Главная / Газета 7 Июля 2008 г. 00:00 / Тематические приложения

Кинофест

Странный выбор «Кинотавра»

Виктор МАТИЗЕН, фото Елены ДРАГУНЯК

На четвертый год своей послерудинштейновской жизни «Кинотавр», похоже, устаканился и обрел форму, в которой может существовать неопределенно долгое время.

shadow
Просмотры начинались с утра и кончались за полночь, так что просветов между ними едва хватало для пресс-конференций и «круглых столов», и не хватало для презентаций начатых проектов, послепремьерных приемов и вечеринок с танцами, устраиваемых гламурными журналами. Для пляжного отдыха оставалось лишь раннее утро, а для репортажей – поздняя ночь. Увеличение числа светских событий, равно как и количества спонсоров и спонсорских подарков говорит о повышении рекламной привлекательности «Кинотавра». Из презентаций самым масштабным было представление «Обитаемого острова», который продюсирует Александр Роднянский, а ставит Федор Бондарчук. Судя по размаху действа, продюсер и режиссер решили побить рекорд «Иронии судьбы-2», собравшей в российском прокате свыше $50 млн.

В числе постоянных киномероприятий фестиваля были конкурс короткого метра, программа «Кино на площади», спецпоказы и несколько ретроспектив. В этом году их было три – «Летняя эйфория», «Кино, которого мы не заметили» (малоизвестные ленты 80-х–90-х гг.) и вторая часть программы «50 на 50», куда вошли 25 картин из списка лучших отечественных фильмов, составленного по результатам анкетирования членов Гильдии киноведов и кинокритиков. На трех «круглых столах» говорили соответственно о российских блокбастерах, о проблемах проката авторских фильмов и о том, насколько востребовано в мире российское кино.

Если прошлогодний «Кинотавр», полконкурса которого заняли фильмы женщин-режиссеров, во многом был смотром «женского кино», то нынешний оказался форумом дебютов: из 14 соревновавшихся полнометражных картин 8 сделаны начинающими режиссерами, которые возмужали в постсоветской реальности и не боятся ее. Как следствие, прекратилось «бегство от действительности», и подавляющее большинство фильмов обращается не к прошлому и не к условному миру, а к нашему времени. Еще одной особенностью «Кинотавра-2008» стало повышенное жанрово-стилистическое разнообразие. Заметно, что отборщики старались охватить весь спектр современного российского кино и собрали все, что было стоящего, за исключением разве что комедий, уровень которых был ниже кинотавровской планки. Тут и дикарская антиутопия «Новая Земля», где толпу заключенных высаживают на необитаемый остров и предоставляют им поедать друг друга, и такой же жутковатый (в том числе по качеству) детективный триллер «Тот, кто гасит свет» про маниакального следователя и последовательного маньяка, напоминающий американскую «Бессонницу», но с Алексеем Гуськовым вместо Аль Пачино, и снятый в духе «кино.doc» минималистский фильм Бакура Бакурадзе «Шультес» о жизни аутичного и вдобавок страдающего амнезией карманника.

Согласно опросу членов профессиональной Гильдии киноведов и кинокритиков, оценивших полнометражную программу фестиваля по 10-балльной шкале, средний балл конкурса достиг 5,9 балла – больше, чем в прошлые годы. А поскольку критики со временем не подобрели, остается заключить, что конкурс стал сильнее.

На первом месте кинокритического рейтинга оказался внеконкурсный и уже награжденный в Канне фильм Валерии Гай Германики «Все умрут, а я останусь» (8 баллов) – снятая со знанием подростковой среды история о том, как три подружки собираются на школьную дискотеку, и каким непотребством это заканчивается. Видимо, на критиков так подействовали натурализм и матерщина (в одной из сцен потерявшая невинность и стыд дочка посылает маму на три, а папу – на пять букв), что они простили юной Германике перепев снятого в 1987 г. «Соблазна» Вячеслава Сорокина по сценарию Юрия Клепикова и даже непонимание мира взрослых, весьма заметное в том, как ею изображены учителя и родители.

Лидером конкурса (7,8 балла) по оценке тех же критиков оказался фильм Михаила Калатозишвили по старому сценарию покойных Петра Луцика и Алексея Саморядова с символическим названием «Дикое поле», в известной мере отражающим и состояние российского кино, и состояние самой России. Его действие происходит в неком степно-предгорном русско-казахском пространстве, а героем является молодой русский врач, напоминающий сразу доктора Чехова и доктора Булгакова. «Дикое поле» и получило фестивальный приз Гильдии – «Большого черно-белого слона», который не следует путать с «Белым слоном», вручаемым той же Гильдией по итогам кинематографического года.

Второе и третье места среди конкурсных картин поделили «Шультес» Бакура Бакурадзе и документально-постановочный фильм «Девственность» Виталия Манского, где речь идет о трех девушках (в отличие от фильма Германики, не знакомых друг с другом), решивших выгодно продать свою девичью честь, которая в фильме становится метафорой всеобщей купли-продажи, охватившей постсоветское пространство. Иронический закадровый текст к этому очень профессиональному фильму, имеющему шансы на успех в широком прокате, написал Дмитрий Быков, а прочел Александр Цекало.

В «хвосте» критического рейтинга (3 с небольшим балла) плетется антиамериканская агитка Юрия Грымова «Чужие» (о том, какими слабаками и мерзавцами являются приехавшие в Африку с гуманитарной миссией американские врачи, и какими доблестными – российские военные), по грубости похожая на ксенофобские ленты позднесталинского времени вроде так и не выпущенного на экраны кинопасквиля Довженко, действие которого происходит в американском посольстве в Москве.

Главное жюри фестиваля во главе с Павлом Чухраем попыталось «разрулить» непростую конкурсную ситуацию, в которой амбиции маститых режиссеров схлестнулись с честолюбием начинающих. Тем не менее без наград остались такие известные кинематографисты, как Алексей Учитель, чей «Пленный» о взятом в плен юном чеченском боевике априори считался фаворитом состязания, и Виталий Манский, для фильма которого у жюриоров, по-видимому, не оказалось критериев для оценки. Главный же приз «Кинотавра-2008» неожиданно достался фильму Бакура Бакурадзе о карманнике Шультесе, что было бы естественно в том случае, если бы это была награда от критиков, но зачем фестивалю, который позиционирует себя как мейнстримовский, выдвигать маргинальное кино, чья потенциальная аудитория сводится к узкому кругу ценителей чреватой смыслами простоты (она же пустота) – непонятно. Не для того же, чтобы отпугивать нормальных зрителей от «фестивальных» картин. Впрочем, если провести рекламную кампанию «Шультеса» под лозунгами «Все мы немного воры», «Воровство не хуже простоты» и «Не помнит – не вор», его прокатный ресурс должен увеличиться. J


ЛАУРЕАТЫ «КИНОТАВРА»
Главный приз – «Шультес» Бакура Бакурадзе

Приз за режиссуру – Александр Прошкин («Живи и помни»).

Приз за лучшую мужскую роль – ирландец Джетро Скиннер (заезжий британский клоун в «Плюс один» Оксаны Бычковой)

Приз за лучшую женскую роль – Ксения Рапопорт (певица в «Юрьевом дне»)

Приз за лучший сценарий – тут жюриоры ушли от выбора между живыми – был присужден Луцику с Саморядовым

Приз за лучшую операторскую работу – Илья Демин («Новая Земля»),

Приз за лучшую музыку – Алексей Айги («Дикое поле»)

Опубликовано в номере «НИ» от 7 июля 2008 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: