Главная / Газета 8 Апреля 2009 г. 00:00 / Тематические приложения

Николай Досталь:

«Творчество – интимная вещь»

Ольга ГАЛИЦКАЯ

Режиссер Николай Досталь человек азартный, увлеченный, со стремительными движениями, очень молодой, несмотря на зрелые годы. Но фильмов о современности он не снимает. Досталь изучает прошлое: не как академичный исследователь, а как человек, глубоко и любовно понимающий русские характеры, русскую натуру и неравнодушный к отечественной истории. Недавно Николай Николаевич закончил новый фильм «Петя по дороге в царствие небесное», с которого мы и начали наш разговор.

shadow
– Время, место действия и героя вашего фильма можно обозначить в нескольких словах. 1953-й год, поселок Кандалакша Мурманской области, где живет деревенский дурачок Петя Макаров. Что вас в этом привлекло?

– Если говорить о литературной первооснове фильма, о сценарии, меня всегда интересует герой. Не столько сюжет, не столько сама история, хотя она, конечно, тоже важна. Главное, чтобы был герой, был интересный персонаж. Так во всех моих фильмах – «Человек с аккордеоном», «Шура и Просвирняк», «Завещание Ленина». И здесь меня привлек этот парень Петя, какой-то вроде не очень нормальный, но в то же время нормальный тем, что он очень добрый, честный, искренний, готовый всем всегда помочь. Этот парнишка меня очень заинтересовал, такой чудик, как у Шукшина. И у меня похожие герои были в «Облако-рай» и «Коля перекати-поле». Но горько то, что по своей наивности Петя наш готов оказать содействие не только людям, но и власти, воображает себя ее представителем, госавтоинспектором. Ведь он слушает радио и безоговорочно верит всему, что там говорят. Ему все подыгрывают по доброте душевной. У нас ведь испокон веков к юродивым, блаженным относились по-особенному, жалеючи, с душой. Но вот это Петино желание приблизиться как-то к власти, стараться непременно расти по социальной лестнице – оно его и приводит к печальному исходу. Потому что, наверное, власть в своей основе такая штуковина, из-за которой возникают плохие последствия для тех, кто к ней стремится и кто ею обладает. По крайней мере, у нас на Руси всегда так, испокон веков. Михаил Кураев, автор повести, очень точно об этом написал.

– Значит, прежде всего, вас заинтересовала хорошая литература?

– Михаила Кураева я давно заприметил. У него есть замечательная книга «Капитан Дикштейн», написанная в 80-х годах, с очень интересным героем. Я мечтаю снять по ней фильм. Уже написан сценарий, но фильм дорогой, трудноподъемный. Там одно из главных событий – Кронштадтский мятеж 1921 года, понятно, что затраты на съемки должны быть большие. Денег мы пока не нашли. А «Петя по дороге в царствие небесное» камерная история, бюджет понадобился минимальный.

– Но получается, что непритязательная история затрагивает большую тему – человек и власть?

– Везде и во времена людям приходится задуматься, кого мы наделяем властью и чем это чревато для них и для нас. Но мне не хотелось бы отпугнуть будущих зрителей слишком серьезными словами. Зачем людей загружать, и так у нас власть уже изо всех щелей лезет. А в нашем фильме, хотя и есть подспудно такая тема, но много юмора, иронии – по жанру это трагикомедия.

– Чтобы показать 50-е годы, сильно пришлось поработать над сходством со временем в тех местах, где шли съемки?

– Мы поехали туда, где все происходило, – в Мурманскую область, в Кандалакшу. Наш Петя реальный человек, он там жил. Там же прошло детство и юность Михаила Кураева, который впоследствии рассказал Петину историю. Отец Кураева был главным инженером на строительстве подземной электростанции, которая в нашем фильме тоже есть. Что-то, конечно, пришлось нам задекорировать, поменять. Но рядом с Кандалакшей есть поселок Зеленогорский, где 50-е годы сохранились практически как живые. Мы нашли автомобили тех лет в Мурманске и Кандалакше. Для полковника Богуславского отыскали черный «Опель», трофейный. Полковника сыграл мой любимый Рома Мадянов. Он в моих последних фильмах по военной части. В «Штрафбате» играл майора, теперь вот полковник.

– Почему после таких масштабных, подробных телевизионных фильмов, как «Штрафбат» и «Завещание Ленина», вы вновь возвращаетесь к сталинскому времени?

– Наверное, потому, что большое видится на расстоянии. Чтобы снимать о сегодняшнем времени, надо от него немного отойти. С другой стороны, хотя я читаю много сценариев о сегодняшней жизни, нет среди них таких, которые мне были бы интересны. К тому же мы еще с прошлым не разобрались. У нас отношение к прошлому часто неверное, несправедливое и неправильное. Люди очень плохо информированы. Пока мы не будем точно знать, что было до нас, наше будущее очень туманно.

– Получая в Кремле звание народного артиста России, вы об этом напомнили. Но отчего-то ваши слова о том, что именно в этот день, 5 марта, 56 лет назад не стало последнего тирана России, многих просто ошарашили.

– Я хотел, чтобы президент напрямую это услышал от представителя творческой интеллигенции. А в зале все были настроены на поздравления с наступающим Международным женским днем, и никто такого не ожидал, конечно.

– И даже не подумали, что награждение происходит в такой памятный день?

– Ну кто же об этом подумает? Вот «Имя России», позорную передачу, где Сталин почти в победители вышел, запускать на ТВ подумали. Поэтому я и снимаю свои фильмы, чтобы больше размышляли о том, что такое война, что такое ГУЛАГ. Такое впечатление, что люди у власти не читали «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, а надо бы прочесть. Ведь столько томов документов о Сталине опубликовано, где его подпись многократно стоит под несудебными расстрелами! А народу до сих пор никто не сказал открыто и внятно: Сталин действительно тиран и преступник. По-прежнему приписывают ему, его бездарному руководству Победу во время войны. Вообще я считаю, что отличие Гитлера от Сталина только в том, что Гитлер уничтожал чужие народы, а Сталин истреблял свой. Прощать это нельзя и забывать нельзя. Поэтому я и сказал о смерти тирана.

– Звание народного артиста, с которым я вас от души поздравляю, что-то дает материальное или только приятные эмоции?

– Да нет, конечно. Только тщеславие ублажает, приятно все-таки, чувствуешь, что оценили твои труды. Но в первую очередь надо благодарить зрителей, чей многолетний интерес к моим фильмам послужил основанием для такого почетного звания. Мне мой друг сказал: тебе 62 года, хорошо, что наградили не к юбилейной круглой дате, значит, за дело получил, за работу.

– Какую работу планируете на будущее?

– Очень большую. 16 серий фильма «Раскол» для телеканала «Россия». Опять по сценарию Михаила Кураева, с которым вновь свела меня судьба. ХVII век, время правления царя Алексея Михайловича «Тишайшего» и церковного патриарха Никона. Протопоп Аввакум, боярыня Морозова, раскол Русской православной церкви. Тема болезненная, непростая, ведь никакого литургического общения до сих пор нет между староверами и Русской православной церковью. В игровом кино этого периода русской истории вообще никто не касался, видимо, слишком это сложно.

– Почему же вы решились?

– Я, еще когда прочитал стихотворение Варлама Шаламова «Аввакум в Пустозерске», которое начинается словами «Не в бревнах, а в ребрах церковь моя», почувствовал, что буду этим заниматься. Стал читать «Житие Аввакума», исторические хроники и материалы. Обнаружил там столько страстей, харизматических личностей, что все это меня захватило.

– Сейчас в кинопроизводстве много проблем. Как вы оцениваете состояние нашей киноиндустрии?

– Какая у нас экономика, такая и киноиндустрия. Но хорошие фильмы есть. И молодые режиссеры, которые делают талантливое кино. «Нирвана», например, Игоря Волошина. Классная, цельная работа, необычная. А вот эта расхваленная Валерия Гай Германика со своим чернушным фильмом о дворовых девчонках мне совсем не понравилась. Деструктивная абсолютно история. Подобных ей, начиная с замечательной перестроечной «Маленькой Веры», мы уже видели-перевидели. Знаю, Михалков ее похвалил. Думаю, название ему понравилось – «Все умрут, а я останусь».

– Как вы считаете, Союз кинематографистов может помочь режиссеру в решении творческих задач?

– Союз кинематографистов многое может, но не в творческих вопросах. Творчество – это то, что нас разъединяет. Что общего у Михалкова и Германа, у Дыховичного и Говорухина, у Абдрашитова и Суриковой? Ни-че-го! Творчество – интимная вещь, тут Союз не помощник. А объединяет нас всех только одно – профессиональные интересы: авторские права, борьба с видеопиратством, трудовые договора. И социальные вопросы, конечно: страховки, помощь больным и безработным. Как раз на этом объединении надо строить наш Союз. Будущее Союза – это союз Гильдий. Их надо делать сильными, общероссийскими, чтобы был упор на защиту профессии, как это происходит во всем мире. К тому же вся структура СК до сих пор советская, устаревшая: секретариат, председатель, первый секретарь. Политбюро только не хватает. Саму структуру необходимо модернизировать. Нужна, пользуясь компьютерным языком, перезагрузка. На руководящей должности в СК может находиться только человек, который подчиняет себя работе в Союзе, а не Союз подминает под себя. Нельзя также отдавать функции СК никакой академии. Которая, кстати сказать, конечно же, должна быть одна.

– Какими, на ваш взгляд, должны быть функции киноакадемии?

– Только представительские. Раз в году вручать кинопремии. Учредитель нужен только один – Союз кинематографистов, ну, может быть, еще Министерство культуры. А не так, как сейчас: и телеканалы в учредителях у «Золотого орла», и правительственная газета, и Российская академия наук, давайте еще МЧС позовем. Выборы в академию обязаны быть демократическими, основой ее могут быть все лауреаты Орла и Ники. При этом я не исключаю, что предложить возглавить эту единственную российскую киноакадемию следует самому известному отечественному кинематографисту. Раз Никиту Михалкова знают во всем мире, пусть он ее и возглавит, зачем ему прятаться за спину Владимира Наумова.

– Ваш фильм «Петя по дороге в царствие небесное» включен в конкурсную программу 31-го ММКФ. Какие ожидания у вас связаны с июньским фестивалем в Москве?

– Мы предлагали фильм на Berlinale, его не взяли, там вообще уже несколько лет не берут в конкурс наши картины. Может быть, наша история слишком внутренняя, понятная больше тем, кто живет в России. Поэтому я рад, что первыми фильм «Петя по дороге в царствие небесное» увидят зрители Московского международного кинофестиваля. Это для меня самое главное, чтобы картину поняли и приняли прежде всего на родине.

Опубликовано в номере «НИ» от 8 апреля 2009 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: