Главная / Газета 3 Сентября 2007 г. 00:00 / Тематические приложения

Алисия Кейс

«Во мне таится не только убийца»

Беседу вела Наталья ХИГГИНСОН (Лос-Анджелес)

Певица Алисия Кейс, секс-символ от пианино, раньше только писала песни и музыку к фильмам («Али», «Доктор Дуллитл 2»). Теперь она еще и снимается в кино. В этом году Алисия дебютировала на экране в боевике «Козырные тузы» с Беном Аффлеком, а скоро выходит на экраны романтическая комедия «Дневники няни», где она сыграла лучшую подругу героини Скарлетт Йоханссон. Звезда музыки плавно превращается в кинозвезду. Ее идолам Барбре Стрейзанд и Фрэнку Синатре удавалось удачно сочетать музыкальную и кинокарьеру. На встречу девушка пришла в простом темно-синем платье с короткими рукавами-фонариками. Никаких украшений, только небольшие белого металла кольца в ушах. Чистая смугловатая кожа – Алисия наполовину афроамериканка, наполовину итальянка. Тонкие длинные пальцы выдают в ней профессиональную пианистку. 26-летняя звезда очень приветлива и внимательна, отвечая на вопросы, много смеется. Ровные, идеально белые зубы делают ее улыбку просто ослепительной.

shadow
– Не думаешь ли ты, что съемки в кино могут помешать твоей концертной деятельности или записи альбома?

– Ты знаешь, мне в последнее время многие задают этот вопрос. Все почему-то считают, что, начав сниматься в кино, я тут же заброшу музыку. Но разве человек, однажды написавший песню и исполнивший ее на концерте, откажется от этого ни с чем не сравнимого чувства удовлетворения? Певец получает мгновенную реакцию на свое выступление. Оно либо нравится, либо нет. А в кино все делается медленно… Музыка никогда не уйдет из моей жизни. Это моя страсть, моя душа. Это я сама в каком-то смысле. Однако, если я занимаюсь каким-то проектом, я должна отдаться ему полностью, без остатка, иначе не будет результата. Поэтому я не могу скакать из фильма в фильм, при этом записывать что-то в студии и играть концерты. Я просто доведу себя до стресса и вряд ли преуспею в чем-то. Не стоит хвататься за все подряд. Я буду сниматься в кино, только если почувствую, что картина вызывает какой-то отклик в моей душе. Знаешь, такое шестое чувство – внутренний голос, который нашептывает тебе: «Делай это!»

– Почему ты решила делать кинокарьеру? Ты и без того достаточно известна...

– Сколько себя помню, я хотела стать актрисой. Моя мама играла в театре, и я проводила с ней долгие часы репетиций, часто засыпая в кресле зрительного зала. Я наблюдала, как актеры, люди, которых я вчера видела у нас дома, становились совершенно другими: меняли прически, костюмы. Меня эти перемены просто завораживали. Я хотела стать частью этого мира, но жизнь распорядилась иначе. Сначала я стала музыкантом. Позже с признанием в музыкальном мире стали поступать предложения сняться в кино. Я долго не соглашалась, хотя ужасно хотелось попробовать. Я ждала, когда увижу что-то необычное в сценарии, и это совпадет с моим плотным графиком. Такой момент настал, когда мне предложили роль в «Козырных тузах». Наемная убийца Джорджия выглядела настолько полной противоположностью мне, что я подумала, было бы любопытно оказаться в ее шкуре, понять, как она думает, что чувствует. В жизни я человек хоть и сильный, но все-таки рафинированный искусством, и мне не надо было выживать в волчьей стае, как моей героине.

– Приходилось ли тебе слышать о том, что актеру иногда очень сложно защитить свою личность от персонажа?

– Действительно, иногда очень трудно разграничить себя и своего героя. Но в том и заключается фокус, чтобы помнить, что ты – Алисия, а не Джорджия или Линн из «Дневников няни», или кто-то еще. Знаешь, думаю, именно музыка мне в этом поможет. Алисия – в первую очередь музыкант, а героини, которых я играю, точно музыкантами не будут. Меньше всего мне хотелось бы быть самой собой. Я хочу растянуть свое «Я», вытащить себя из своей «зоны комфорта» – музыки. Все знают, что я могу петь и играть на пианино. Причем довольно неплохо! Но кто знает – и меньше всех я сама, – что таится внутри меня? Может быть, я смогу найти там не только убийцу Джорджию с ее звериным инстинктом самосохранения или ее полную противоположность – заводную и шумную Линн, твердо стоящую на земле?

– Чем обусловлены твои решения в музыке или кино? Ты думаешь в первую очередь о своих поклонниках или тебе важнее сам процесс творчества?

– Изначально мои решения абсолютно эгоистичны. Когда я пишу песню, то даю выход эмоциям, которые засели у меня внутри и не дают дышать свободно. Я не могу подстраиваться под вкусы публики. Если то, что я делаю, вызывает какой-то отклик у людей, то я могу только вознести хвалу Господу. Что касается работы в кино, то тут я пока ничего не могу сказать. Если пока на кого-то это и оказало влияние, то только на меня.

– А тебе не кажется, что роль очаровательной и циничной наемной убийцы могла произвести слишком сильное впечатление на твоих юных поклонниц, которые во всем готовы тебе подражать?

– Хм. Я думаю, люди все же должны видеть разницу между актером и персонажем. Не зря картины с обилием насилия запрещают смотреть детям. А взрослые могут позволить себе такие развлечения, или, если хочешь, аллегории, где количество пролитой крови, возможно, отражает позицию режиссера об абсурдности насилия как такового. И, кроме того, у меня достаточно высокое мнение о моих поклонниках! (Слегка укоризненно смотрит на меня).

– Тебе придется много работать, чтобы успевать и в кино, и в шоу-бизнесе...

– Вне всяких сомнений. Но я к этому привыкла. В какой-то мере это «вина» моей мамы. Она растила меня практически одна. (Отец Алисии ушел из семьи, когда ей было два года. – Ред.). Мама подрабатывала, где только могла, и часто приходила далеко за полночь, но успевала приготовить еду, прибрать в доме и даже сбегать в спортзал. Кроме того, с семи лет у меня были почти ежедневные занятия музыкой, и ей еще нужно было отвезти меня к преподавателю. С возрастом я стала подтягиваться и втянулась в этот ритм. Жизнь у нас с мамой была расписана буквально по минутам, времени на пустяки не оставалось. Я сохранила эту привычку работать, поэтому можешь назвать меня трудоголиком, не ошибешься.

– Будучи трудоголиком, ты все же относишься к той части общества, которую принято называть знаменитостями. Как ты себя ощущаешь в этой роли?

– Возможно, ты мне не поверишь, но я не чувствую себя звездой. Я веду нормальную жизнь, стараюсь, насколько это возможно, держаться в тени, чтобы не вызывать нездорового интереса к себе. Люблю сходить в кино с подружками или посидеть в ресторане за ужином с мамой и ее подругами. И, знаешь, мне, наверное, везет, но папарацци на меня внимания особого не обращают. Перед моим домом не караулят поклонники, никто не выскакивает на меня из-за дерева с камерой. Я думаю, это связано с тем, что я веду себя, как нормальная работающая женщина моего возраста. (Меня немного смутил ответ Алисии, так как ее повсюду сопровождали здоровенный детина-телохранитель и еще куча каких-то дам, не переставая говоривших по телефону о ее текущих делах. Хотя, может быть, весь это антураж только для выхода в свет, на ковровую дорожку. – Авт.)

– Очень часто «нормальным работающим женщинам», которые добились такого сумасшедшего успеха, плохо удается сочетать работу и личную жизнь. Ты еще не сталкивалась с этой проблемой?

– Когда работаешь много и плодотворно, об этих вещах не задумываешься. Теперь к музыке прибавилось еще и кино; жизнь усложняется с каждым днем. И мне это ужасно нравится. Я считаю себя невероятно удачливой, хотя к этой удаче приложено немало усилий. Кроме того, ты же понимаешь, я еще в том возрасте, когда достаточно сил на полный рабочий день в студии, поход в кино и ужин с подружками. Но со временем я стала понимать, что только работы недостаточно для полного удовлетворения. Человеку важно находить время для себя, чтобы развивать свой ум, открывать новые радости, общаться с людьми. Совсем недавно я в первый раз в жизни взяла отпуск, собралась и уехала в Египет и Италию, где провела по две недели. Я видела древние храмы и древнюю культуру. Я чувствовала себя частью огромного мира, в котором живу и о котором знаю так мало, и это наполняло меня какой-то особой силой и вдохновением. Я вернулась домой, заряженная этой невероятной энергией. Собираюсь и впредь балансировать между своей профессиональной и личной жизнью, чтобы путешествовать и узнавать как можно больше нового. Если в свое время у меня появится спутник для таких путешествий, то я тебе об этом непременно расскажу (хитровато улыбаясь, прекрасно поняла, о чем был вопрос).

– Каким ты бы хотела видеть свое будущее?

– Мне хотелось бы написать музыку и песни к хорошему музыкальному фильму или спектаклю, то есть, проще говоря, к мюзиклу. Что-нибудь нетрадиционное, зажигательно-страстное и в то же время интеллектуально-утонченное (смеется). Хотелось бы сыграть роль, которая запомнится зрителю. Хотелось бы, чтобы оставалось время для себя и для мамы, и моих подруг детства, с которыми редко видимся. Хотелось бы оставаться здоровой и полной энергии. И еще хочу быть мудрой. Чтобы знать, когда нужно остановиться и перевести дыхание.


ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОЧЕВИДЦА

В жизни Алисия Кейс совершенно не похожа на девушку с обложки глянцевого журнала, где она появлялась не раз. Лишь что-то в очень чистых чертах лица слегка напоминает поп-звезду. Вряд ли ее узнают в толпе. Среднего роста, с гибким стройным телом, она практически не пользуется косметикой – ресницы едва-едва подкрашены. Только голос все же достаточно характерный, чуть хрипловатый, довольно низкого тембра. Интонации выдают уроженку Нью-Йорка.

Н.Х.

Опубликовано в номере «НИ» от 3 сентября 2007 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: