Главная / Газета 8 Декабря 2006 г. 00:00 / Тематические приложения

Евгения Добровольская

«Что бы ни случилось – за все спасибо»

Лариса СОЛОНИЦЫНА

В последнее время на экраны вышло сразу несколько фильмов с участием Евгении Добровольской. Спектакли, активная работа в кино и – трое сыновей, которых Женя воспитывает одна. Но к ней совершенно не подходит это унизительно-советское «мать-одиночка». Да и какая она одиночка, если они вчетвером!

shadow
– Для вас очевиден приоритет театра перед кино…

– Безусловно. Это вообще разные жанры, оба развлекательные, но совершенно разные. Если театр – искусство коллективное, то кино – это авторская работа. И не столько актерская, сколько режиссерская, потому что это все его, режиссера, идеи, монтаж, выбор.

– А в театре разве режиссер не подчиняет себе актеров?

– В театре мы подчинены общей идее. И каждый идет к этой идее самостоятельно, и есть большой диапазон возможностей, чтобы к ней прийти. Коридор для импровизаций и находок широк. А для того чтобы спектакль не развалился, мы все движемся по одной колее, из которой шаг влево, шаг вправо – уже нарушение рисунка спектакля. Но в хороших спектаклях этого не происходит.

– В кино сейчас репетируют далеко не все режиссеры…

– Кино – это набранная команда из артистов, которые, в лучшем случае, могут что-то сыграть. Но даже если это условная команда, то все из разных мест, и у каждого свои интересы. И есть интерес режиссера, о котором порой даже не догадываешься. Сколько уже было конфликтов, когда актер считает, что играет одну из главных ролей, а его так режут при монтаже, что становится непонятно, зачем он вообще там снимался.

– Вам предлагают новую роль в кино, приносят сценарий. Что для вас важно, на что вы обязательно обращаете внимание?

– На историю. Для меня важен сюжет, в котором я могу что-то сделать для его раскрытия и развития, который я понимаю, принимаю и которого придерживаюсь. Важна фамилия режиссера. Вернее, не столько фамилия, сколько первый разговор, из которого понятно, есть ли контакт с человеком или нет, будет ли время работы потрачено на конфликты и ссоры и сможешь ли ты это победить. Если это непобедимо, я отказываюсь. Бывают ведь просто разные взгляды.

– У вас есть желание поработать с кем-то конкретно?

– У меня вообще нет желания с кем-то поработать. Это из области: «Какую роль вы хотели бы сыграть?» Не надо мечтать, это несбыточно. Я делаю то, что мне предлагают. И рассматриваю эти предложения как благо.

– Были актеры, которые мечтали о ролях, в том числе и в кино, и добивались их…

– Были Актеры. Умные мужчины. Но мужчинам вообще легче добиваться и работать в профессии. Здесь есть изначальная драматургическая несправедливость – мужских ролей всегда больше! В любой истории есть героиня (одна, максимум две!) и вокруг них – сонм мужчин с разными характерами, разной судьбой и так далее. И ярких возрастных ролей у мужчин больше, поэтому некоторые актеры, играя вторые роли, могут раскрыться и многое наверстать уже в очень зрелом возрасте. Профессиональная судьба женщин в кино складывается совершенно иначе! Не говоря уже о том, что у мужчин вообще другой менталитет. Я сколько угодно могу говорить режиссеру-мужчине правильные вещи, но большинство не послушает меня никогда! Им странно, что женщина может быть умной и что у нее многое за плечами.

«Артистка»
shadow – Заканчивается ваша работа в фильме Станислава Говорухина «Артистка». В работе над этой картиной к вам прислушивались?

– В чем-то да, в чем-то, как мне кажется, в более серьезном, нет. Возможно, поэтому у меня сейчас немного депрессивное состояние. И не потому, что я что-то не сыграла, не вытянула, а потому, что кто-то не услышал, кто-то не понял, а кому-то было вообще наплевать.

– Вы пересматриваете свои фильмы?

– То, что было когда-то снято? Нет, не люблю. Но я нашла свою любимую тему в кино – женщина перевоплощений. У меня было несколько работ с похожим сюжетом, когда героиня сначала бесформенная, большая, а потом она или влюбляется, или мужчина ее бросает, и надо его вернуть, и она сама себя делает, строит! Мне это и нравится потому, что из меня можно что-то «построить» – вроде «такая никакая», а оденешь, причешешь – эх!

– А в жизни хочется вот так иногда выйти и всех покорить?

– Не хочется, но иногда надо. И это отдельный спектакль. И энергии на него иногда тратишь больше, чем на работе.

– А чего хочется?

– Хочется, наоборот, уехать от всего этого, чтобы тебя никто не знал, чтобы говорили на чужом языке, и ты бы ничего не понимала. И, когда я возвращаюсь после такого отдыха в Москву, то сразу ловлю себя на том, что я слышу чужие разговоры, узнаю о чужих проблемах…

– Отдыхаете с детьми?

– К сожалению, это очень дорого – все расходы надо умножать на четыре! Стараюсь их отправлять отдыхать.

– В вашей жизни постоянно присутствует, как мне кажется, элемент преодоления – себя, жизненных и рабочих ситуаций…

– Православный человек на вопрос: «Как дела?» отвечает: «Слава Богу!». Мы же за все благодарим Бога. Как бы дела ни были, что бы ни случилось – за все спасибо. И за тяжесть эту, и за сопротивление. Поэтому стиснул зубы и пошел дальше.


ДОСЬЕ

Poдилacь 26 дeкaбpя

1964 гoдa в Mocквe. B 1987 г. oкoнчилa Гocyдapcтвeнный инcтитyт тeaтpaльнoгo иcкyccтвa (мacтepcкaя Л. Кacaткинoй и B. Лeвepтoвa). C 1991 года aктpиca MXAT им. A.П. Чexoвa.

Народная артистка РФ. В кино сыграно более 30 ролей.

Воспитывает троих сыновей: Николая (19 лет), Степана (14 лет) и Яна (4 года).

Опубликовано в номере «НИ» от 8 декабря 2006 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: