Главная / Газета 8 Февраля 2007 г. 00:00 / Тематические приложения

Без права на ошибку

Захар ГЕЛЬМАН, Татьяна ПЕТРОВА, Галина ЛАБЗИНА

Врачебная халатность – одна из самых серьезных проблем здравоохранения. С ней сталкиваются не только россияне, но и пациенты всего мира. Однако наши больные оказываются куда беззащитнее. Проблема заключается еще и в том, что хотя отечественные суды завалены исками о медицинских ошибках, в стране почти нет адвокатов, умеющих выигрывать такие дела.

shadow
Александр САВЕРСКИЙ, президент Лиги защиты пациентов:
«В последние годы пациенты чаще обращаются в суд»

Число больных, пострадавших от врачебной халатности, оценке не поддается. Руководство отечественных страховых компаний и Лиги защиты пациентов убеждены, что корень зла подобных проблем не только в том, что система российского здравоохранения – одна из самых закрытых в мире. Александр Саверский, юрист и врач, президент Лиги считает, что даже если закон о защите прав пациентов будет принят, он не решит проблем нашего здравоохранения.

У больных сегодня достаточно прав, их некому защищать, так как не хватает знающих осведомленных в медицине юристов, чтобы грамотно разбираться в судебных ошибках. Поэтому больным так необходимо самим владеть элементарными юридическими знаниями.

Отечественные медики не считают нужным объяснять пациенту, как его, собственно, лечат и от чего. Подобный стиль взаимоотношений нередко стоит дорого больному. У человека – гипертонический криз, а его отпускают домой. Или прописывают препарат, не потрудившись объяснить, для чего и как его принимать.

Информация для пациента. Больной имеет право владеть всей информацией о состоянии собственного здоровья и тактики лечения, в том числе на ознакомление с медицинской картой, результатами анализов и другими документами. Это право закреплено статьей 31 «Основ законодательства об охране здоровья граждан».



Заговор молчания

Пациент должен быть в курсе всех лекарственных назначений, иными словами, точно представлять, какие лекарства принимает, знать об их показаниях и противопоказаниях. Если больной страдает аллергией или непереносимостью определенного фармпрепарата, эти данные должны быть отражены в медицинской карте.

В идеале, считает Саверский, такая жизненно важная информация должна быть вписана в паспорт, наряду с резус-фактором и группой крови. Когда-то подобная практика существовала в российской медицине, хорошо бы к ней вернуться.

Информация для пациента. Больному следует внимательно изучить инструкции к любым прописанным препаратам. Согласно 32 статье «Основ законодательства об охране здоровья граждан» врачи не имеют права назначать лекарственные средства, не поставив больного в известность.



Незаконные расписки

Серьезные хирургические вмешательства – разговор особый. В Лиге защитников пациентов рекомендуют больным хорошо подумать, прежде чем ложиться под нож хирурга. Им нужно обязательно проконсультироваться с независимыми экспертами из других, лучше государственных, клиник, чтобы понять, действительно ли есть в операции необходимость, какие последствия и осложнения она может иметь.

Информация для пациента. В 32 и 33 статьях «Основ законодательства об охране здоровья граждан» сказано, что каждый гражданин имеет право на добровольное и информированное согласие, когда дело касается любого медицинского вмешательство и на отказ от него. А вот расписки, что пациент согласен с любыми последствиями операции, напротив, законной силы не имеют.



Коммерческая медицина – не гарантия качества

С жалобой на врачей одного из столичных коммерческих медицинских центров в Лигу обратились сразу три пациентки. После медикаментозного аборта у них возникло сильное кровотечение. Две попали в реанимацию, третья – на операционный стол. Проанализировав ситуацию, Александр Саверский пришел к выводу: причиной бед во всех трех случаях могла стать некачественная диагностика. Есть и другой вариант: желая не упустить клиента, дамам вполне могли занизить сроки беременности, а на более поздних сроках использование введенных препаратов запрещено.

Информация для пациента. Изучите содержание Закона о защите прав потребителя (ст. 4,7,12, 15 и 29), именно этот документ регулирует взаимоотношения в платной

медицине. Немаловажен и юридический договор с частной клиникой или медицинским центром, так как на его основании можно составлять судебный иск на возмещение морального и материального ущерба.



Право на бесплатное лечение

Среди финансовых правонарушений в медицине преобладают мошенничество (ст. 159 УК РФ), присвоение или растрата вверенного имущества (ст. 160 УК РФ), злоупотребление должностными полномочиями (ст. 286 УК РФ), взяточничество (ст. 290 УК РФ). Это подтверждается не только правозащитной практикой Лиги защитников пациентов, но и сведениями страховых кампаний.

Информация для пациента. В страховой компании пациент может получить информацию, действительно ли предложенное лечение или медицинские услуги не входят в перечень бесплатных. Между тем практика показывает, что вернуть деньги, отданные в «конвертике» врачу – вариант в общем безнадежный. Эксперты страховых компаний убеждены, в таком случае пациент заведомо обрекает себя на некачественное лечение, так как нелегальные доходы приводят к нелегальным приемам и безответственности за конечный результат.



Даниэль МОР, профессор юридического факультета Тель-Авивского университета:
«Прежде всего суд заботится об интересах пострадавших»

Израиль – это страна, где уровень медицинского обслуживания всегда считался эталоном, так как здесь он один из самых высоких в мире. Однако в последние годы число поданных против врачей исков увеличилось в 13 раз, а общая сумма денежных компенсаций за нанесенный ущерб – более чем в 80 раз.

Не так давно сорокатрехлетний израильский гражданин, страдающий с детства сильной близорукостью, увидев в газете рекламу, обратился в «Центр лазерных операций». Его обследовали врачи и попросили подписать документ о согласии на операцию. Он подписал бумаги, не очень вникая в их содержание. При этом пациент не обратил внимания на пункт, в котором говорилось о «возможных осложнениях», некоторые из них были определены как «редко встречающиеся». Однако о возможной слепоте в результате кровоизлияния в сетчатку не было сказано ни слова. Сразу после лазерной коррекции зрение пациента несколько улучшилось, но через два месяца произошло кровоизлияние, и глаз перестал видеть.

Пациент обратился в Тель-Авивский окружной суд с иском против центра, где производилась операция, потребовав компенсацию нанесенного ущерба, оцененного пострадавшим в два миллиона шекелей (более 400 тысяч долларов). К иску было приложено медицинское заключение, удостоверяющее, что зрение утеряно в результате операции. «Центр лазерных операций», выступавший в роли ответчика, предоставил суду другое медицинское заключение, отрицавшее связь между лазерной коррекцией и слепотой.

Суд, изучивший материалы дела, пришел к заключению, что «врачи не сообщили пациенту обо всех возможных осложнениях». Таким образом, ответчик нарушил право пациента, закрепленное в Законе о правах пациента. Согласно этому закону «информация, которой врачи обязаны поделиться с пациентом, могла повлиять на его решение – соглашаться на лечение или отказаться от него».

В заключении суда было отмечено важное правило: чем менее срочным и необходимым является хирургическое вмешательство, тем более подробной должна быть информация о возможных побочных эффектах. В итоге суд обязал медицинское учреждение, в котором истцу была сделана неудачная операция, полностью выплатить потребованную компенсацию.

Профессор юридического факультета Тель-Авивского университета Даниэль Мор не считает, что судебная система Израиля стала более требовательной к врачам. «Прежде всего суд заботится об интересах пострадавших, – отмечает профессор Мор, – а без доказательства вины врача получить компенсацию невозможно».

Профессор Авиноам Рехес, председатель комиссии по врачебной этике Израильской медицинской ассоциации убежден, что у повышенной требовательности к врачам есть положительные стороны. Свою точку зрения он объясняет так: «Врачи начинают учиться на своих ошибках, наводят порядок в своих делах, пусть и под угрозой судебного разбирательства».

Адвокат Йонатан Дэйвис, возглавляющий комиссию по проблемам медицины и права, продолжая мысль доктора Рехеса, говорит: «Кое-кто из врачей продолжает жить прошлым, не считаясь с мнением больных. Очень трудно убедить доктора, который долгие годы придерживался подобной модели поведения, изменить ее. Однако врачам следует не вступать в конфронтацию с общественным мнением, а чаще смотреть на себя критическим взглядом».


Лига защитников пациентов не так давно привлекла к уголовной ответственности врачей столичного роддома № 17. Здесь умерла пациентка Светлана Ершова. Она заплатила за роды восемнадцать тысяч рублей. Выясняя обстоятельства ее смерти, правозащитники установили: родовую деятельность Ершовой стимулировали препаратом, предназначенным для лечения язвы желудка и двенадцатиперстной кишки.

По статистике американских медиков, из примерно восьмидесяти тысяч смертей, которые ежегодно происходят в США по вине врачей, треть связаны с небрежным заполнением рецептов. Понятно, что у нас таких официальных данных нет.

В Лиге защитников пациентов хранится расписка погибшей Ершовой. В заполненном «документе» нет ни даты, ни характера предстоящего медицинского вмешательства. Не говоря уже о том, что подписавшая их пациентка находилась в беспомощном состоянии.

Руководство компании «Медстрах» знает немало случаев, когда врачи требовали деньги за медицинские услуги, которые должны предоставляться бесплатно по линии обязательного медицинского страхования. Речь идет об обеспечении лекарственными препаратами, оперативных вмешательствах, о проведении качественного обследования.

Понятно, что компенсационные деньги не вычитаются из зарплаты врача. Эта сумма слагается из специальных страховочных взносов, которые обязаны отчислять на специальный счет все медики, работающие в частных и государственных клиниках, а также из средств того больничного учреждения, в котором трудится врач, допустивший просчет.

Профессор Рехес приводит такой пример. В одном заключении суда утверждалось, что пациентка дала бы согласие на операцию, если бы ее заранее о ней предупредили. И хотя операция была необходима и прошла успешно, врачей обвинили в нарушении права пациента самому решать свою судьбу. В итоге согласно судебному решению женщина получила значительную денежную компенсацию.



Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: