Главная / Газета 1 Августа 2006 г. 00:00 / Тематические приложения

Думайте сами, решайте сами…

В рамках ХХVIII Московского международного кинофестиваля состоялся «секретный» показ фильма режиссера Юрия Кары «Мастер и Маргарита», который был снят 13 лет назад и по воле продюсеров никогда не демонстрировался публике. Возможно, состоявшийся показ станет переломным в судьбе картины и зрители смогут увидеть ее в кинотеатрах. Предваряя это событие, мы предлагаем читателям две разные точки зрения на столь долго ожидаемую экранизацию самого мистического романа Михаила Булгакова.

shadow
Мнение «за»

Почему каждый хвалящий картину так или иначе испытывает чувство неловкости? Вопрос не праздный, поскольку лента Юрия

Кары «Мастер и Маргарита» за 13 лет своего «молчания» стала легендой. И сегодня оказалась перед довольно странным выбором: продолжать оставаться легендой или, напротив, выйти к публике и, конечно же, стать жертвой синдрома несбывшихся ожиданий...

Двухчасовая монтажная версия фильма – сюжетный дайджест. Есть и 4-часовая версия, есть даже 6-часовая. Но и «длинные» версии сохраняют родовую черту фильма: они энергичны.

shadow В них нет занудства «читки текста по ролям»,

в них полно игры и озорства. Отчасти булгаковского, а главным образом – рожденного сиюминутным актерским задором (15 лет назад актеры – и какие! – получив возможность купаться в булгаковском материале, воспользовались этим сполна). И если даже в усеченном варианте невозможно не ощутить трагической мощи Пилата (Михаил Ульянов), пролетарской упертости Бездомного (Сергей Гармаш), блистательной авантюрности развлекающегося Воланда (Валентин Гафт), ернического шика Коровьева (Александр Филиппенко) или пронзительного всезнания Иешуа (Николай Бурляев), то с Мастером, Маргаритой, Бегемотом и иными любимыми булгаковскими героями – не так. Собственно, это-то и заставляет «извиняться». Ибо исчезнувшая история взаимоотношений главных героев, да плюс потеря любимых (но не определяющих движения сюжета) персонажей романа, вне всякого сомнения, воспринимается как упрощенчество и может вызвать досаду. И потому вместо желания посмотреть «длинный» вариант нередко возникает желание поязвить над коротким: «А одну ли и ту же книжку читали мы

и режиссер?»; «А почему Мастер – мастер?»; «А почему Маргарита такая кукольная?» И этим «почему» нет конца, ибо никто не ждет ответа на вопрос, заведомо полагая, что ответов нет.

А они есть. Неблагодарная задача – рассказывать не видевшему о том, что видел ты. И тем не менее. Потому что прелестный кот Бегемот – без всяких компьютерных фокусов был просто сыгран Виктором Павловым и оказался не только «котоват», но и уморительно смешон. Потому что «доволандовская» Маргарита в исполнении Анастасии Вертинской – как раз та дама, которую не волнует «квартирный вопрос», а волнует…(хотите смейтесь, хотите нет) художник. Она и правда ломкая, кукольная: Вертинская придумала гламурный образ Ренаты Литвиновой задолго до самой Литвиновой. Зато ее Маргарита-ведьма – вылитая серовская Ида Рубинштейн, роковая Ида, «безбашенная» и манерная. Мне во всем этом видится пойманные Вертинской стиль и вкус эпохи, а вовсе не актерский просчет. Актрисе ведь ничего не стоило сыграть тонкую московскую интеллигентку (помните «Случай с Полыниным»?). И что? Тот истовый страстотерпец Мастер, какого сыграл Виктор Раков, «купился» бы на это? Вряд ли. А на такой вот экзотический цветок – безусловно!

Вообще, в фильме Юрия Кары я приняла едва ли не всех булгаковских персонажей. Приняла даже тех, кто разительно не похож на образы, живущие в моем воображении. Просто потому, что они – живые. Именно живые могут нравиться, а могут и нет. С ними можно поссориться. А потом помириться. Их можно (и хочется!) понимать. Про них можно – и хочется – думать.

Того и гляди, сейчас откуда-нибудь раздастся сакраментальное: «Это – не Булгаков!» Ну, хотите Булгакова – возьмите книжку и почитайте.

Ирина ПАВЛОВА



Мнение «против»

В эпоху кризисных 90-х кинопроект «Мастер и Маргарита» представлялся самым вожделенным и амбициозным. За право экранизации несгораемого романа бились первые режиссеры страны. Сегодня любопытно представить себе эти разные киноверсии: эпический кинороман Элема Климова, мистическую фантасмагорию Владимира Наумова, бытовую комедию Эльдара Рязанова... Сравнить их, допустим, с версией Владимира Бортко. Кажется, тогда, в 90-е, режиссеры были самостоятельнее и не падали ниц перед громадой не поддающегося экранным версиям литературного шедевра.

shadow Вот и Юрий Кара, без всякого там пиетета засучив рукава, лихо превратил сложнейшее полифоническое произведение в галоп трэш-экшна. При всем старательном воспроизведении на экране быта и эпохи 30-х из всех пор этого кинопроизведения лезет дурное время последнего десятилетия ХХ века, время «липкого трагифарса», бросаемого то в жар шальных бабок, то в холод дефолта, то в обморок свободы с разгулом секс-шопов, шумных кабаков и кооперативного кино. При этом в картине Кары, стеснительно именуемой авторами «рабочими материалами», несомненно, есть и достоинства. Хороши отдельные сцены (эпизоды с Гармашом, бенефисные бытовые зарисовки). Хороши отдельные персонажи – прежде всего, уникальная работа Михаила Ульянова – Пилат, глаза которого словно смотрят в разные стороны: добра и зла. Однако фильм пронизан сквозняком пошлости, никак не совместной с целомудренным, высоким духом романа, несмотря на все его эпатажное столкновение христианства с бесовством.

Пошлость – это отсутствие вкусы и меры. Когда всего перебор. Например, наготы. Камера словно превращается в замочную скважину неестественного шабаша в банно-прачечном комбинате. Пошлость – это непозволительные банальности: в камине горит лист бумаги, который выпархивает, «возрождается Фениксом», зажигая буквы, «которые не горят», – «Мастер и Маргарита». Это чрезмерный наигрыш. Пережимают даже очень хорошие актеры.

Главное разочарование – Маргарита Анастасии Вертинской. Подобную ломаку, вращающую зрачками и неуместно хихикающую, вряд ли полюбил бы измученный травлей, болезненно переживающий всякую фальшь Мастер (Виктор Раков). Жмет из всех сатанинских сил Воланд Валентина Гафта. Режиссерские «находки» вызывают особое недоумение. Например, свечение нимба вокруг головы Иешуа (Николай Бурляев) во время снятия головной боли Пилату. Бал у Сатаны страсть как походит на очередной новорусский разгул. Тут и бабы голые, и злодеи преступные, и напитки диковинные, и приглашенные «двойники» исторических знаменитостей, среди которых Гитлер, Ленин, Сталин, первосвященник Каифа и предатель Иуда...

Возможно, сегодня Юрий Кара снял бы совсем другое кино. Из которого бы уже не выпирали бедность, безудержная аляповатость, дурновкусие, свойственные той самой эпохе 90-х, названной Алексеем Германом десятилетием «липкого трагифарса». Ведь сменили же доморощенные «бизнесмены» на человеческую одежду свои фирменные малиновые пиджаки, украшенные цепями...

Лариса МАЛЮКОВА («Новая газета», специально для «Pro Кино»)

Опубликовано в номере «НИ» от 1 августа 2006 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: