Главная / Лента новостей / 23 Октября 2006 г. 16:50

«Изображая жертву» получил главный приз Римского фестиваля

В субботу в Риме завершился первый в истории итальянской столицы международный кинофестиваль, который обещает стать одним из самых крупных в Европе. Главный приз на нем взял российский фильм «Изображая жертву» Кирилла Серебренникова: «народное» жюри из 50 кинозрителей назвало его лучшим в конкурсной программе. Картине, помимо главного приза, досталась награда в размере 200 тыс. евро: таких поощрений еще не знал фестивальный мир. Можно ли считать ошеломляющую победу российской картины знаковой при всей ее неожиданности?

Неожиданность – потому что никто понятия не имел, чего в итоге от этого Рима ожидать. Вокруг нового фестиваля ходили фантастические слухи и витало много скепсиса. Его патрон – мэр Вечного Города Вальтер Вельтрони – явно придумал эту затею не без дальнего политического прицела: говорят, он метит в премьер-министры. По одной из версий, новый фестиваль с его бюджетом в 10 млн. евро намерен «положить на лопатки» страдающую от экономических проблем Венецию.

Ни на одном европейском кинофоруме не было такого количества голливудских звезд, которые запросто встречались и общались с публикой. Его патронессой объявлена Николь Кидман, которую один за другим сменяли Леонардо ДиКаприо, Мартин Скорсезе, Ричард Гир, Роберт Де Ниро, Харрисон Форд… О европейских звездах – Монике Беллуччи, Люке Бессоне, Бернардо Бертолуччи и говорить нечего. В отеле «Бернини», где проходила деловая жизнь фестиваля, близорукий охранник на входе задержал Шона Коннери, потребовав показать аккредитацию. «Я – Коннери. Шон Коннери», – не моргнув глазом, сказал заслуженный артист бондианы и потребовал бокал сухого мартини (с водкой он его больше не смешивает). Охранника перевели на работу в прачечную отеля, а шотландский ветеран, приехавший получить приз за карьеру, собрал огромную толпу пожилых дам с собачками, пришедших поглазеть на кумира своей юности.

С первого же дня фестиваль зажил бурной жизнью. Один за другим курсировали автобусы, доставлявшие гостей и зрителей к главным фестивальным точкам. По вечерам на огромном экране крутили фильмы, съемочной площадкой для которых стал Рим – шедевры Феллини и Пазолини. Вдоль легендарной виа Венето, на которой родились понятия «папарацци» и «сладкой жизни», были установлены мемориальные съемочные площадки с креслами Серджо Леоне и других великих. Если на фестивальные просмотры пришло 150 тыс. зрителей, то выставки, посвященные Висконти, Мастрояни и Росселлини, посетило почти полмиллиона римлян. И даже трагедия в римском метро, случившаяся в дни фестиваля и повлекшая за собой жертвы, лишь пригасила градус фестиваля, но не остановила его маховик.

В каком-то смысле Римский фестиваль стремился к тому, чтобы стать народным, а не международным. На нем не было традиционного открытия и закрытия, не было профессионального жюри. Были гала-премьеры, ретроспективы, программа фильмов для детей и подростков под названием «Алиса в городе». Но был и международный конкурс. В нем участвовало несколько именитых режиссеров – Кристина Коменчини, Шинья Цукамото, Сюзанна Биер. Самым именитым претендентом на награду считался Отар Иоселиани со своей картиной «Сады осенью» – типично отаровской притчей о том, как мы становимся рабами собственного «эго» и как свобода нам только снится. Котировался и еще один французский фильм с грузинскими корнями – «Наследство» Темура и Гелы Баблуани, в котором цивилизованная, но бескровная Европа сталкивается с дикими горскими обычаями. Ни один из этих фильмов и режиссеров награды не получил.

Жюри возглавлял ветеран итальянского кино Этторе Скола, а в «народное» жюри входили зрители от 20 до 78 лет. Они были растворены в фестивальной толпе, на них никак нельзя было влиять, они, по сути, были засекречены. И только после награждения многие из «судей» подошли к Кириллу Серебренникову и признались, как им понравилась картина. Это, пожалуй, самый поучительный пример того, как мы бываем близоруки в своих суждениях по поводу отечественного кино. Когда картину Серебренникова награждали на «Кинотавре» в Сочи, было немало скептиков, говоривших о том, что это «наши внутренние радости», а матерный эпатаж в монологе милиционера будут понятен только русским. Как выяснилось, итальянцы поняли гнев нашего мента прекрасно. Может, потому, что у них во многом схожие проблемы? Что касается будущего Римского фестиваля, дождемся хотя бы его второго издания, тогда станет яснее, куда он движется и насколько глубокие корни пустил в фестивальной почве.

Об этом сообщают "Новые Известия".


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: