Главная / Происшествия / 19 Ноября 2008 г. 10:20

Моряки с «Нерпы» во всем винят компьютер

Моряки с АПЛ «Нерпа», на которой 8 ноября из-за несанкционированного включения системы пожаротушения погибли 20 человек, утверждают, что в случившемся может быть виноват компьютер, управлявший системой, а не матрос-контрактник Дмитрий Гробов.

«У нас, моряков, мнение одно: был сбой программы в компьютере. Раньше систему ЛОХ (лодочная объемная химическая) всегда запускали вручную по приказу командира. Теперь его запустила электроника. Компьютер, к слову, странно вел себя еще на испытаниях на берегу, на заводе. А еще можно заранее этот сбой запрограммировать - создать программу включения нештатной аварийной ситуации... «, - рассказал «КП» техник-химик АПЛ «Нерпа», мичман Евгений Овсянников.

Несанкционированное включение автоматизированной системы пожаротушения произошло во время заводских ходовых испытаний в Японском море на подлодке, изготовленной на Амурском судостроительном заводе и еще не принятой в состав ВМФ России. От отравления фреоном погибли трое военных и 17 гражданских из состава заводской сдаточной команды. Матрос Гробов подозревается в том, что он неправильно отрегулировал датчик температуры воздуха в жилом отсеке, что и могло вызвать срабатывание системы. Военно-следственный отдел Следственного комитета при прокуратуре РФ по Тихоокеанскому флоту пока не комментирует подробности расследования.

Мичман Овсянников рассказал следствию и газете о том, как вел себя в момент ЧП на подлодке «Нерпа» главный подозреваемый по уголовному делу матрос Гробов.

«Я был в каюте, когда услышал в коридоре ревун - сигнал "Боевая тревога". Удивился. По правилам, этот сигнал должен был раздаваться и в каюте. Выглянул в коридор. И увидел, что со стороны первого отсека в мою сторону бежит Гробов. Кричит: "Женя, включайся в ПДАшку!" (персональный дыхательный аппарат)», - рассказал Овсянников.

«Я сперва подумал, что был (пожар). При нагревании фреон превращается в нервно-паралитический газ фосген. А у меня, кроме токсического отравления, еще и правую руку парализовало. Но при поражении фосгеном нервы не восстанавливаются. А у меня - восстановление. Так что нагрева фреона, а значит, и пожара, не было», - сказал он, отвечая на вопрос был ли на лодке пожар, из-за которого могла включиться система пожаротушения.

«Лодку должны были сдать еще в августе 2007-го. Так что достраивали ее на ходу. И когда отправили в Большой Камень, полностью не были готовы элементы корпуса. Еще и систему ЛОХ перевели с ручного управления на автоматическое. Мы были против. Я и многие члены экипажа уверены: произошел программный сбой», - сказал газете эксперт, который должен был участвовать в испытаниях «Нерпы», но отказался в последний момент, так как испугался выходить в море на «сыром атомоходе».

Эксперт также предположил, что в систему пожаротушения мог быть закачан не чистый фреон: «По моим данным, фреон пошел не чистый, а с примесью ядовитого трифтортрихлорэтана. Он дешевле, чем чистый. Возможно, просто хотели сэкономить. На заводе уже вовсю обсуждают, что после анализа фреона выявлено несоответствие норме, правда, пока официально эта версия не подтверждается. Но все признаки есть: люди падали мгновенно, как подкошенные, а сейчас у многих наших ребят повылезали побочные болячки. Вместо 21 пострадавшего в госпиталях уже 46 человек. И это, похоже, не предел».


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: