Главная / Газета 19 Марта 2008 г. 00:00 / Тематические приложения

Сергей Левит

«Не надо подменять сложную задачу плохим ее решением»

Евгений ШЕСТИНСКИЙ

Международное выставочное агентство IFA LLC Moscow появилось на российском выставочном рынке в 2002 году с выставками «Интерьер, отделка, декор и дизайн» и «Ванная и кухня». Дебют был весьма успешным. В настоящее время IFA является одной из ведущих выставочных компаний, в арсенале которой более десяти выставок и конференций различных тематик и направлений. IFA – действующий член АЕВ (Ассоциация европейского бизнеса) и член «Экспоклуба» при ТПП РФ. Своим видением современного выставочного бизнеса в стране делится генеральный директор компании Сергей ЛЕВИТ.

shadow
– На сайте вашей компании подчеркивается, что управляющий состав компании IFA имеет многолетний управленческий опыт в выставочной индустрии. Сама же компания появилась в 2002 году. Нет ли здесь несоответствия?

– Думаю, нет. Моя выставочная карьера началась в 1993 году, когда меня пригласили принять участие в выставке не в качестве посетителя, а как человека, имеющего отношение к организации мероприятия. А в 1994 году я стал управляющим московским офисом известной компании ITE. С течением времени у меня и некоторых моих коллег возникло желание сделать собственную компанию, где бы было удовлетворение не только от количества заработанных средств, но и от того, чем и как мы занимаемся. Так появилась компания IFA – самостоятельный проект, которым мы управляем, используя опыт прошлых лет.

В 90-х годах никто не понимал, что такое выставочный бизнес. Какой это может быть бизнес? Его, собственно, тогда и не было. При слове «выставка» возникали ассоциации с полотнами Рембрандта в Третьяковке или скучающими мухами на ВДНХ. На тот момент основных коммерческих выставочных организаторов было два: «Крокус Интернэшнл» и ITE.

– Вы действительно российская компания или, как многие, лишь позиционируете себя российской компанией, имея за спиной иностранных учредителей?

– Мы действительно российская компания, хотя с юридической точки зрения многие иностранные компании, зарегистрированные на российском рынке, тоже считаются российскими. Но у нас в стране вопрос всегда ставился глубже: на кого работаете? Поэтому все определяет капитал. Если наш капитал, то и наши интересы представляет. Если капитал иностранный, то для таких компаний, естественно, приоритетным считается распространение их менталитета, их продукции на наш рынок. Это их задача и функция, и не нужно этого стесняться. Когда наши российские выставочные операторы вывозят российский продукт в другие страны и там его экспонируют, это точно такая же задача проникновения на чужие рынки. И те, и другие, естественно, выступают в интересах своих акционеров. Здесь нет никакой двойственности, а есть абсолютная ясность.

Но тема эта гораздо глубже, чем юридическое определение принадлежности. Тут, на мой взгляд, несколько слоев. Действительно, задача любого выставочного оператора, – это продвижения продукта из тех мест, где он есть, туда, где его нет. Это одна из функций выставочного бизнеса. А с другой стороны, такое понятие, как российская компания или иностранная компания, очень часто у нас, у советских людей, ассоциируется с пониманием другого вопроса – «свой – чужой». От этого никуда не денешься. С точки зрения бизнеса на этот вопрос я уже ответил – чей капитал, те интересы и представляют. С другой стороны, чем мы так уж сильно отличаемся в бизнесе от «не мы»? К сожалению, я вынужден признать, что менталитет российского бизнеса сильно отличается от западного. И мы проигрываем вот по какой части. Генетически и традиционно их бизнес базируется на законе. У них есть уважение к закону, автоматически и к контракту, и к подписи, и к обязательствам, которые они взялись соблюдать. Даже если они пытаются выйти из какого-то договора, то они пытаются выйти из него по закону, прописанными сторонами способами.

Российский менталитет, к сожалению, ровно обратный – это презрение к закону. Закон есть, но главное – «отношения» на сегодняшний момент. Это чисто человеческое желание все сделать на «отношениях» часто упирается в одно и то же – договориться не могут. Партнеры могут обниматься, брататься, а потом начинается гонка: кто кого обманет. Я думаю, в этом есть даже исторические корни. Есть же такой миф, что Россия образовалась в тот момент, когда удельные князья устали друг с другом воевать и позвали в качестве третейского судьи варяга Рюрика, чтобы их рассудили.

С того времени мало что поменялось, и сегодня при первой же возможности один российский бизнесмен готов проглотить другого. Зная это, российский бизнесмены предпочитают иметь дело только с теми, кто верен своей подписи. А в этом смысле иностранные компании имеют существенный приоритет на рынке. И если и дальше так пойдет, то иностранные компании не своей злой волей, а нашей, получат преимущества на нашем рынке. В этом смысле иностранная экспансия происходит не из-за того, что агрессоры и террористы хотят захватить наши земли, а из-за того, что наши князья не могут договориться между собой.

– Значит, нужно быстрее принимать тот самый закон о выставочной деятельности, о котором столько говорится и пишется. Позволит ли он ввести выставочный бизнес в рамки цивилизованных отношений?

– Закон лучше, чем беззаконие, а «свобода лучше, чем несвобода», как сказал Дмитрий Медведев. Наша страна знает это на собственном опыте. Но никакой закон в нашей стране не будет работать, если под него не подложен механизм реализации. Комитеты при правительстве РФ по разработке такого закона существуют уже чуть ли не десять лет. Но воз и ныне там. Потому что задача не в том, чтобы кто-то пришел бы к нам в выставочный бизнес и сделал бы, чтобы нам всем было хорошо, а в том, чтобы сам выставочный бизнес, зная свои плюсы и минусы, сделал бы, чтобы было хорошо. Поэтому законотворчеством здесь не помочь. Сам бизнес, если в нем есть здоровые силы, должен организоваться в некое объединение на тех началах, которые этому бизнесу нужны, чтобы управление на этой выставочной поляне шло бы не фискальным и командным путем, а инновационным с точки зрения развития бизнеса. Это объединение должно иметь реальную силу воздействия, чтобы его нельзя было бы проигнорировать. Я знаю такие механизмы. Они не очень сложны. Более того, я готов разработать проект такого механизма, если бы у кого-то была бы такая необходимость. Но, к сожалению, как мы с вами уже говорили, российские компании друг другу не доверяют. Поэтому ничего в этом направлении и не происходит.

– Но ведь есть Российский союз выставок и ярмарок. Уже готовое объединение…

– Мне представляется, что РСВЯ был создан для решения совсем других задач. А именно: в период развала СССР союз выставок и ярмарок был создан для того, чтобы сохранить в первую очередь выставочные комплексы от ликвидации или разграбления. Во вторых, чтобы представлять интересы управляющих этих комплексов как в наших российских коридорах, так и на международной арене. И с этой задачей союз справился и справляется до сих пор. Но за 15 лет развития рынка выставочный бизнес превратился в реальную индустрию, далеко выходящую за рамки интересов управления комплексами. А задачи консолидации выставочного сообщества не были заложены при создании союза, поэтому, естественно, он с ними не может справиться хотя бы в силу своей внутренней организации.

– Но сегодня РСВЯ претендует на эти функции. Берет на себя организацию порядка проведения выставочных мероприятий, в частности, чтобы не возникало недобросовестной конкуренции…

– Давайте решим, разрешена ли у нас в стране конкуренция? Или мы уничтожаем ее как класс? Если вы меня спросите, хорошо ли, что у нас в год проводится 82 выставки по строительной и отделочной тематике, то есть каждый четвертый день открывается выставка, то я скажу: это плохо. А если вы мне предложите это запретить, то я скажу: это еще хуже. Не надо подменять сложную задачу плохим ее решением. И, если действительно на рынке сложилась ситуация, когда только ленивый не объявляет свой огромный международный форум, то это не означает что их все надо запретить. Надо ввести такой внутренний механизм, чтобы эти попытки, если они необоснованны и лживы, просто не имели бы успеха. Любой может выйти на улицу и начать кричать, что он Наполеон. Что ж его сажать в тюрьму за это? Понятно же, что его претензии необоснованны. Только внутренний механизм, разработанный внутри выставочного пространства, может эту задачу решить. Обоснована претензия того или иного оператора или нет. Это одна часть проблемы. Но есть и другая. Есть выставки очень старые, созданные каким-то административным ресурсом, имеющие очень низкое качество, но занимающие определенную поляну. И что с ней нельзя конкурировать? Конкуренцию останавливать нельзя, иначе еще через десять лет мы получим «старое новое» ВДНХ. Это уже было и не стоит к этому возвращаться, нужно идти вперед.

Поэтому проблему может решить только самоуправляющий орган внутри выставочного пространства. Но РСВЯ не обладает таким влиянием. Пришли они, например, и сказали «Крокусу»: «Это нехорошо». Те ответили: «Ага» и продолжили делать свою работу. И что?

Управление выставочным комплексом и создание выставочного продукта – это абсолютно разный бизнес. Застройка выставочного пространства – это еще один бизнес. Реклама – четвертый… Естественно, когда на заре развития выставочной отрасли компании можно было пересчитать по пальцам, всех их собрали в общую кучу и назвали союзом выставок и ярмарок. Поэтому сейчас нужно отдельно собрать выставочных организаторов и объединить их, поскольку у них одни интересы. У комплексов другие интересы. Если между ними делать союз, то это будет союз лисы и петуха или козла и капусты. Ведь одним надо продать подороже, а другим – купить подешевле. Что между ними общего? Интересы принципиально разные. А если будут союзы, объединенные общими интересами и общими проблемами, то станет гораздо проще и яснее, как решать конкретные вопросы.

РСВЯ сегодня – единственное профессиональное выставочное объединение в нашей стране, и пусть оно благополучно существует. Только следует дать союзу свежее развитие, новых людей, идеи…

– Какие проблемы выставочного бизнеса вас особенно беспокоят?

– Прежде всего, неуважение к закону, контракту, обязательствам, подписи… Это проблема российского бизнеса в целом. Она не позволяет ему выйти из состояния дешевого базара в состояние развитой экономики. А во-вторых, хочу сказать, что в выставочном бизнесе работают люди уникальные. Очень разносторонние и интересные. Мне доставляет огромное удовольствие время от времени с ними встречаться. Но при этом каждый князь в своем собственном болоте. Печально, что нам не удается объединиться, чтобы двигать бизнес совместными усилиями. Это, наверное, главная проблема. Выйти из нее можно, если перейти от пассивности к активной позиции.

– А вы лично какую позицию занимаете?

– Я всегда был активный. Еще в 1998 году после кризиса я разослал всем участникам выставочного рынка длинное письмо, где предлагал объединиться в тех реально тяжелых условиях, чтобы консолидировать усилия, чтобы пройти этот этап с наименьшими потерями. Откликнулся Сергей Павлович Алексеев, честь ему и хвала, который написал, что другое объединение, кроме возглавляемого им, наверное, нецелесообразно. И два или три десятка региональных застройщиков, которые остались без работы и хлеба. Все. Никакие другие крупные, средние и мелкие участники никак и не откликнулись!

Не стоит ждать чего-то с неба, от государства или еще от кого-то, пора начинать работать самим не только в личный карман, но и на общественную пользу.

Опубликовано в номере «НИ» от 19 марта 2008 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: