Главная / Лента новостей / 28 Ноября 2006 г. 15:50

«Академика Лихачева буквально обводили вокруг пальца»

В Санкт-Петербурге сегодня отмечают столетний юбилей со дня рождения академика Дмитрия Лихачева. Юбиляр — ученый, публицист и общественный деятель. Ему принадлежат классические работы о древнерусской литературе и одни из самых смелых высказываний о культуре в новейшей России.

В Белом зале Мраморного дворца будет открыта выставка «Вспоминая Дмитрия Сергеевича Лихачева» и состоится торжественное заседание, посвященное столетию академика. В Невской куртине Петропавловской крепости начнет свою работу выставка «Академик Д. С. Лихачев: Диалог с ХХ веком», организованная Государственным музеем истории Петербурга, сообщает Интерфакс.

Пять лет он отдал Соловкам и Беломорско-Балтийскому каналу, а с 1938 по 1999 год трудился старшим научным сотрудником Института русской литературы АН СССР. ГУЛАГ научил его особой стойкости. Может быть, потому он, осознавая, чем рискует, не побоялся в 1975 году выступить против исключения Сахарова из академии. Награды и регалии Лихачева можно перечислять бесконечно, но главное, что о нем знает весь мир, — он был крупнейшим специалистом по древнерусской литературе, лучшим переводчиком Слова о полку Игореве и стойким защитником культурно-исторического наследия страны и родного Петербурга.

Его внучка, художник и тележурналист Зинаида Курбатова в интервью «Новым Известиям» рассказала о своем замечательном дедушке: «Его суровость и жесткость как-то уживались с его внимательным отношением ко мне. Он писал мне письма от имени выдуманного писателя Джека Лили-Буллера, играл со мной в шахматы, в настольные игры. Да, он отличался от других дедушек, тех, какие были у моих друзей, например в Комарово. Как-то в доме у внуков академика Бориса Никольского я была поражена, когда он вышел в тренировочном костюме из соседней комнаты и спросил у нас, детей: “А что можно поесть?” А потом пошел на кухню и налил себе суп. Для меня это было невероятным событием, потому что мой дедушка никогда сам себе ничего не наливал из кастрюли, это было совершенно невозможно! Его приглашали за стол, когда все было сервировано, ему все блюда подавали. Мои детские товарищи ко мне не заходили: дедушку побаивались, хотя к другим детям можно было приходить без звонка… Мне очень хотелось бы думать, что “раскачивал” общество дедушка не по своей воле. Отчасти им даже манипулировали. Потому что его отношения с тогдашними власть имущими строились в тот момент, когда старый человек не может отказать, когда он попадает в такой переплет, что ему некуда деваться. Мне хотелось бы так думать. Сознательно он не шел на сближение с политиками. К тому же представьте себе его возраст — в начале перестройки, в 1986 году, ему исполнилось 80 лет, в бурных 90-х годах, будучи депутатом, он был просто стареньким. При этом, несмотря на тяжелую жизнь, на то, что он прошел Соловки, в людях он не разбирался. Удивительно, но он ссорился с теми, с кем должен был дружить, например. Такая сильная авторитарная личность, как дедушка, не терпела рядом с собой таких же сильных людей. В то же самое время он приближал к себе людей совершенно иного круга. И они манипулировали им, но он этого не замечал. Играя на человеческих чувствах академика Лихачева, его буквально обводили вокруг пальца».


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: