Главная / Лента новостей / 31 Мая 2005 г. 20:31

Секретный химик неизвестно где пропадал почти два года

Неизвестный, без вещей и документов, вошел на КПП при въезде в закрытый город Железногорск Красноярского края и попросил разрешение позвонить. По телефону он лишь назвал свою фамилию. «Это Подойницын, – сказал он, – я приехал». Через несколько минут прибыла машина и увезла незнакомца.

Солдаты, дежурившие на КПП, ничего не успели понять. Они и не догадывались, что Сергей Подойницын, заместитель начальника центральной заводской лаборатории Железногорского горно-химического комбината, человек, давно находящийся в федеральном розыске, столь же давно оплаканный и заочно похороненный большинством родственников и друзей, вернулся, наконец, в родной город. Ровно через год и семь месяцев после своего таинственного исчезновения.

…17 октября 2003 года Сергей Подойницын выехал из Железногорска в Красноярск якобы для покупки новой машины и домой не вернулся. По факту его исчезновения уже на другой день было возбуждено уголовное дело, к поискам подключились правоохранительные органы и сотрудники регионального управления ФСБ. Дело взял под личный контроль прокурор края Виктор Гринь.

В том, что исчезновение ученого наделало столько шума, нет ничего удивительного: для закрытого предприятия, на территории которого находятся атомный реактор, крупнейшее в стране хранилище облученного ядерного топлива, множество других объектов, работающих на оборону, возможное похищение человека, имеющего доступ к большим госсекретам, стало серьезным ЧП. В течение первых двух-трех недель безрезультатных поисков наиболее популярной «в народе» стала версия похищения.

Подойницын проработал в «почтовом ящике» около 20 лет и имел наивысшую – первую – степень допуска к разработкам и документам под грифом «секретно». 44-летний ученый занимался исследовательской работой в области радиохимического производства, в частности, решал задачу вторичного использования отработавшего ядерного топлива, разрабатывал способы его утилизации. Правда, коллеги Подойницына высказывали сомнение в том, что эти его работы могли бы вызвать интерес зарубежных спецслужб. Раньше, говорили они, самой секретной информацией на комбинате, которую мечтали бы раздобыть «вероятные противники», было количество нарабатываемого здесь плутония. Однако теперь эти сведения абсолютно открыты, а почти все технологические разработки, применяемые на ГХК, созданы полвека назад и давно рассекречены. Так что вряд ли из-за этого кто-то стал бы похищать человека.

Версию о возможном побеге за рубежи родины самого ученого отмели сразу. Ее категорически опроверг директор радиохимического завода ГХК Алексей Третьяков, близко знающий Подойницына. Зачем, спрашивал он, убегать человеку, который и так постоянно бывает в заграничных командировках и который уже через несколько дней должен был вновь лететь в США, чтобы выступить на конференции в Филадельфии?

На смену пришла криминальная версия исчезновения Подойницына, хотя ее расследование породило немало вопросов. Например, почему, уезжая из Железногорска в Красноярск, радиохимик воспользовался двумя машинами – на одной доехал до КПП, где начинается закрытая зона, и лишь там пересел на такси? Почему, по словам таксиста, он доехал только до Колхозного рынка Красноярска, если ехал покупать машину, а не помидоры? Или почему выбрал для поездки пятницу – единственный день на неделе, когда красноярский автомобильный рынок не работает? Со слов жены было известно, что Подойницын имел при себе крупную сумму денег – около 10 тыс. долларов. Было возбуждено уголовное дело по статье «убийство».

Теперь, когда ученый чудесным образом обнаружился, краевая прокуратура прекратила приостановленное ранее уголовное дело по статье «убийство» и возбудила новое – по статье 126 УК РФ «Похищение человека». По словам старшего помощника прокурора края Елены Пимоненко, «будет проводиться следствие, чтобы установить, связано ли исчезновение Подойницына с насильственными действиями или его уход был добровольным».

Что же случилось с Сергеем Подойницыным? Где он находился последние полтора года? Увы, пока сам он почти ничего не может сказать – частичная амнезия. Лишь в самое последнее время к нему по частицам начала возвращаться память. Начальник бюро общественной информации ГХК Павел Морозов уже успел пообщаться с Сергеем Владимировичем: «Он говорит, что у него был полный провал в памяти. Его кто-то увидел в Иркутске или Кемеровской области и сказал, что он находится в федеральном розыске. Он начал думать, что же такого совершил, но не мог ничего вспомнить. Потом к нему частично вернулась память». Он вспомнил телефон, адрес и имена родных, но не помнит, где был эти полтора года. Еще помнит, что работал инженером на стройке то ли в Иркутской, то ли в Новосибирской области, и что документы и деньги украли в поезде. Врачи говорят, что это может быть как обострением скрытой психической болезни, которая ранее не была диагностирована, так и следствием черепно-мозговой травмы или химического отравления. В любом случае, считают медики, о причинах говорить рано, необходимо полное клиническое обследование.

Между тем, по Железногорску и Красноярску гуляет еще одна неожиданная версия, появившаяся на свет еще полтора года назад и теперь как бы подтвержденная самим ходом событий – ученый никуда не уезжал, а все это время находился в «подвалах ФСБ». Якобы чекисты специально изолировали Подойницына, заподозрив его в намерении продать за границу некие секреты. Версия возникла не на голом месте. Во-первых, сразу после исчезновения Подойницина, люди в штатском провели в его доме обыск. Соседи, присутствовавшие в качестве понятых, утверждают, что в доме все было перевернуто вверх дном. И так везде – в комнатах, на кухне, в ванной, в туалете, даже на балконе. Что искали, не самого ведь пропавшего Подойницына?

Во-вторых, стало известно, что помимо основной работы, но вполне официально, Сергей Подойницын когда-то занимался выращиванием искусственных изумрудов. Говорят, что он довел технологию до совершенства, его изумруды ничем не отличались от натуральных. Однако комбинат не нашел рынка сбыта, и перспективное производство пришлось свернуть.

В-третьих, по словам того же Павла Морозова, полтора года назад комбинат вел два совместных проекта с американцами по созданию демонстрационного стенда, который должен был показать безопасность утилизации ядерного топлива, и в этих работах принимал участие Подойницын. История с «похищением» Подойницына произошла как раз в то время, когда в Красноярске проходил очередной «шпионский» процесс над известным физиком Валентином Даниловым. Того, как известно, «взяли» как раз за изготовления демонстрационного стенда, только не для американцев, а для китайцев. Сам Данилов вполне допускал, что пропавшего Сергея Подойницына «спрятали» в ФСБ.

Между прочим, эта версия не противоречит ни загадочному исчезновению Подойницына полтора года назад, ни тем более его загадочному появлению в наши дни. Могли ли быть использованы для блокирования памяти ученого какие-нибудь, к примеру, наркотические вещества? Врачи-наркологи говорят, что известные им наркотические препараты такой реакции не вызывают. Однако, говорят они, существуют и другие препараты, которые используются спецслужбами: «Но мы к ним доступа не имеем».

Евгений Латышев, Красноярск


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: