Главная / Газета 2 Апреля 2007 г. 00:00 / Тематические приложения

Виктория Толстоганова

«Если хочешь остаться живым – притворяйся!»

Виктория Катаева

Актриса Виктория Толстоганова больше года не снималась в связи с рождением дочери. И вот 14 апреля в прокат выходит ее новая работа – драма «Королев. Генеральный конструктор» о знаменитом создателе космической ракеты. О фильме и собственном «взрывном» характере Виктория рассказала нашему корреспонденту.

shadow
– В этой картине вы играете жену Королева, этакую декабристку двадцатого века.

– Да. Судьба у Королева непростая. Его посадили в тюрьму. Жена любила, верила, ждала. Носила передачи. Но он через какое-то время после возвращения домой расстался с ней. И абсолютно никто не знает, почему. Не то, что он ушел или она ушла, – просто так получилось. Но у нас нет этого в фильме. Есть история жизни самого Королева, очень яркая. Все остальные персонажи помогают ему эту историю сочинять.

– На съемках «Королева» вам часто приходилось плакать. Сложно бывало «добыть» из себя слезы или вы пользуетесь какими-то вспомогательными средствами, луком, например?

– Я ярая противница «луковых» методов. Причем до смешного доходит. Режиссер говорит: «Да намажь ты глаза! Громче будешь плакать!» А я отвечаю: «Отойдите вы от меня со своим луком!!!» Мне кажутся не то чтобы оскорбительными всякие слезоточивые ментоловые помады, лук опять же… Просто я думаю, зачем? Мне этого не нужно.

– Пытаясь заплакать, вспоминаете грустные истории из собственной жизни?

– Если пытаешься что-то вспомнить, точно не заплачешь. Когда жизнь и кино вдруг пересекаются, у меня в голове происходит полный раскардаш. Замыкается что-то, и ничего, никаких слез не получается. У меня жизненные эмоции не соприкасаются с эмоциями игры. Мне раньше казалось, что и нервы у меня на съемках другие. Но недавно я играла одну сцену, и вдруг сердце заболело. Я думаю: «Ой! По-моему, нервы у меня не железные». И, знаете, я расстроилась. Но обычно, все выходит отлично. Я говорю себе: так, я – это не я, а жена Королева. Этого мне достаточно, чтобы понять ее чувства. И заплакать, если нужно.

– Так вас учили в институте?

– Учить, конечно, не учили. И все-таки, думаю, четыре года в ГИТИСе просто так не прошли. Мой педагог Леонид Ефимович Хейфиц, вот он умел достать из человека эмоцию!!! До кишок!!! Помню, мы готовили этюд с Сашей Усовым, очень хорошим актером. В аудитории висел канат. Я по нему, как будто вначале спускаюсь к нему в тюрьму, а потом выбираюсь оттуда. И я раз двадцать лазала вверх-вниз. Честно говоря, думала помру. Эмоции были, скажу я вам!!! Это моменты, которые смешно вспоминать. Хотя что-то внутри, конечно, раздраконено сильно за время обучения. Чуть что ты сразу можешь взорваться, достать эмоцию. Так что, наверное, этому все-таки учат. Для работы это хорошо. Для жизни... Это ужас!!! Я не могу быть спокойной! Вероятно, это уже характер, и с ним ничего не поделаешь. Но я не хочу взрываться одинаково. Хочу, чтобы каждый раз это было ярко и неожиданно для меня.

С Сергеем Астаховым
shadow – Есть какой-нибудь эпизод в «Королеве», который вас особенно зацепил?

– Мне многое запомнилось. Например, интересные сцены получились с девочкой, которая играла нашу с Королевым дочку. Ее тоже, кстати, Вика зовут. Этой обаятельной, красивой актрисе три года. На съемки ее приводила бабушка, которая и учила с ней роль. Когда девочка выходила на площадку, бабушка ей шептала: «Вика, говори текст! Говори текст!» Помню, снимался эпизод в тюрьме: люди с передачами стоят в очереди, что-то трагическое витает в воздухе. А Вика что-то увидела и захихикала. Мы всей группой потом убеждали режиссера вставить в фильм именно этот дубль. Ведь ребенок может засмеяться в любой момент.

– А вы бы не хотели, чтобы ваша дочь Варя стала звездой экрана?

– Вряд ли. Девочка, которая играла в «Королеве», каждый раз как бабушка ей говорила: «Поехали сниматься», кричала: «Нет!!! Нет!!!» Потому что невозможно построить процесс так, чтобы съемочный день у ребенка составлял 4 часа. Он обязательно будет 12-часовым. Хотя, возможно, я соглашусь, чтобы Варя снялась в кино. Если это будет роль Красной Шапочки.

– Как вы думаете, почему режиссеры приглашают вас на роли положительных героинь?

– Это только в последнее время. В «Дневнике камикадзе» я играла наркоманку, а в «Трое и одна и еще один» – женщину, которая мучает и изводит своего спутника жизни. Когда я начала сниматься у Лунгина (съемки проходили летом 2006 года. – Ред.), мы с ним договорились, что сделаем мою героиню – жену композитора Рахманинова, такой, чтобы в какой-то момент зрителю захотелось ее убить. Потому что она душит мужа своей любовью! Она не дает ему шагу ступить! Тоже далеко не ангел. Но в то же время, играя ее, я все равно в какой-то момент ее оправдала. Мне теперь кажется, что ее и убить не захочется. Такая она несчастненькая.

– В триллере Егора Кончаловского «Побег» вашу героиню в самом деле убивают. Причем в самом начале фильма…

– Я сейчас вспомнила, как меня убивали. Это был настоящий ад! Егор Кончаловский сидел у монитора и кричал: «Не верю!» Я думала: вот сейчас умру по-настоящему, а он и не заметит. Эту сцену мы снимали с каскадерами. А они люди совершенно определенного склада. И порой не понимают, что такое боль. Я из своего опыта знаю, что если хочешь остаться живым и без синяков после съемок «каскадерской» сцены, надо сделать вид, что ты умираешь от страха. Тогда даже трюкачи могут сжалиться. Я помню, что мы всю смену, 12 часов подряд, снимали этот эпизод убийства. К концу рабочего дня на мне живого места не было. И не потому, что кто-то меня колотил. Просто команды были: упал, встал, опять упал. И так много раз.

– Признайтесь, во время съемок этой сцены вам не было страшно? Не боитесь, что события на экране могут перекинуться на вашу жизнь?

– Я не суеверная. Мне кажется, ничего плохого со мной не произойдет. А если кажется, то так оно и будет.


ИЗБРАННАЯ ФИЛЬМОГРАФИЯ

«Антикиллер» (2002)
«Магнитные бури» (2003)
«Дневник камикадзе» (2003)
«На безымянной высоте» (ТВ) (2004)
«Московская сага» (сериал) (2004)
«Мужской сезон: Бархатная революция» (2005)
«Побег» (2005)
«Утомленные солнцем-2» (2007)

6 фактов

– В ГИТИС Виктория поступила только с третьей попытки.

– Со свои мужем, актером Андреем Кузичевым, она училась в институте на одном курсе. Молодежной аудитории он известен как «ресторатор Миша» из сериала «Не родись красивой». Толстоганова утверждает, что никогда не вышла бы замуж за человека «неактерской» профессии, потому что ей с ним было бы просто неинтересно.

– Занимается спортом – ходит на фитнес и в бассейн.

– Минимально пользуется косметикой, потому что, во-первых, лень каждый день краситься, а во-вторых, собственное лицо без грима ей нравится больше.

– Спокойного рассудительного Андрея и эмоциональную Викторию объединяет то, что они, по словам главы семьи: «Оба… любят подолгу спать». «А еще любим есть, причем везде – дома, в ресторанах…» – уточняет супруга.

– Пара Кузичев–Толстоганова любит путешествовать и уже объехала полмира. Особенно их привлекает культура Латинской Америки.

Опубликовано в номере «НИ» от 2 апреля 2007 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: