Главная / Газета 7 Июля 2008 г. 00:00 / Тематические приложения

Кому отдать царское золото?

Веста БОРОВИКОВА, фото Анатолия МОРКОВКИНА

В Москве заканчиваются съемки исторической драмы «Кромовъ», посвященной событиям 1917 года и Гражданской войны.

shadow
Дамы в бальных платьях с декольте явно мерзнут в холодном Шереметевском дворце, не прогревшемся после зимы. Накрапывает дождь. На улице не больше +10, и столбик термометра упорно ползет вниз. Спасает только чай, кофе и теплые куртки, которые актрисы одевают в перерывах между дублями.

– Вам не кажется, что в определении Временное правительство есть что-то непостоянное?

– Вы стали забывать русские поговорки, граф. Нет ничего более постоянного, чем временное.

Эта пикируются между собой Мещерин, посол Временного правительства (Валерий Баринов) и военный атташе полковник Кромов (Владимир Вдовиченков).

Сцена приема в русском посольстве в Париже 1917 года явно затягивается, и грозит закончиться температурой для тех дам, чьи платья наиболее смело открыты. Среди них, кстати, Ксения Кутепова и Амалия Мордвинова. Мужчинам повезло больше – их греют мундиры. Французские, русские, германские. Кажется, есть даже итальянский.

Сюжет новой картины режиссера Андрея Разенкова («Тесты для настоящих мужчин») закручивается вокруг любопытного исторического факта: главный герой Кромов, русский военный атташе во Франции (фамилия его прототипа – Игнатьев), в 1916 году получает от царского правительства на хранение миллионы рублей из царской казны. Во время переворота 1917 года он оказывается хранителем этой колоссальной суммы денег, которые становятся бесхозными, поскольку царского правительства больше нет, временное он не признает, а большевики у него доверия не вызывают. Разные политические силы тянут руки к этим деньгам, но убивать героя не спешат – миллионы хранятся в банках, и могут быть выданы только под личную подпись Кромова. Его пытаются склонить на свою сторону красные, белые, но Кромов, будучи человеком чести и патриотом, хранит вверенное ему золото до 1925 года, после чего отдает Советам, и возвращается в Россию.

Почему? У каждого в съемочной группе есть свое мнение на этот счет.

– Он человек чести. Хочет отдать миллионы только той политической силе, которая способна удержать власть в стране и сохранить границы России. На тот период времени это были большевики, – объясняет выбор своего героя соавтор сценария Михаил Петухов. – Ни временное правительство, ни впоследствии силы белой эмиграции сохранить Россию бы не сумели.

Такой ответ оставляет много вопросов, поскольку Россия – это не только география, но и люди, а геноцид собственного народа, прекрасно видимый Кромову даже с берегов Сены, вряд ли мог убедить его в том, что Советы – именно то правительство, которому нужно отдать царские миллионы. Если же симпатии Кромова сразу были на стороне Советов, то почему атташе раздумывал восемь лет, тоже не ясно.

Иной вариант подсказывает исполнитель главной роли Владимир Вдовиченков. Ему Советы малосимпатичны. В перерыве за чаем он проливает свет на странное поведение своего героя:

– Я много думал на эту тему, и кое-что в поступке Кромова, то бишь его реального прототипа Игнатьева, не понимал. Вчера мы на эту тему разговаривали с Амалией (Мордвиновой – она играет в картине супругу Кромова.), и только после того, как она рассказала мне, что вычитала о тех событиях, пасьянс в моей голове сложился. Кромов долго не отдавал деньги. Но у него осталось очень много родственников в Советском Союзе. И от властей последовала угроза репрессий. Помимо денег, одним из условий, которые были поставлены, было его возвращение на родину. Только в этом случае ему было обещано, что его близкие не будут репрессированы. Если исходить из этой мотивации, то все становится более-менее объяснимым. Потому что деньги, они все равно абстрактны. А близкие люди всегда конкретны.

Что касается меня, то я бы на его месте в Россию не вернулся. Опять-таки, мне так кажется с расстояния прошедших 80 лет и знания, во что все это вылилась и чем, в конечном итоге, стала Советская власть. Кромов – будем все-таки называть его так, поскольку я играю не Игнатьева, а Кромова, – не обладал таким объемом информации. Мне хотелось бы верить, что на его месте я сохранил бы верность присяге и остался патриотом страны. Но как бы вышло на самом деле, окажись я там и тогда, не знаю.

Пока мы размышляем над малопонятным выбором главного героя, дамы густо синеют в своих декольтированных нарядах, слушая, как перебрасываются колкостями актеры. Идет бесконечный дубль одной и той же сцены, шестой час вечера, столбик термометра падает еще на пару градусов, с неба льется ледяная морось.

Если симпатии молодой части группы вполне определенны, то Валерий Баринов, согласно летам и опыту, в своих оценках не столь категоричен:

– В истории все так перемешано, и на чьей я был бы стороне на месте Кромова, сложно ответить. На этот вопрос вообще нельзя ответить однозначно. Никто тогда не знал, на чьей он стороне. Все было гораздо проще. И страшней. Я был бы на стороне моего представления о справедливости. На мой взгляд, это самое главное – в крутые моменты истории остаться верным своим принципам порядочности и чести.

…Свои дни Кромов (точнее его прототип Игнатьев) закончит в своем доме в Москве. Власти его не обманули. В обмен на царское золото он избежал лагерей и расстрела, после того как в 1937 году вернулся в СССР. Работал в посольствах в скандинавских странах, преподавал в Генштабе. Неизвестно, как была бы переиграна история, отдай Кромов деньги, скажем, Колчаку, так остро нуждавшемуся в них. Но все сложилось, как сложилось.

И видимо, сложилось так, что это отдается болью до сих пор, если спустя почти сто лет актеры, играя этот сюжет, не спешат ответить на чьей бы они были стороне, играй они этот кусок своей жизни не перед камерой.

…Льет бесконечный дождь. Дамы из массовки, накинув куртки на кринолины, отогреваются чаем. Изысканная Ксения Кутепова, играющая любимую женщину Кромова, и блестящая Амалия Мордвинова, исполняющая роль его жены, спрятались в автобус.

Останкинский дворец, закрытый на ремонт, кажется живым и внимательно наблюдает, как в его стенах вновь, как когда-то, решается судьба русской истории. J

Опубликовано в номере «НИ» от 7 июля 2008 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: