Главная / Лента новостей / 24 Октября 2006 г. 15:30

Что сказал Брынцалов в свое оправдание

Росздравнадзор собирается отозвать лицензию на производство лекарственных препаратов у фармацевтического гиганта «Брынцалов-А» («Ферейн»). По словам пресс-секретаря ведомства Сергея Осипова, претензии к концерну возникли еще в августе, когда в ходе проверки на одном из предприятий были обнаружены поддельные препараты. По факту фальсификации было заведено уголовное дело.

Сам Владимир Брынцалов утверждает, что ничего «криминального» проверяющие органы не обнаружили. «Всё, что у нас нашли, — это мешок сахара без этикетки, но я не вижу в этом никакого грубого нарушения», — сказал он.

Однако, по информации Росздравнадзора, в результате проверки на заводе, принадлежащем Брынцалову, были обнаружены и изъяты подделки препаратов известных зарубежных фирм. Причем подделки были настолько высокого качества, что их трудно было отличить от оригинальных препаратов.

Как сообщает ИА Regnum, в августе 2002 года комиссия МАП России признала действия ЗАО «Брынцалов-А», выразившиеся в реализации лекарственного средства «Нош-бра», нарушающими статью 10 закона РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». В результате «Брынцалов-А» был вынужден отказаться от производства препарата в упаковке, идентичной известному препарату «Нош-па». Между тем, как отмечалось еще четыре года назад в докладе Комитета по здравоохранению Американской торговой палаты в России, именно Брынцалов известен западным фармацевтам. «Против Брынцалова было успешно проведено только одно административное дело, возбужденное по инициативе Министерства по антимонопольной политике в ответ на обращение компании Novo Nordisk в связи с производством инсулина Брынцаловым», — отмечалось в докладе. В России, говорили эксперты, существует возможность регистрации торговых марок, весьма схожих с оригиналом (по существующим положениям, достаточно показать три любых незначительных отличия): Кларифер вместо Кларитина (Schering Plough), Бравинтон вместо Кавинтона (Gedeon Richter), Брозаар вместо Козаара (MSD), Феристал вместо Фестала (Aventis), Нош-Бра вместо Нош-Па (Sanofi-Synthelabo). Подобные препараты производятся в компаниях, контролируемых Брынцаловым, отмечали американцы.

«Я не произвожу подделки, — заявил “Коммерсанту” сам депутат, комментируя обвинения в свой адрес. — Я занимаюсь импортозамещением. Мои лекарства не хуже западных, но на порядок дешевле и доступнее российским гражданам. И никаких законов мы не нарушаем».



Между тем, по информации федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития (Росздравнадзор), лишь 0,1 % предлагаемых российским потребителям лекарств являются некачественными, а треть из них поддельными. В абсолютных величинах это соответственно 5,5 и 1,8 миллиона долларов. При этом экспертные оценки российского рынка лекарств глава ведомства Рамил Хабриев характеризует как «преувеличение реальной обстановки». В 2003 году Минздрав и МВД признавали, что подделки занимали на тот момент 12 % российского фармацевтического рынка или 300 миллионов долларов в год. По мнению экспертов, фальсификат составляет до 30 % всех продаваемых в России медикаментов (в некоторых регионах до 50 %). Учитывая, что оборот российского лекарственного рынка в 2006 году прогнозируется на уровне 5,5 миллиардов долларов, торговцы контрафактом могут оперировать средствами в размере около 1,8 миллиарда долларов.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: