Главная / Газета 8 Июня 2009 г. 00:00 / Тематические приложения

Всемирная выставка 1889 года в Париже

Юрий НИКИТИН

120 лет назад в Париже проходила одна из крупнейших всемирных выставок XIX столетия. Она была приурочена к столетию Великой французской революции 1789 года.

shadow
Это была четвертая всемирная выставка во Франции. Как и все предшествующие смотры, она разместилась в самом центре Парижа – на Марсовом поле, набережной Орсэ и, напротив, через Сену – в районе Трокадеро. Выставочная территория, занимавшая более 70 га, была предоставлена городом бесплатно. Выставка превратилась в уникальную экспериментальную строительную лабораторию. Здесь были построены здания и сооружения из металла, которые по смелости технической мысли и своими огромными размерами на много лет опередили мировую практику. Грандиозная 300-метровая металлическая башня, построенная по проекту Густава Эйфеля на берегу Сены, в два раза превосходила по высоте самые высокие сооружения в мире. Вместе с Эйфелем в проектировании принимал участие инженер Бурдон, а строили ее несколько подрядчиков: Гобер, Нугнье, Кешлен, Саль и Совэстр. Все детали башни были изготовлены заводским способом. Строительство ее продолжалось 7 месяцев. Динамическая композиция башни показала новые эстетические возможности архитектуры металла.

За Эйфелевой башней находились различные выставочные здания, главную композиционную роль среди которых играл роскошный Дворец промышленности. На куполе этого здания, высотой 65 метров, была установлена огромная женская фигура, олицетворяющая Францию.

За Дворцом промышленности по проекту архитектора Ф.Л. Дютера и инженера М.Ж. Контамена был выстроен подлинный шедевр инженерного искусства – Дворец машин. Длина этого гигантского трехпролетного здания составляла 420 м, величина среднего пролета – 115 м, высота в свету – 45 м. Уникальной для того времени была легкая несущая конструкция центрального зала. Она состояла из двадцати решетчатых трехшарнирных арок, опирающихся прямо на фундамент. В здании была устроена необычная смотровая платформа, действующая по принципу мостового крана. Она транспортировала более 200 посетителей по всей длине грандиозного павильона и позволяла им рассматривать сверху разнообразную экспозицию – самые современные по тому времени и в большинстве своем действующие машины.

Дворец машин явился специфически выставочным зданием, выдающимся в истории мировой архитектуры. Он изменил привычные представления, связанные с распределением масс в обычных сооружениях. Известный историк архитектуры Зигфрид Гидеон писал по этому поводу: «Такой свободно перекрытый пространственный объем означал совершенно неизвестную до сих пор победу над материей». Эта архитектура, выражавшая новые возможности машинного производства, контрастировала с преобладающей традицией украшательства и эклектики, в которой были выдержаны остальные выставочные здания.

К сожалению, Дворец машин, как и большинство уникальных выставочных зданий XIX столетия, после закрытия всемирного смотра был разобран. Эйфелевой башне повезло больше. Несмотря на многочисленные протесты и петиции парижских писателей, художников, скульпторов и архитекторов, которые сопровождали строительство башни, и даже после закрытия выставки, она сохранилась. Более того, спустя два десятилетия она стала символом города. По иронии судьбы Эйфелева башня в ХХ веке вдохновляла поэтов и художников на создание выдающихся произведений.

В парижской выставке 1889 года приняло официальное участие 29 стран и еще 11 стран – неофициальное. Россия, как и большинство монархических государств, отказалась от официального участия в смотре, «приуроченном к 100-летию казни французского короля». Выставка собрала 56 тысяч участников. Около 62 тысяч экспонатов было тематически распределено на 9 групп и 83 класса:

1-я группа – предметы изящных искусств;

2-я группа – предметы воспитания и образования;

3-я группа – мебель, бронза, часы, ковры, предметы роскоши;

4-я группа – ткани, платья, драгоценности, принадлежности туалета;

5-я группа – добывающая промышленность, сырье и его переработка;

6-я группа – предметы механической обработки;

7-я группа – продукты питания;

8-я группа – земледелие, виноделие, рыболовство;

9-я группа – садоводство.

Что же уникального было представлено на этом смотре? Самым внушительным оказался машинный отдел. Среди паровых агрегатов преобладали машины американца Корлиса. Большая 1200-сильная углеподъемная машина поражала воображение. Развитие машинной техники обеспечивалось стремительным ростом выплавки стали новейшими процессами. На выставке наряду с процессами Бессемера и Мартена была показана дефосфорация металла в конверторах способом Томаса. Здесь же впервые демонстрировались образцы автомобилей: трехколесная машина Карла Бенца и четырехколесная – Готлиба Даймлера.

Отдел электричества вызывал всеобщее восхищение. Осветительная техника, электрические лампочки, телефоны, телеграф зачаровывали публику. Особый интерес вызывал стенд с многочисленными изобретениями Томаса Эдисона. Чтобы послушать его фонограф, посетители часами выстаивались в очереди. Большие успехи электротехники, особенно в области освещения, в значительной степени содействовали великолепию самой выставки. Эффектное и безопасное электрическое освещение позволяло посещать выставку в вечернее время. В освещении выставки использовался газ и электричество, но газ явно уступал последнему. Пальма первенства принадлежала лампам накаливания. Интересно, что в садах и на мосту через Сену горели в том числе и 70 свечей Яблочкова.

Значительны были успехи в развитии химических технологий. Здесь демонстрировалось много новых продуктов химии: искусственный алкалоид, индиго, сахарин, целлулоид и т.д.

Проведение выставки совпало с 50-летием изобретения фотографии. Обширная экспозиция знакомили публику с победным распространением «светописи» по всему миру.

Организаторы выставки устроили еще несколько специальных тематических экспозиций, среди которых наибольшим интересом пользовался раздел «История человеческого жилища». Автором идеи выступил известный французский архитектор Шарль Гарнье. По его проектам были построены 44 здания, представлявшие собой импровизированную ретроспективу жилых домов разных народов от каменного века и до XVII столетия. Парижская выставка 1889 года положила начало традиции строить поселения «экзотических» народов, которая продолжалась до середины ХХ века.

Несмотря на то, что Россия не принимала официального участия в парижском смотре, русский отдел был все же частным образом представлен. Он занимал площадь в 3800 кв. м в большой галерее Дворца промышленности. Здесь выставили свои экспонаты 820 наших соотечественников.

Неофициальное участие России в выставке неизбежно сказалось на его качестве. Расходы по участию в выставке на сей раз полностью легли на самих экспонентов. В отделе машин русских экспонатов не было. Горнозаводской раздел не отражал состояния горной промышленности России и значительно уступал подобным нашим отделам на предыдущих всемирных выставках. Слабо были представлены и русские художники во Дворце изящных искусств. Тем не менее 671 российский экспонент получил награды – 19 почетных дипломов, 128 золотых, 184 серебряных, 210 бронзовых медалей и 130 почетных отзывов, т.е. более 80% от общего числа наград всемирной выставки.

Среди наиболее значительных экспонатов русского отдела выделялась коллекция почв, присланная профессором В.В. Докучаевым. Особым интересом пользовался «куб» чернозема, привезенного из Воронежа и переданного позже в Сорбоннский университет. Коллекция русских почв получила золотую медаль выставки, а ее составителя наградили медалью «За заслуги по земледелию». Посетители и пресса отмечали качество фаянса Кузнецова, тульские самовары Баташева и Воронцова, ситцы Морозова, меха Новинского, павлово-посадские платки Лабзина, охотничью мебель и чучела Гринвальда, изделия из камней Алибера. Особой похвалы удостоились кожи Савина, мебель Свирского, бронза Шопена, серебряные изделия Хлебникова и Овчинникова, мельхиор Фраше, образцы ртутной руды Ауэрбаха. Первый производитель российского коньяка, основатель известных коньячных заводов в Кизляре, Ереване и Тбилиси Д.З. Сараджиев был удостоен сразу двух золотых медалей.

Парижские газеты восторженно отзывались о концертах русской музыки во дворце Трокадеро. Здесь выступал симфонический оркестр под управлением Н.А. Римского-Корсакова.

Большим успехом у парижской публики пользовался русский ресторан «в национальном вкусе», который был устроен на первой платформе Эйфелевой башни во время выставки. В ряду «Истории жилищ» выделялся и «русский дом», построенный французами. Он представлял собой вольную импровизацию на тему двухэтажного боярского дома XV века.

Всемирная выставка 1889 года превратилась в колоссальный праздник – массовый народный праздник и одновременно в праздник промышленности. Она дала массу новых идей и усовершенствований, которые способствовали прогрессу человечества.

Опубликовано в номере «НИ» от 8 июня 2009 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: