Главная / Газета 5 Октября 2006 г. 00:00 / Тематические приложения

Эйфория по-русски

Веста БОРОВИКОВА

Венецианский фестиваль показал зрителям ленту «Эйфория» российского режиссера Ивана Вырыпаева – известного драматурга, театрального постановщика и актера. Отечественная фестивальная публика увидела эту работу еще в июне, на «Кинотавре». По мнению многих, этот фильм кому-то может и не понравиться, но забыть его невозможно.

shadow
Что нужно, чтобы показать наше бессилие перед любовью? Что нужно, чтобы показать силу желания, которая разрушает все, не оставляя выбора?

Убрать все лишнее. Не дать им возможности облечь свои чувства в слова, подарив сорок слов на двоих. И вот они носятся по жженым степям и серой реке, сидят под проливным потоком с небес, совершают бессмысленные поступки…

Что подумает бедный венецианский зритель – не суть. Главное – это трогает нас.

Она – живет со старым мужем, непонятно где и непонятно зачем, полунемая, полузаснувшая, с маленькой дочкой.

Он – носится по степи на старом пыльном раздолбанном автомобиле, по реке – на такой же старой лодке, стараясь не заглядывать в свой нелепый, пустой, заполненный курами дом – убегая от собственной тени.

И потом на них валится любовь. О которой они ничего не знают. Не умеют ни думать, ни помнить, ни жалеть. Только чувствовать. И еще, как потом выясняется, разрушать все вокруг легко и бездумно.

А когда она приходит, эта так много требующая от них любовь, финал становится очевидным. Потому что никто и никогда не сумел сочетать всеразрушающую страсть и созидание, потому что желание и смерть идут рука об руку, и кто будет стрелять первым – неважно.


Исполнительница главной роли Полина АГУРЕЕВА:

– Что дает героине любовь взамен утраченного покоя?

– Что лучше – не узнать о любви и дожить до старости или узнать о любви и умереть? Для моей героини, конечно, лучше второе. Но вообще-то для человека лучше узнать о любви и дожить до старости.

– Вы где-то говорили, что «Эйфория» снята в жанре новой античной трагедии…

– Если бы культурологи приняли формулировку «новая античная трагедия», то это означало бы, что в искусстве началась новая эпоха Возрождения.

– Пришлось ли вам играть то, что вам неведомо?

– Это совершенно новый способ существования – когда актер не столько персонаж, сколько частица всего замысла. Для Ивана моя героиня и красота степи – равны по значимости. Мне это понравилось. Я еще никогда не играла стихии – степь, воду, деревья...

Опубликовано в номере «НИ» от 5 октября 2006 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: