Главная / Газета 8 Декабря 2006 г. 00:00 / Тематические приложения

«Антисекс». Высокая эротика

Режиссер Лариса Исаева приступила к съемкам картины с пикантным названием «Антисекс»

Виктория КАТАЕВА

Интригует уже пресс-релиз: «Поцелуй – это хорошо. Он вызывает увеличение пульса до 110–120 ударов в минуту. Секс – еще лучше. Частота пульса – 190–200 ударов в минуту – сопоставима с результатами спринтерского забега. Все это крайне полезно для здоровья. При условии, что ты всеми этими замечательными делами занимаешься». Я забыла данный текст дома на столе, и моя мама его прочитала. Потом долго возмущалась: «Секс – дело интимное. Зачем его выносить на экраны?» Как человека, выросшего в Советском Союзе, ее можно понять. В той стране, по утверждению политических лидеров, ни в жизни, ни тем более на киноэкранах «секса не было».

shadow
Экскурс в историю

«9 1/2 недель» Эдриана Лайна – признанную классику мировой эротики – я, конечно, смотрела. Что касается отечественных эротических историй, то тут ничего на ум не приходит. Разве что «Москва слезам не верит» Владимира Меньшова и сцена соблазнения героини Веры Алентовой оператором Рудиком. Но как данная сцена снималась, помните?

Крупным планом мужская рука, гасящая прикроватный ночник под музыку «Бессаме мучо». Неуверенный женский голос: «А может быть, не надо?» Следующий кадр – уже утро. Высокое киноначальство, принимая фильм, требовало убрать данный эпизод вообще – как безнравственный и вредный для советской молодежи. Только после ряда робких, но логичных возражений режиссера, что тогда зрителю будет непонятно, откуда у Кати Тихомировой появился ребенок, сцену все-таки оставили.

В 2000 году режиссер-дебютант Егор Кончаловский взялся за фильм «Затворник». Один из эпизодов Кончаловский, по его собственному призванию, хотел насквозь пропитать высокой эротикой в исполнении отечественных звезд Александра Балуева и Амалии (тогда Мордвиновой). Сцену снимали целый день. При монтаже режиссер, скрепя сердце, решил от нее отказаться. Не получилась.

– Наши актеры «играть секс» не умеют, – жаловался потом продюсер Юсуп Бахшиев. – И это не их вина. Просто на Западе люди с детства смотрят эротические фильмы и не считают это зазорным. У них это часть культуры. А нам все еще стыдно.

Синяк под глазом

Я меряю шагами коридор столичного ВГИКа. Именно здесь снимается большая часть «Антисекса». В одной из главных ролей – снова Амалия. Правда, на этот раз «играть секс» ей не придется. Ее героиня – ярая противница физиологических отношений между мужчиной и женщиной. К этому модному индоамериканскому учению она склоняет еще двух своих подруг. Доходит до того, что одна из девушек, Маша, выйдя замуж по любви и пытаясь поцеловать собственного супруга, вдруг бежит в дамскую комнату. Ее тошнит от поцелуев.

Исполнитель главной мужской роли Игнат Акрачков («Баязет», «Солдаты»), прихрамывая, выходит из съемочного павильона. Под глазом артиста – синяк внушительных размеров. «Постельная сцена» по-русски?

shadow – Это мне поставила женщина, – подтверждает актер. – За то, что я пытался склонить к сексу ее подругу. Так сказать, отомстила мне за весь женский род.

Игнат, как и остальные его коллеги по съемочной площадке (Константин Карасик, Павел Сборщиков, Диана Максимова, Лола Кочеткова) признается, что играть в фильме «про секс» согласился сразу же. Возможные откровенные сцены не смутили.

– История интересная. Небанальная, – рассказывает Игнат. – Мне кажется, что подобного еще не было у нас в стране. Это актерское кино. Вдумчивое. Оно призывает зрителя задуматься над тем, что такое любовь в современном мире. А то, что название шокирует… оно не так важно. Эту историю можно назвать, как угодно.

– Хотя бы даже и так: «Сказка о людях, которые решили для себя, что больше сексом заниматься не будут», – со смехом добавляет Константин Карасик.

– И о том, что они ошиблись. Без секса жизни нет, – заключает третий герой, Павел Сборщиков.

Любовь и небо

В перерыве между съемками я поинтересовалась у режиссера Ларисы Исаевой, не боится ли она своей картиной шокировать старшее поколение.

– В картине мы сводим два понятия – любовь и секс, – с улыбкой ответила она. – Получается серьезная философия. Старшее поколение было лишено секса, а молодое поколение потеряло любовь. И то, и другое – неправильно. Если мужчина любит женщину, женщина любит мужчину, но сексом они не занимаются – новый человек на свет появиться не может. Так задумала природа. Но родится ли хороший человек в том случае, когда секс есть, а любви нет? Вот в чем вопрос. В западных фильмах такой сложной философии нет. Там просто красивая «картинка» отношений между парой.

Финальную постельную сцену между главными героями уже сняли. Режиссер придумала, как сделать это, не прибегая к западным штампам и шаблонам. Эротика получилась высокой в прямом смысле слова: съемки проходили на крыше столичной высотки, на двадцать седьмом (!) этаже. Опять же глубинный смысл – браки заключаются на небесах. Правда, там, на крыше – небесах – было нежарко. Все-таки почти зима. И артисты слегка замерзли.


Экскурс в историю «9 1/2 недель» Эдриана Лайна – признанную классику мировой эротики – я, конечно, смотрела. Что касается отечественных эротических историй, то тут ничего на ум не приходит. Разве что «Москва слезам не верит» Владимира Меньшова и сцена соблазнения героини Веры Алентовой оператором Рудиком. Но как данная сцена снималась, помните? Крупным планом мужская рука, гасящая прикроватный ночник под музыку «Бессаме мучо». Неуверенный женский голос: «А может быть, не надо?» Следующий кадр – уже утро. Высокое киноначальство, принимая фильм, требовало убрать данный эпизод вообще – как безнравственный и вредный для советской молодежи. Только после ряда робких, но логичных возражений режиссера, что тогда зрителю будет непонятно, откуда у Кати Тихомировой появился ребенок, сцену все-таки оставили. В 2000 году режиссер-дебютант Егор Кончаловский взялся за фильм «Затворник». Один из эпизодов Кончаловский, по его собственному призванию, хотел насквозь пропитать высокой эротикой в исполнении отечественных звезд Александра Балуева и Амалии (тогда Мордвиновой). Сцену снимали целый день. При монтаже режиссер, скрепя сердце, решил от нее отказаться. Не получилась. – Наши актеры «играть секс» не умеют, – жаловался потом продюсер Юсуп Бахшиев. – И это не их вина. Просто на Западе люди с детства смотрят эротические фильмы и не считают это зазорным. У них это часть культуры. А нам все еще стыдно. Синяк под глазом Я меряю шагами коридор столичного ВГИКа. Именно здесь снимается большая часть «Антисекса». В одной из главных ролей – снова Амалия. Правда, на этот раз «играть секс» ей не придется. Ее героиня – ярая противница физиологических отношений между мужчиной и женщиной. К этому модному индоамериканскому учению она склоняет еще двух своих подруг. Доходит до того, что одна из девушек, Маша, выйдя замуж по любви и пытаясь поцеловать собственного супруга, вдруг бежит в дамскую комнату. Ее тошнит от поцелуев. Исполнитель главной мужской роли Игнат Акрачков («Баязет», «Солдаты»), прихрамывая, выходит из съемочного павильона. Под глазом артиста – синяк внушительных размеров. «Постельная сцена» по-русски? [%7726%]– Это мне поставила женщина, – подтверждает актер. – За то, что я пытался склонить к сексу ее подругу. Так сказать, отомстила мне за весь женский род. Игнат, как и остальные его коллеги по съемочной площадке (Константин Карасик, Павел Сборщиков, Диана Максимова, Лола Кочеткова) признается, что играть в фильме «про секс» согласился сразу же. Возможные откровенные сцены не смутили. – История интересная. Небанальная, – рассказывает Игнат. – Мне кажется, что подобного еще не было у нас в стране. Это актерское кино. Вдумчивое. Оно призывает зрителя задуматься над тем, что такое любовь в современном мире. А то, что название шокирует… оно не так важно. Эту историю можно назвать, как угодно. – Хотя бы даже и так: «Сказка о людях, которые решили для себя, что больше сексом заниматься не будут», – со смехом добавляет Константин Карасик. – И о том, что они ошиблись. Без секса жизни нет, – заключает третий герой, Павел Сборщиков. Любовь и небо В перерыве между съемками я поинтересовалась у режиссера Ларисы Исаевой, не боится ли она своей картиной шокировать старшее поколение. – В картине мы сводим два понятия – любовь и секс, – с улыбкой ответила она. – Получается серьезная философия. Старшее поколение было лишено секса, а молодое поколение потеряло любовь. И то, и другое – неправильно. Если мужчина любит женщину, женщина любит мужчину, но сексом они не занимаются – новый человек на свет появиться не может. Так задумала природа. Но родится ли хороший человек в том случае, когда секс есть, а любви нет? Вот в чем вопрос. В западных фильмах такой сложной философии нет. Там просто красивая «картинка» отношений между парой. Финальную постельную сцену между главными героями уже сняли. Режиссер придумала, как сделать это, не прибегая к западным штампам и шаблонам. Эротика получилась высокой в прямом смысле слова: съемки проходили на крыше столичной высотки, на двадцать седьмом (!) этаже. Опять же глубинный смысл – браки заключаются на небесах. Правда, там, на крыше – небесах – было нежарко. Все-таки почти зима. И артисты слегка замерзли.

Опубликовано в номере «НИ» от 8 декабря 2006 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: