Главная / / 14 Сентября 2008 г. 15:07

Смертельный эксперимент поставили на людях

 Сообщение ТАСС:   «В соответствии с планом научно-исследовательских и экспериментальных работ в последние дни в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия. целью испытания было изучение действия атомного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогут советским ученым и инженерам, успешно решить задачи по защите от атомного нападения».   (Газета «Правда», 17 сентября 1954 года)
Сообщение ТАСС: «В соответствии с планом научно-исследовательских и экспериментальных работ в последние дни в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия. целью испытания было изучение действия атомного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогут советским ученым и инженерам, успешно решить задачи по защите от атомного нападения». (Газета «Правда», 17 сентября 1954 года)
shadow
Пятьдесят четыре года исполнилось с того дня, как на Тоцком полигоне прошли ядерные испытания. В военных учениях 14 сентября 1954 года участвовало 45 тысяч солдат. Многие из них прошли Великую Отечественную войну и подобные испытания для них были не так страшны. Однако до наших дней дожили всего около тысячи человек.

В Самаре на «Дне памяти» собрались 14 сентября ветераны подразделений особого риска. Участники испытаний атомной бомбы на Тоцком полигоне вспоминали – эти маневры искалечили им жизнь.

14 сентября 1954 года – дата памятная и трагическая. Закончилась Великая Отечественная война, но начиналась война другая – ее историки потом назвали «холодной». Для того, чтобы показать мощь нашего государства и армии, Министерство обороны решило провести учения с применением атомной бомбы. Район Тоцкого выбрали по той причине, что местность там была аналогична западноевропейской.

Утром 14 сентября небо озарилось яркой вспышкой, а земля буквально затряслась. Над полигоном взорвали атомную бомбу мощностью 40 килотонн. В несколько раз большую, нежели взорвали над Хиросимой. Все участники учений подписали расписку о неразглашении военной и государственной тайны сроком на 25 лет.

Николай Пашков служил в составе боевого корпуса генерала Чижа. По его рассказу, военных и технику готовили полтора месяца, а потом эшелоны с солдатами двинулись на восток, под легендой прикрытия. Как раз тогда началась война во Вьетнаме, и отправившиеся на Тоцкий полигон говорили, что они якобы едут сдавать туда танки.

Ираида Залавина – вдова командира взвода дорожной роты – вспоминала, как приехала с сыном в Тоцкие лагеря в 1953-м, на несколько месяцев позже прибывшего зимой мужа. На станции останавливался один поезд, проходивший ночью.

Жены военнослужащих с детьми жили в селе Тоцкое-2, которое находилось от эпицентра в 12 км. В конце лета какой-то полковник, прибывший из Москвы, сообщил им о будущем взрыве атомной бомбы и провел инструктаж, как обезопасить себя от последствий. «Нам рекомендовали упасть на землю и закрыть глаза руками, – говорит Ираида Залавина. – Тут одна женщина вышла вперед и спросила: «А мне что же делать? У меня двое маленьких детей, а третьего ношу под сердцем. Как мне им глаза закрывать?!» Мы потребовали увезти нас и детей подальше от места взрыва, и нас переправили в Сорочинское, за 30 км от эпицентра».

Но даже на таком расстоянии село здорово пострадало. В домах не осталось ни одного целого стекла, разворотило крыши.

Николай Пашков занимал тогда должность командира танкового взвода. Сразу после взрыва его взвод продолжил учения и пошел в наступление. Фактически – в эпицентр взрыва! При движении всюду встречались завалы, пожары... Боевая техника, собранная на полигоне в больших количествах для того, чтобы испытать на ней силу ядерного удара, была раскурочена. Лошади и овцы, пригнанные и привязанные там для той же цели, либо погибли, либо сильно обгорели. От деревьев остались одни только пни, речка испарилась...

«Полк животных» насчитывал 200 единиц. Особенно много было баранов. Скотину выкупили у эвакуированных жителей.

«Некоторых животных поместили в окопы полностью, часть – по колено, а многие просто паслись на открытом пространстве, - вспоминает участник учений под кодовым названием «Снежок» Григорий Ефименко. - Были овцы и бараны, которых посадили в танки. После взрыва не бессловесных участников эксперимента было больно смотреть…»

Если проводили карандашом по нормальному с виду животному – отваливался кусок кожи…

В зоне, примыкающей к эпицентру взрыва, земля была покрыта тонкой стекловидной коркой расплавленного песка. Эта корка хрустела и ломалась под ногами, как тонкий ледок на весенних лужах после ночного заморозка.

Йован Фржович из Герцеговины и серб Ненат Миклаучич прекрасно помнят эффект взрыва, когда на огромной территории живописный пейзаж разом превратился в пустыню, покрытую пеплом…

Танковый взвод под командованием Пашкова прошел через эпицентр и продолжил боевые действия. Взвод вступил в бой с «противником». Николай Пашков считает, что его самого и его солдат от верной гибели спасло лишь то обстоятельство, что взрыв был не наземный, а воздушный. Это ослабило радиацию, и слишком сильного облучения они не получили.

Бомбу тогда сбросили с самолета, взрыв был произведен на высоте 350 метров. Несмотря на то, что у танкового корпуса, в отличие от пехотинцев и тех, кто ехал на машинах, были и дозиметры, и средства защиты, последствия взрыва бомбы здорово отразились и на них. Мучительные головные боли, бессонница, выпадение волос, язва желудка, онкологические заболевания, кровотечения... Такова цена испытаний, проведенных на людях. У участников не было не только специального обмундирования, но и информации о том, чем грозит радиоактивное излучение.

После завершения учений у людей были замерены дозы полученного излучения. Цифры были колоссальными: от шести до десяти тысяч распадов… Об опасности таких доз военных никто не предупредил. Трагедия была строго засекречена.

Через 40 лет после Тоцкого взрыва в живых не было двух третей бойцов, прошедших те учения.

С каждым годом самарских ветеранов в день очередной годовщины этой даты собирается все меньше и меньше. Всего на сегодняшний день из 45 000 офицеров и солдат, принимавших участие в испытаниях атомной бомбы, в живых осталась только тысяча. В Самарской области ветеранов подразделений особого риска - меньше 300 человек. У всех них – целый «букет» болезней, больные дети, внуки. «Тем, кому тогда было 18-20 лет, умирали 30-40-летними. Те, кто остался в живых, – инвалиды», – говорит Николай Пашков. Самарцы помнят и скорбят о своих погибших товарищах и каждый год в память о них возлагают венки к Вечному огню и зажигают свечи.

14 сентября 2008 года они снова собрались вместе, чтобы поделиться друг с другом страшными воспоминаниями об одном дне, сломавшем им всю жизнь.

Сегодня, спустя 54 года, район Тоцкого полигона продолжает представлять опасность. «В целом все нормально, но в почве до сих пор имеются радиактивные вещества», - заявляет профессор Виктор Боев. Судя по исследованиям ученых, здесь с тех пор наблюдается прогрессивный рост онкологических заболеваний. «Многие болеют раком. И что самое ужасное - чаще всего это дети», утверждает профессор.

Между тем, на Тоцком полигоне каждый год проходят общевойсковые учения. К счастью, они не имеют ничего общего с теми, что были здесь 54 года назад.

Сергей Ишков, Самара

Фото с сайта himvoiska.narod.ru


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: