Главная / Газета 3 Июня 2009 г. 00:00 / Тематические приложения

Фестиваль

Русский «Царь» в Каннах

Евгения ТИРДАТОВА, специально для журнала «Театрал – PRO Кино» из Канн

20 мая для русских в Каннах стало днем печали. Из Москвы пришло скорбное известие о кончине Олега Янковского. Представить наш кинематограф без этого великого актера почти невозможно.

«Царь» (реж. П. Лунгин) Митрополит Филипп – Олег Янковский
«Царь» (реж. П. Лунгин) Митрополит Филипп – Олег Янковский
shadow
Те, кто в эти дни находился на 62-м Каннском кинофестивале, увидели последнюю, гениальную работу актера в фильме Павла Лунгина «Царь», которая была включена в программу «Особый взгляд».

Олег Янковский играет здесь роль Филиппа Клычева, бывшего друга Ивана Грозного, ныне митрополита, у которого нашлась смелость выступить против злодейств царя-тирана и стоять до последнего. Янковскому равных на экране Каннского фестиваля – будь то конкурсный или неконкурсный – не было. В программе «Особый взгляд» актерских призов нет, но если бы они были – никаких сомнений в том, кто достоин приза за лучшую мужскую роль, не было бы. Другое дело – дали бы или не дали. Запад не очень любит копаться в потемках и странностях русской души, что так потрясающе делает Янковский. Пример тому – посвящение датским радикалом Ларсом фон Триером своего безумного фильма «Антихрист» Андрею Тарковскому, что свидетельствует о том, что ни в Тарковском, ни в «загадочной русской душе» Запад не понимает ничего.

Филипп Янковского (по странному стечению обстоятельств, последнего героя Олега Янковского зовут так же, как и его сына, – для Филиппа Янковского это должно, вероятно, звучать, как знак, как творческое и человеческое завещание отца) – не святой, прямо идущий в рай, а простой смертный, который мучается, страдает, сомневается, задает вопросы. Он тщетно ищет ответа – и у людей, и у Бога. Митрополит в исполнении Янковского – это трагическая фигура, сострадающая и взывающая к состраданию, мучающаяся от слепоты и невежества людей.

Финальное столкновение Ивана (Петр Мамонов) и Филиппа в тюремной камере, куда царь пришел, не в силах выносить страшное одиночество, в последней надежде подчинить волю митрополита своей воле – это шедевр, достойный шекспировских трагедий. Мы видим почти физически, как уменьшается, сокращается, чернеет царь и как светлеет, и становится все более значительным лицо митрополита, испытывающего душевные и физические муки. Даже закованный в цепи, он мощнее, значительнее, потому что несет свет и добро. «Где мой народ?» – в тоске спрашивает Иван, который уверен в том, что он – совершенный царь, пусть и грешник, пусть и творящий злодейства. Ответа нет. «Народ безмолвствует», – сказал бы Пушкин. Кадр уходит в темноту. На этом фильм и заканчивается.

Павел ЛУНГИН, режиссер фильма «Царь»:

«История отношений Ивана Грозного и митрополита Филиппа, история их трагического конфликта известна. Мне кажется, что это важнейший момент в правлении Ивана Грозного, в прошлом нашей страны. Убив первосвященника, царь почувствовал, что ему все дозволено, что он может стать Богом. После убийства Филиппа Грозный стал сам назначать глав Церкви, а при Петре Первом Церковь просто стала министерством идеологии. С Грозного же пошло «русское раздвоение» – когда существуют две правды, две морали – для народа и для власти. И два бога – карающий (от власти) и добрый боженька для народа. Почти все, что есть в сценарии, основывается на исторических фактах – на письмах Грозного, на его покаянии, на Карамзине. Карамзин, например, описывает увеселительную казнь, когда людей тащили на улицы, а они прятались по домам от страха. История, воплощенная в фильме, также подробно описана в Житии святых. Там даже диалоги прописаны самым тщательным образом. Трудно поверить, но каждая фраза звучит там современно, как сегодня».

На вопрос о том, получал ли Лунгин одобрение у священников на воплощение этого сюжета, для православной церкви весьма больного, режиссер ответил на пресс-конференции, что «за одобрением» он не обращался ни к кому. «И мой «Остров», и моего «Царя» представители русской церкви и власти увидят – если захотят – уже готовыми. Это все-таки произведение искусства, а не агитация. Никакого разрешения на постановку мы ни у кого не получали, никакого давления не испытывали».

Опубликовано в номере «НИ» от 3 июня 2009 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: