Главная / Газета 26 Апреля 2010 г. 00:00 / Тематические приложения

Антон Макарский и Виктория Морозова:

«У нас горячие отношения»

Подготовила Диана ХАЧАТРЯН

Творческий и семейный дуэт Антон Макарский – Виктория Морозова считается одним из самых красивых и крепких в актерской и музыкальной среде. Что вдохновляет их на творческие взлеты и помогает справиться с любыми трудностями даже тогда, когда жизнь, кажется, трещит по всем швам, артисты поделились с корреспондентом журнала «PRO Здоровье».

shadow
– Антон, недавно вы перенесли серьезную операцию по замене тазобедренного сустава. Как ваше самочувствие?

– Спасибо, операция прошла успешно. Я снова работаю 24 часа в сутки, в полную силу и даже больше. Согласно реабилитационному плану, я должен был ходить некоторое время на костылях, но спустя неделю я их забросил и купил себе роскошную трость, правда, ее можно было использовать скорее как стильный аксессуар, не более того.

– Не было возможности избежать хирургического вмешательства?

– К сожалению, нет. Выявление заболевания на начальной стадии позволило бы избежать операции, но в Москве мне поставили неверный диагноз, врачи говорили, что у меня обычное растяжение, просто моя болезнь приобрела запущенную форму. А на самом деле у меня развивался артроз.

– Что стало причиной заболевания?

– Причиной была травма, которую я получил три года назад во время съемок в фильме «Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини». Самое обидное, что это случилось не на съемочной площадке, а во время утренней пробежки. Долгое время я сильно хромал, работал через боль, был ограничен в движениях, даже затруднялся завязывать шнурки на ботинках. Тогда я поехал в Израиль, где мне поставили диагноз «артроз 4-й степени». Врач объяснил мне, что я пришел слишком поздно, и теперь у меня нет другого выхода, кроме операции. Сейчас уже все позади, мне поставили титановый эндопротез с керамическим напылением. Гарантия – 20 лет, хотя все зависит от образа жизни. У меня достаточно насыщенный жизненный график, и я не собираюсь что-либо в нем менять. Кто-то ходит с протезом 40 лет, у других он стирается за 10 лет. Как будет у меня, покажет время. В любом случае все, что было пережито, пошло мне на пользу.

– Какая же тут польза?

– Любая экстремальная ситуация в жизни – это опыт, потому что в это время проявляются новые грани характера, как свои, так и близких людей, происходит переоценка ценностей, расстановка приоритетов. Считаю, что такие повороты судьбы обязательно должны происходить.

– Вы хотите сказать, что это проверка на прочность?

– Да, в том числе и семейных отношений. Вика не отходила от меня ни на шаг, практически не спала, подкладывала подушки, когда отекала нога, включала массажер, подключала какие-то трубки, следила за капельницей, подносила специальный аппарат, который разрабатывает легкие, еду, воду и т.д. Я ничего не мог сделать самостоятельно.

– Такая поддержка со стороны близкого человека, наверное, придавала вам силы?

Антон: – Она мне спать мешала! (Смеется.)

Виктория: – Я находилась с Антоном в одной палате все семь дней. В больницах Израиля родственники имеют право увидеть больного сразу после операции, чтобы убедиться, что с ним все в порядке. Когда я увидела Антона в трубках со всех сторон, то просто ужаснулась, он был похож на инопланетянина. С той минуты я не знала покоя, вздрагивала от звука аппарата, к которому Антон был подключен, каждый раз подбегала к нему, боялась, что его сердце может остановиться. После операции Антон сказал, что взял бы меня с собой в разведку… Меня поразило мужество мужа после операции: он категорически отказывался от морфия, переливания крови, больших доз антибиотиков, терпел боль и высокую температуру, которая держалась около 20 дней.

Антон: – Нет, около 10 дней. Врачи это объяснили тем, что мой организм борется с инородным веществом в бедре. Сейчас он практически смирился, и я делаю все для того, чтобы мой организм и протез сильно подружились. Я почти не ощущаю боли, а диапазон движений стал намного шире, чем до операции.

– Знаю, что вы любите экстремальные виды спорта. Теперь с этим покончено?

– Да, мне пока придется отказаться от спортивных занятий, но если нужно будет сделать что-то в кадре, то все отказы сойдут на нет. Я всегда по возможности работал без дублеров и каскадеров и выполнял трюки самостоятельно, сейчас ничего не изменилось. Я не инвалид и наличие протеза ничего не меняет.

– Спортивная закалка, боевой дух, похоже, все это заложено в вас еще с детства?

– Да, у нас был очень дружный двор, и летом мы всегда играли в футбол, волейбол, а зимой катались на коньках и гоняли шайбу. К сожалению, сейчас таких дворов практически нет, тем более в Москве. Самое памятное воспоминание – игра в мушкетеров с мальчишками из соседнего двора, мы были в роли мушкетеров, а они – гвардейцев.

– Могли тогда представить, что потом сыграете мушкетера в кино?

– Я и подумать не мог, что судьбой мне будет уготовано сняться в роли сына легендарного Арамиса. Кстати, в детстве я всегда был Атосом, мне нравились его благородство и загадка, очень люблю его песню «Черный пруд», я исполняю ее на своих концертах.

– Вокальные данные для артиста – важная профессиональная составляющая, а для вас, как семьи сольных исполнителей, особенно. Поделитесь секретом, как лучше всего сохранять голос?

Виктория: – Главный секрет мне рассказал Владислав Пьявко, с которым я пела в рок-опере «Парфюмер»: «Либо пить, либо петь – это закон!» Я воспользовалась советом и отказалась от спиртного, даже от шампанского. А еще мы не курим. Эффект отличный.

Антон: – По поводу курения абсолютно согласен с Викой и не вижу в этом смысла. Правда, я могу позволить себе иногда выпить. Но за два дня до концерта алкоголь для меня исключен.

– Есть ритуалы, которые вы совершаете непосредственно перед началом концерта?

Виктория: – Мы никогда не выходим на сцену не перекрестившись. За кулисами всегда смотрим с Антоном друг на друга, а еще мы собираемся всем коллективом, беремся за руки и говорим: «Ух!»

– Кто у вас в семье занимается домашним хозяйством?

Виктория: – Приходится мне. Антон категорически против домработниц.

Антон: – Во-первых, у нас не так много домашних дел…

Виктория (Перебивает.): Ну это Антону так кажется, потому что у нас всегда чисто. Дело в том, что я при нем никогда не занимаюсь уборкой (улыбается). Сейчас мы снимаем дом за городом, сдали квартиру в центре Москвы и счастливы, потому что дышим свежим воздухом. Для меня нет ничего лучше этого дома, я отношусь к нему как к живому организму, за которым нужно ухаживать, заботиться.

– Антон, а что для вас значит дом?

– У меня пока нет дома. Мой дом там, где мы с Викой вдвоем. Какое-то время мы жили в нашей квартире, но бывали там редко, поэтому не успели ощутить, что это наше гнездышко. Надеемся, в скором времени такая возможность представится. Сейчас мы строим большой дом из сосновых бревен под Сергиевым Посадом. Вика сама разработала проект, контролирует строительные работы, а я обеспечиваю финансирование. Думаю, что это и будет наша семейная усадьба.

– Чем вас привлекает жизнь в Подмосковье?

Виктория: – Когда мы туда приезжаем, то возникает одно желание: все бросить и никуда больше не уезжать. На нашем участке пасутся козы, бегают куры; летом расцветают яблони, сливы… просто фантастика! А весной появляется березовый сок, который мы используем для приготовления супов, кофе, чая, пьем его вместо воды. В прошлом году Антон даже приготовил бражку на основе сока, всего-навсего добавив в него изюм и сахар, по вкусу она напоминала квас.

– Несмотря на тяжелый график работы, вы всегда отлично выглядите и модно одеты. Кто отвечает за гардероб и какие предпочтения в одежде?

Антон: – В повседневной жизни люблю удобные и практичные вещи, для мероприятий предпочитаю классический костюм без галстука, так как в галстуке петь не очень удобно.

Виктория: – Раньше я прислушивалась к мнению специалистов, но в последние годы руководствуюсь исключительно собственным вкусом, настроением и…

Антон (Перебивает.): – Собственным мужем!

Виктория: – Да! В плане одежды у меня серьезные ограничения. Антону не нравятся открытые вещи, и он запрещает мне их носить, хотя влюбился в меня, когда впервые увидел в мини-юбке, коротком топике и на высоких каблуках. Видимо, боится, чтобы не влюбился кто-то еще (смеется). Сейчас я одеваюсь в соответствии со статусом замужней женщины, и мне приходится балансировать на грани: с одной стороны, хочется выглядеть привлекательно, с другой – чтобы муж был спокоен. Кстати, краситься мне тоже нельзя!

Антон: – Тебе не идет яркий макияж.

Виктория: – Правильно, как скажешь! (Смеется.)

– Вашу пару называют одной из самых красивых и крепких. Как это у вас получается?

Антон: – Для начала нужно встретить человека, с которым ты хочешь поддерживать теплые отношения на протяжении долгих лет, это самое сложное. У нас получилось, мы встретили друг друга, и у нас даже не теплые, а горячие отношения! (Улыбается.) Мы очень разные и прекрасно дополняем друг друга, у нас часто возникают разногласия, впрочем, как и в любой семье, мы говорим на повышенных тонах. Но наши ссоры быстро вспыхивают и быстро угасают, мы никогда не держим обиды друг на друга.

Виктория: – Брак – это своего рода подвиг…

Антон: – Может, тебе орден выдать? (Смеется.)

Виктория: – Говорят, что на первом месте стоит подвиг монашества, а на втором – брака. Лично мне кажется, что монаху легче справиться с самим собой, чем двум людям, которые составляют единое целое. Брак – нелегкое дело, я всегда об этом говорю девушкам, страждущим выйти замуж. Почему-то все думают, что замужество решит все их проблемы, но они сильно ошибаются. Если все будут понимать, что правильно выходить замуж один раз и на всю жизнь, то изменится и отношение к браку. Мужа надо беречь, холить и лелеять, с женской мудростью обходить острые углы, уметь прощать.

Антон: – Но у нас бывают ситуации, когда мы не можем прийти к общему мнению, и в нашей семье я обладаю правом окончательного решения. Я могу ударить кулаком по столу и сказать: «Будет так, как я решил!» Главный в доме – муж, он отвечает за свою жену перед Богом, и если она сделает что-то неправильно, то именно он будет виноват в этом, значит, плохо ее воспитал.

– Сколько лет вы уже вместе?

– В этом году будет 11 лет.

– Семейный девиз?

– Все будет хорошо в любом случае!

– Не думаете о пополнении в семье?

– Конечно, мы очень хотим детей. Мы строим дом с расчетом на детей, в нем обязательно будет звучать детский смех.


Рецепт от Виктории Морозовой и Антона Макарского:
«Белорусская бабка»
Картофель – 9 шт. крупных
Яйцо – 2 шт.
Соль по вкусу
Сметана
Подсолнечное масло – 1 ст. л.
Картофель очистить, натереть на крупной терке (половину жидкости слить!), добавить яйца, соль, далее все перемешать. Взять сковороду (лучше с высокими бортиками 25–30 см) и добавить подсолнечное масло, выложить картофельную массу на раскаленную сковороду и дождаться получения румяной корки, затем с помощью лопатки перевернуть блин на другую сторону. Подавать «бабку» лучше со сметаной. При желании можно добавить в «бабку» тертую морковь, обжаренное мясо, грибы и т.д.



Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: