Главная / Газета 3 Октября 2011 г. 00:00 / Тематические приложения

Профессор Мануэль Идальго

«Рак излечим, если его выявить на ранней стадии»

Подготовила Наталья ТИМАШОВА

Ни для кого не секрет: когда медики в больнице разводят руками и говорят, что они не боги, родственники больного начинают метаться в поисках заграничного лечения. Особенно это касается онкологических заболеваний. Порой, даже не представляя, насколько в действительности окажется эффективным вмешательство, близкие снимают с себя последнюю рубаху, продают единственную квартиру и едут с пациентом за границу. Лишь бы приблизить призрачную надежду на выздоровление.

shadow
Сегодня мы поговорим об Испании. В чем сильны испанские врачи? Как в этой стране организована система медицинской помощи? На эти и другие вопросы журналу «Pro Здоровье» ответил генеральный директор Ассоциации больниц Мадрида «Хуан Абарка Сидон», директор Центрального объединенного онкологического центра имени Клары Кампаль (CIOCC – Centro Integral Oncologico Clara Campal), профессор Мануэль ИДАЛЬГО. Испанская тема в этом году постоянно присутствует на страницах российских СМИ. Что вполне закономерно – ведь весь 2011 год объявлен перекрестным Годом Россия – Испания.

– Господин Идальго, каких успехов на сегодняшний день добились испанские медики?

– Испанская система здравоохранения в настоящее время стоит на третьем месте в мире. Испанские специалисты в области медицины традиционно сильны в лечении онкологических заболеваний, но также и в пульмонологии, травматологии, урологии, эстетической медицине и пластической хирургии.

– Какова сегодняшняя статистика по заболеваемости раком в Испании?

– Наши цифры почти не отличаются от статистики, характерной для всех европейских стран и США, не существует какого-либо вида онкозаболеваний, характерного исключительно для Испании. На первом месте – рак легких у мужчин и рак груди у женщин, хотя смертность от рака легких – самая высокая как у мужчин, так и у женщин. Сегодня в Испании первая причина смертности – это именно раковые заболевания, они опережают сердечно-сосудистые. Раньше было наоборот, но сердечно-сосудистые заболевания лучше поддаются лечению, поэтому смертность от них снизилась.

– На что делается акцент в разработке эффективных методов лечения?

– Есть две группы пациентов. Первая, примерно половина больных, – это те, кто страдает излечимыми формами рака. Их излечение зависит от правильности выбора многофункциональных схем лечения, сочетающих хирургическое вмешательство, химио- и лучевую терапию. Их надо уметь правильно сочетать. Есть вторая большая группа пациентов, которые, к сожалению, неизлечимы. Они получают определенное лечение, но их болезнь со временем прогрессирует. И по отношению ко второй группе есть два прорыва, которые обнадеживают врачей и больных, – новые лекарственные препараты и методы молекулярной диагностики с целью подбора индивидуальной схемы медикаментозного лечения. Безусловно, эти две вещи связаны между собой. Рак считается генетическим заболеванием, и наша главная задача – понять, какие изменения, провоцирующие развитие опухоли, происходят на генетическом уровне. Если мы будем знать, что там происходит, то сможем разработать лекарство, которое будет оказывать точечное воздействие непосредственно на ген-провокатор рака и на опухоль на молекулярном уровне.

– А другие приоритеты?

– Роботизированная хирургия, позволяющая проводить нетравматичные, малоинвализные и ювелирные по своей точности операции, очень эффективная лучевая терапия, которая хорошо переносится, а также радиохирургические вмешательства. Мы постоянно работаем в этих направлениях и уже добились определенных успехов.

– Главная цель новых препаратов – продлить жизнь пациентов, вывести заболевание в ремиссию?

– Да. Но конечно же главная цель – вылечить наших пациентов второй группы, и мы хотели бы их вылечить. Но сначала надо идти, прежде чем бежать. Сначала надо сделать первый шаг – понять до конца природу патологических изменений на генном уровне.

– Какие же формы онкозаболеваний сегодня, увы, не поддаются лечению?

– Практически все формы рака на поздних стадиях, когда процесс зашел уже слишком далеко, опухоль сильно запущена и есть метастазы – рак легких, прямой кишки, желудка, молочной железы и многие другие. Они излечимы, если их выявить на ранней стадии.

– Как в Испании функционирует система ранней диагностики?

– Есть национальный скрининг, он добровольный и бесплатный для всех, любой человек при желании может обследоваться. В нашей стране очень хорошо организована система выявления рака молочной железы, благодаря чему мы сегодня имеем совершенно другую ситуацию по заболеваемости, нежели еще лет 10–15 назад. Благодаря национальному скринингу, а также превентивным мерам – огромной информационной работе с населением государственных органов, благотворительных организаций, средств массовой информации – удалось развить у женщин большую ответственность за свое здоровье, каждая из них знает, почему она должна вовремя сделать маммографию и почему поход к врачу не стоит откладывать на «потом». Проблему поздней выявляемости рака груди удалось решить также благодаря хорошему государственному финансированию. Но не всем онкологическим заболеваниям уделяется такое повышенное внимание, не обо всех так много говорят, как о раке груди. Возьмем, к примеру, распространенный рак прямой кишки: меньше внимания прессы, меньше социальная ответственность и в результате меньше людей делают колоноскопию – наиболее эффективное диагностическое исследование. Между тем его надо делать абсолютно всем людям, начиная с 50 лет. В начале этого года в Испании вступил в силу закон о полном запрете на курение в общественных местах. В ресторанах, барах, кино, театрах теперь вы не увидите человека с сигаретой. Этот запрет должен сыграть свою положительную роль в профилактике рака.

– А с какого возраста в Испании рекомендуют делать маммографию и как часто?

– Первый раз женщина должна ее сделать в 35 лет, затем, начиная с 50 лет, – каждые два года. Если, конечно, нет каких-то уплотнений в груди и проблем. Также это не распространяется на тех женщин, у которых плохая наследственность: у кого бабушка, мама, сестра перенесли рак груди и не важно, излечились они от недуга или погибли. Женщины с плохой наследственностью в группе повышенного риска, и у них должен быть более четкий контроль над ситуацией. Маммография – главный диагностический метод на сегодняшний день. Направление на маммографию женщине дает гинеколог или семейный врач. После этого она идет в специализированный центр и делает исследование.

– В России реально не хватает специалистов-онкологов и специализированных онкоцентров. А в Испании?

– По всей Испании цифру назвать не могу, приведу пример Мадрида – города с населением 6 млн. человек. В Мадриде есть 25–30 онкологических центров, каждый из которых принимает примерно тысячу пациентов в год. Ежегодно в клиниках проводится 30 тысяч онкологических исследований.

– Лечение онкологических заболеваний, в частности лекарственная терапия, – очень дорогостоящее дело, поэтому во многих странах государство берет на себя частично или полностью эти расходы. Как в Испании государство участвует в оплате медицинской помощи онкобольным?

– В Испании 100% онкологической помощи оплачивает государство: диагностику, хирургическое лечение, химио- и лучевую терапию, медикаментозное лечение и реабилитацию. Лекарственное обеспечение онкобольных – забота государства. Но оплачиваются только лекарства, одобренные Европейским агентством лекарственных средств (EMEA – European Medicines Agency) и включенные в список необходимых для лечения онкологических заболеваний национального министерства здравоохранения. Это довольно большой список, который постоянно обновляется. Новые препараты, которые еще не получили официального разрешения для использования, а это происходит только через 2–3 года после завершения всех испытаний, в этот список не входят. И если человек хочет принимать такой препарат, он должен оплачивать лечение сам или из средств страховой компании, если это предусмотрено договором. Государство платит только за проверенные лекарства, которые уже есть на рынке, но это, повторяю, широкий спектр. А например, в Великобритании в этой сфере гораздо больше ограничений, там государство оплачивает только самые важные и эффективные лекарства.

– При лечении рака очень важен фактор времени. Сколько времени у вас проходит от момента постановки диагноза до начала лечения?

– Да, время работает против нас, если мы медлим. Но эта сфера пока никак не регламентирована, и это как раз то, что могло бы улучшить государственную систему помощи онкологическим больным. Нужна живость реагирования. В частных центрах на проведение всех необходимых диагностических исследований у врачей есть очень короткий промежуток времени, и в этом ее преимущество. В государственном секторе он более растянут, но тем не менее все делается достаточно быстро.

– В России, к сожалению, этот период очень затянут, и многие пациенты умирают, так и не дождавшись лечения...

– Это очень печально, такого не должно быть, потому что если человек очень долго ждет, он из стадии излечимости переходит в стадию неизлечимости.

– Лечение рака – тяжелое испытание для организма человека и его психики. Большинство больных потом нуждаются в длительном периоде реабилитации и восстановления. Кто у вас этим занимается?

– Специальные реабилитационные отделения, которые есть во всех онкоцентрах и государственных больницах, где лечат онкологических больных. С ними постоянно работают врачи и психологи, чтобы они смогли нормально жить дальше.

– Как развивается в Испании детская онкология и каких успехов удалось достичь в этой сфере?

– У нас очень хорошая ситуация с ранней диагностикой: ежегодно диагностируется около 1000 новых случаев онкозаболеваний среди детей, из которых 80% поддаются лечению. И это исключительно благодаря ранней диагностике. У детей рак лечится намного лучше, чем у взрослых, в детском возрасте организм более восприимчив к лечению, и оно более эффективно. С одной стороны, у детей ткани и клетки опухоли быстрее растут, а с другой – они более восприимчивы, чувствительны к лечению. Детский рак требует многопрофильного подхода и четко скоординированной работы многих специалистов: онкологов-педиатров, радиологов, хирургов и радиотерапевтов, лечащих врачей и психологов. Но с детьми существует другая проблема – после лечения у них возникают определенные последствия, и им нужна длительная реабилитация – в течение нескольких лет, вплоть до совершеннолетия. К сожалению, мы не можем спрогнозировать рецидивы, которые могут быть в долгосрочной перспективе.

– Вторичные формы рака плохо лечатся. Испанским медикам удалось как-то продвинуться в этом направлении?

– Обычно рецидивы не поддаются лечению. Если первичная опухоль дала рецидив, значит, либо диагностика и лечение были произведены поздно, либо, несмотря на то что диагноз поставили вовремя, была неправильно выбрана схема лечения, или оно оказалось неэффективным. Увы, такое тоже бывает, несмотря на все достижения науки и серьезный прогресс в лечении онкологических заболеваний, рак по-прежнему остается недугом, с которым врачи и пациенты вынуждены бороться не на жизнь, а на смерть. Но, повторяю, сегодня в распоряжении врачей есть все возможности, чтобы помочь человеку победить болезнь. Главное, чтобы каждый из нас ответственно подходил к своему здоровью.

– В течение какого времени человек, переболевший раком, должен наблюдаться у врача-онколога?

– Пожизненно, чтобы ситуация не вышла из-под контроля. Сначала необходимо посещать врача каждые три месяца, потом – каждые шесть, потом – один раз в год. В течение первых пяти лет после болезни человек просто обязан посещать онколога.

– Ваши врачи всегда говорят всю правду пациенту?

– Нет, я говорю ровно столько, сколько пациент хочет услышать. Есть пациенты, которые хотят знать все о своем недуге, и есть те, кто не хочет этого. В Испании медицина более «отеческая», что ли, она откровенна с пациентом ровно настолько, насколько он этого хочет, в отличие, например, от США, где всегда все напрямую и до конца сообщают пациенту. Для испанских врачей каждый случай индивидуален.



Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: