Главная / Газета 8 Октября 2009 г. 00:00 / Тематические приложения

Театр как предчувствие кино

Венецианский кинофестиваль доказал – побеждают смелость и бэкграунд: например, театральный

Ксения ЩЕРБИНО, Владислав ПОЛЯКОВСКИЙ

Один из крупнейших кинофестивалей, Венецианская Mostra, в этом году принес нам немного поводов для радости (если, конечно, не считать таковыми множество хороших картин). В конкурсной программе не было ни одной российской ленты, впрочем, сама программа была столь удивительной и разнообразной, что даже бывалые киноманы растерянно качали головами.

shadow
Представить только: новый, а значит, уж точно скандальный, документальный фильм Майкла Мура «Капитализм: любовная история», повествующий о причинах и следствиях финансового кризиса; «Бессмертие мертвецов», очередной зомби-ужастик живого классика жанра, никогда еще за свою сорокалетнюю карьеру не попадавшего на «серьезные» фестивали Джорджа Ромеро; очередная экранизация Кормака Маккарти, который грозится стать самым востребованным в современном кино романистом современности, – «Дорога» Джона Хиллкоута с Вигго Мортенсеном в главной роли… ну как их всех сравнивать?! А были еще и новые работы таких мэтров, как Франческа Коменчини и Жак Риветт, Патрис Шеро и Клер Дени, Вернер Герцог и Тодд Солондз… Словом, при таком сочетании имен любой выбор жюри грозил оказаться спорным.

Кризис приходит и уходит, а кино – это нечто вечное, стремящееся вперед и обгоняющее будущее.

К слову о наградах: в этом году почти все призы получили люди, как раз пытавшиеся это самое будущее обогнать. «Ливан» Самуэля Маоза переворачивает наши представления о военном фильме. Первая Ливанская война, июнь 1982 года, четыре двадцатилетних мальчишки, экипаж машины боевой. Они не герои: по правде говоря, они чертовски боятся умереть и не вернуться домой. Война – это не пространство героизма, это не только подвиги и слава. Это ужас и страх, страх, проникающий в душу самого отважного патриота, потому что без этого страха нет ни подвигов, ни героизма. Война – это крах человечности и бесконечный кошмар, пожелать увидеть который может лишь безумец. Все дело в том, что режиссер фильма и есть один из четырех танкистов. Все, что мы видим, – его непосредственный живой опыт, опыт человека, двадцать пять лет после этого пытавшегося победить самого себя и создать сначала этот сценарий, потом и саму ленту. Маоз победил – «Золотой лев» за лучший фильм фестиваля – не символ этой победы, но лишь ее подтверждение.

Этот год по праву можно назвать годом дебютов. Судите сами: «Серебряный лев» за лучшую режиссуру достался Ширин Нешат. Всемирно известная иранская художница представила на фестивале дебютную ленту «Женщины без мужчин». Изящная новелла о четырех женщинах, нашедших в уединенном саду спокойствие, независимость и взаимопонимание, уводит зрителя в самые потаенные глубины поворотного исторического периода: на дворе 1953 год, Шах Пехлеви спешно покидает страну, – события, которые через двадцать лет приведут к Исламской революции и созданию известного нам Ирана.

Кубок Вольпи за лучшую мужскую роль получил Колин Фёрт за роль в ленте «Холостяк» по нашумевшему роману Ишервуда. Вечный экранный соперник Хью Гранта на сей раз выступил в роли пожилого профессора-гомосексуалиста. Дело тут даже не в том, что Фёрту весьма неплохо удалась роль, а скорее в том, что режиссером картины был Том Форд. Дизайнер с мировым именем решил снять свой первый фильм: событие само по себе примечательное, да еще и картина вышла на редкость удачной. Талант Форда в создании образа пришелся как нельзя кстати: в фильме нет практически ни одного случайного кадра. Можно сказать, из Форда вышел бы неплохой сценограф.

Другой дебют другого известного человека нас порадовал отдельно. Мы уже и не надеялись, но Ксения Раппопорт, актриса петербургского Малого драматического театра – Театра Европы, получила кубок за лучшую женскую роль. И опять, как с «Холостяком» и Фёртом, за дебютный фильм на сей раз фотографа и клипмейкера Джузеппе Капотонди. Раппопорт блистательно сыграла девушку из Любляны с очень темным прошлым и еще более туманным настоящим. Как и у Форда, картина выдает бэкграунд режиссера: фильм невероятно динамичен, а отдельные эпизоды так и вовсе больше похожи на трейлеры.

Раппопорт, так уж сложилось, на удивление, уместно смотрится в итальянском кинематографе. Дебютировавшая три года назад в «Незнакомке» Торнаторе актриса выучила итальянский и в одночасье превратилось в итальянскую звезду. Еще в прошлом году нам казалось триумфом, что именно Раппопорт – русская актриса, та самая Елена Андреевна из сенсационного додинского «Дяди Вани», – приглашена вести церемонию открытия, но подлинный триумф этого года окончательно расставил все на свои места.

Ксению встречали на фестивале, как свою. В этом году итальянские журналисты превзошли самих себя и задавали актрисе по-настоящему разнообразные и сложные вопросы, в отличие от прошлогодней ситуации, когда всех, кажется, интересовало лишь, «взволнована ли она». Сама Раппопорт меж тем не забывает и о работе в театре: фестиваль лучшая актриса покинула сразу после объявления наград, отправившись в Петербург: а как же, репетиции… По словам актрисы, именно театральный опыт обеспечивает ее всем необходимым для игры в кино: русском или же итальянском.

Примечательно, что и партнер Ксении по фильму Филиппо Тимми в Италии известен в первую очередь как театральный актер. Правда, современный итальянский театр кардинально отличается от отечественного. Фестиваль «Территория» представляет шоу «Дикая Темнота» театральной компании другого гостя Мостры Пиппо Дельбоно. Дельбоно, кстати, снялся в картине молодого режиссера Луко Гуаданино «Я есть любовь» в роли деспотичного аристократа-миланца, мужа русской эмигрантки в исполнении Тильды Суинтон. Картины просто идеальны для сравнения: шотландская аристократка и голливудская звезда Суинтон играет русскую, забывшую всю свою прошлую жизнь, а русская актриса Раппопорт – эмигрантку из Словении, напротив, которая не может от прошлого убежать.

По словам актрисы, она непременно еще поработает с Тимми в какой-нибудь совместной театральной постановке. Ведь театр, как известно, основа всего – в том числе, и культурного диалога.

Опубликовано в номере «НИ» от 8 октября 2009 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: