Главная / Газета 12 Марта 2007 г. 00:00 / Тематические приложения

Ольга Погодина

«В меня стреляли боевыми патронами»

Наталья ЮЖИНА

Скоро на экраны выходит детектив Алексея Пиманова «Три дня в Одессе», где одну из главных ролей сыграла известная актриса Ольга Погодина

shadow

Красная маска

– Ольга, новый фильм – это продолжение приключенческого сериала «Александровский сад»?

– Там есть молодые герои из той картины, но это совершенно самостоятельная история. В 1947 году в Одессе был разгул преступности. И на уровне Кремля было дано указание: зачистить город от бандитов. Главного героя, который служит в органах, посылают в Одессу. Я играю Лиду Шереметьеву, которая возглавляет самую дерзкую банду в городе. У моей героини есть любовник – «вор в законе», старый еврей, очень интересная личность. Эту роль исполняет актер и певец Володя Качан. Помимо экшна, погонь, взрывов и драк в фильме есть человеческая история, очень красиво и трогательно рассказанная. Я видела картину на большом экране и, честно говоря, в конце плакала. И вся фокус-группа, которая сидела в зрительном зале, тоже. Потому что это кино в первую очередь – не детектив, а удивительная история любви.

– А почему фильм называется «Три дня в Одессе»?

– Это реальная история: зачистка шла ровно три дня. Тогда было сталинское время, подобные вопросы решались очень быстро.

– А у банды, которую возглавляет ваша героиня, было название, как у московской «Черной кошки»?

– Да, «Красная маска». По бандитским меркам моя героиня была авторитетной теткой: всегда ходила на дело со своими ребятами. Чтобы ее не узнали, на ней была красная вуалетка. Отсюда и название – «Красная маска».



Студеное море



– Ольга, вы упомянули об экшне. Как проходили съемки?

– Ой, чего только не было! Рыбацким баркасом я управляла, под «живыми» пулями бегала.

– Надеюсь, они были холостыми…

– Настоящими! В фильме есть сцена, где я выбегаю из двери. И одна пуля втыкается в нее до меня, а другая – после. Так вот, стреляли лучшие в нашей стране каскадеры, а я пробегала между выстрелами. Больше вам скажу, в картине есть очень красивый кадр, где мимо меня пролетает кинжал. Это не монтаж. В меня действительно бросали ножи, так что они втыкались совсем рядом, буквально в миллиметрах. А еще я купалась в Черном море, когда температура воды была девять градусов. После этого мне вообще все было фиолетово!

– Ну и как?

– Заболела, если честно. И очень серьезно. Производственная травма! Мы снимали в мае. Обычно в это время в Одессе уже тепло. А тут выдалась на редкость холодная весна, даже одесситы удивлялись. На улице градусов шестнадцать. А снимать-то надо! Но у нас был потрясающий режиссер, Алексей Пиманов. Его любила вся группа, и ему никто не мог отказать. Он перед съемкой подошел ко мне и деликатно говорит: «Ну, если уж совсем никак, тогда не будем снимать». Но я понимала, что если не полезу, то, во-первых, завалю ему съемочный день, а во-вторых, не будет этой сцены в картине. И поступила так, как любой хороший артист на моем месте: ломанулась в воду. Холодно было просто до потери сознания!

– Но ведь ноги могло свести!

– Да там сердце останавливалось! Но актеры совершенно чокнутые люди. У нас у всех что-то не так с психикой. Самое смешное, что мы сцену сняли только с трех дублей. Вообще, «Три дня в Одессе» снимались вопреки всему. На съемках были тайфуны, ливни. У нас утонула светобаза. Это огромный трейлер со всей осветительной аппаратурой. Ее три дня вытаскивали.

– В фильме ваша героиня верховодит мужчинами. Это в вашем духе?

– Сложный вопрос… Я очень не люблю слабых мужчин. И предпочитаю с ними не общаться. В последнее время, слава богу, меня окружают только мужчины сильнее меня. И поверьте, найти этот круг общения было очень не просто.

– А верховодить людьми вообще?

– «Верховодить» нет. Стараюсь договориться, хотя всегда жестко отстаиваю свою позицию. Сейчас собираюсь запускать кино в качестве продюсера. А это говорит об определенном складе характера. Что там говорить, не простой я человек!

– Что за проект?

– Сейчас пока не хочу об этом говорить. Но съемки начнутся уже летом.



Долой игрушки!



– А какой вы были в детстве?

– Никогда не играла в игрушки. Они меня более или менее стали интересовать только лет в семь. Тогда я уже начала подолгу лежать в больницах – я была крайне болезненным ребенком. И своим игрушкам делала операции, уколы, горло лечила – в общем, мучила.

– Как у вас обстояли дела с компанией?

– Компании я не любила. Я всегда предпочитала общество взрослых. Мне с ними было намного комфортнее и интереснее, чем со сверстниками. Всю жизнь я существовала абсолютно отдельно. Я пегий пес, бегущий краем моря. У меня была одна подруга, с которой мы вместе выросли. Жили в одном доме. Родной сестры у меня нет, но мы с ней были, как сестры. Два года назад она погибла. Тогда мое детство закончилось… А компании мне до сих пор не нравятся.

– Чем же вы в детстве занимались? Дети все-таки в основном играют.

– Я и играла. Просто у меня были свои игры. Я всегда была самодостаточным человеком. Сама во что-то наряжалась, придумывала какие-то истории. Потом мы с мамой читали, все время ходили куда-то. В театры, например.

– А когда вы в первый раз по-настоящему влюбились?

– В первый раз я влюбилась в первом классе. Мальчика звали Сережа. Это была неординарная, уникальная личность. Но его через год перевели в другую школу, у него были серьезные проблемы с преподавателями.



Муссолини и прогрессивное человечество



– Как вы поступили в театральный? Как большинство абитуриентов подали документы во все вузы?

– Нет, Щукинское училище находилось на Арбате, недалеко от поликлиники, в которую я с детства ходила. Поступать в другое место мне казалось нецелесообразным. Это была судьба: вот – поликлиника, а рядом – институт. Когда я училась на актерском, то, когда прогуливала, шла в поликлинику. Даже когда не надо было. Там можно было посидеть, отдохнуть, пообедать, зайти к знакомым врачам, поговорить. Очень удобно! Можно было сходить на массаж вместо «русского театра». Что я обычно и делала.

– Вы часто видите своих педагогов?

– С Михаилом Борисовым недавно пересеклись. Меня пригласили в его программу «Русское лото» в качестве известной артистки. Мы с ним обнялись, поцеловались, и он мне сказал самые дорогие слова, которые только можно было услышать от педагога: «Ты мое огромное достижение в жизни! Спасибо, что не подвела». После чего добавил: «Когда захочешь преподавать в вузе, двери для тебя открыты». Он вообще был первым человеком, который меня увидел в Щукинском, – я попала к нему на прослушивание. И он поверил в меня. Благодаря ему я и поступила, он за меня горой стоял. Просто так, за совершенно чужого ребенка, без блата, без денег.

– Он был худруком курса?

– Нет. У меня, к счастью, с худруком не сложились отношения настолько, что в это даже трудно поверить. Я перестала с ней общаться с начала второго курса. Честно сказала, что больше никогда не приду на ее занятия. Мы были такими же злейшими врагами, как Муссолини и все прогрессивное человечество.

– А кто был Муссолини, а кто прогрессивным человечеством?

– Жизнь потом расставила все на свои места. Поэтому прогрессивным человечеством была я. Но она закалила мой характер. А в какие-то моменты это даже важнее профессиональных навыков. С ней я воспитывала волю и бойцовские качества. Если бы не она, такой стойкости во мне могло и не быть. Как-то раз один очень умный человек сказал мне: «Ольга, ты самурай! Жаль, они мало живут». Не дай бог, конечно!

– Вы частенько появляетесь в различных телевизионных ток-шоу. У вас всегда есть жизненная позиция?

– Не жизненная, а просто позиция. Четкая, активная и по конкретному вопросу. Человек, не имеющий таковой, называется «тряпкой». Поэтому позицию всегда надо иметь. Вырабатывать, чувствовать и отвечать за нее.

– Есть люди, которые не умеют постоять за себя. Но, если надо за другого, откуда только силы берутся.

– Я научилась давать сдачи, и когда вижу несправедливость, как правило, заступаюсь за другого. Вспоминаю ситуации, когда по каким-то причинам этого не сделала, в эти моменты мне бывает стыдно. Поэтому стараюсь всегда вступаться и за себя, и за других. Подставлять другую щеку – это не для меня. Когда мне хамят, я это пресекаю жесточайшим образом. Никому не спускаю. «Против лома нет приема, окромя другого лома», – это моя позиция. Если зло не пресекать, оно расцветает пышным цветом.

– Наверное, трудности вас дразнят, как красная тряпка быка?

– Да, для меня неприятности это движущая сила. Меня надо разозлить, причем как можно сильнее. Тогда включается «ядерный реактор»! Во мне потухает ярость, когда я влюблена. Поэтому влюбляться мне категорически нельзя. Я очень добрею, а в этом состоянии жить в нашем мире невозможно.

– Ольга, а у вас есть несбыточная мечта, за которой, как за синей птицей, идешь, а поймать не можешь?

– Да не дай бог! Жизнь – слишком горькое, тяжелое испытание для человека. Много будет потерь. Поэтому все мечты, даже самые маленькие, должны сбыться. Это мое жесткое требование к жизни.


ДОСЬЕ

Родилась в Москве 21 сентября
В 1997 году окончила Щукинское училище.
Снялась в 40 фильмах, в том числе: «Женская интуиция» (2003), «Если невеста – ведьма» (2003), «Стервы, или Странности любви» (2004), «Летучая мышь» (2004), «Убей меня! Ну, пожалуйста» (2004), «Близнецы» (2004), «Эшелон» (2005), «В ритме танго» (2006), «Рассмешить бога» (2006), «Счастливый» (2006).

Опубликовано в номере «НИ» от 12 марта 2007 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: