлое нации, но и все противоречия нашего времени.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: