Главная / Газета 4 Июля 2006 г. 00:00 / Тематические приложения

Снять маску

Как корреспондент «PRO ЗДОРОВЬЯ» избавилась от несчастной любви с помощью бодиарта

Анна НОВИКОВА

От душевных проблем сегодня модно избавляться методом арттерапии, поэтому после тяжелого разрыва с любимым человеком я позвонила в Московский институт маскотерапии и бодрым голосом попросилась на лечение. Дескать, много слышала о столь необычном психотерапевтическом методе, хочу испытать его на себе. «Вы что, очень плохо себя чувствуете?» – задал вопрос врач-психиатр, кандидат психологических наук, создатель и научный руководитель Московского института маскотерапии Гагик Назлоян. Хорошенький поворот в разговоре! А мне-то казалось, что речь идет о сущей ерунде – что может быть веселее, чем лепить из пластилина и рисовать разноцветными красками по голому телу?

shadow
Считается, что все болезни от нервов, но Гагик Назлоян уверен, что не от нервов, а от одиночества. «Вынужденное одиночество глубоко патологично, – убежден психолог, – проанализируйте случаи, когда человек обречен на него, даже такие физически здоровые люди, как космонавты, начинают сдавать психически. Часто говорят, что мы в одиночестве рождаемся и одинокими умираем. А я скажу по-другому: человек рождается, живет и умирает среди людей. Все зависит от интерпретации. В иерархии причин возникновения болезней, особенно с головы, я ставлю одиночество на первое место».

А раз причина патологических состояний была найдена, стало быть, ее можно устранить, например, создав двойника больного и так разорвав путы одиночества. В этом основная суть метода портретной психотерапии. Такой способ лечения был создан почти четверть века назад. Тогда молодой врач-психиатр Гагик Назлоян наблюдал человека с сильной умственной отсталостью. Пациент был глухонемым, слабоумным и глубоко пожилым. Доктор Назлоян вылепил его пластилиновую маску в натуральную величину – и неожиданно человек ожил, начал узнавать себя в зеркале, даже пытаться общаться.

С тех пор через руки врача-скульптора прошло немало людей. Все его «модели» очень разные. Над одними портретами приходится работать несколько суток без перерыва, и после окончания такого сеанса человек уходит исцеленным. Работа над портретами других пациентов затягивается на годы.

Как это выглядит

Сначала как пластилиновое яйцо на деревянном щите. Потом, как когда-то советовал Микеланджело, все лишнее отсекается. Остается маска. Очень похожая. Иногда пугающая, потому что она как бы вобрала в себя болезнь. А рядом – счастливое и светлое лицо исцелившегося человека. Потому что, в отличие от прочих психотерапевтических методов, у маскотерапии есть окончание.

Работа может длиться очень долго, но в один прекрасный момент врач понимает – ничего ни добавить, ни прибавить к портрету нельзя. И оставляет пациента наедине с его двойником. В момент исцеления у больного наступает катарсис – человек смеется, плачет, устраивает бурную истерику.

Как это работает

Даже сам создатель метода портретной психотерапии не может дать на этот вопрос точного ответа. Но ведь работает! Видимо, маска не только избавляет от одиночества, но и как бы берет на себя болезнь человека. Метод скульптурного портретирования иногда излечивает даже трудные случаи – больных аутизмом и шизофренией.

shadow – Как и у любого врача, у нас есть неудачи. Я посчитал, что за годы работы их набралось 16,9%. Но для психиатрии, когда даже одного пациента часто вылечить не могут, это великолепный результат, – рассказывает Гагик Назлоян.

Он, кстати, произносит цифры недовольно, его цифры не волнуют, по большому счету. Но только строгие статистические данные могут убедить неверующих.

– А почему вы отказались лепить мой портрет, узнав, что я чувствую себя не так уж плохо и не душевнобольная?

– Я просто не смогу его вылепить. Ведь моя задача – не стать Пикассо или, простите, не делать памятник на кладбище. Мой мотив – вылечить. А нет болезни, нет и мотива. Надо сказать, что вне лечения я лепкой не занимаюсь, и скульптура меня мало волнует. Но когда больной приходит и ты понимаешь, что этот человек потерян для мира, отчаянно хочется вернуть его обществу, исцелить.

– Что вы чувствуете в момент ваяния?

– Врач впитывает болезненное состояние пациента, как губка. Он заболевает сам, настолько глубоко сопереживание и сострадание. И пытаясь спасти самого себя, врач начинает лепить – и освобождаться от болезни.

Как на меня подействовала бодиарт-терапия

Нетяжелые пациенты, как я, могут создать автопортрет. Не врач, а уже сам пациент работает со своим «я», изучая и воссоздавая лицо в пластилине. Сначала «автомаска» размером с куриное яйцо, потом слой за слоем закрывается пластилиновыми пластинами, и, наконец, скульптура обретает истинную величину. А все боли и беды остаются внутри нее. Но такая арттерапия длится долго: каждый из образов-масок должен обрести завершенность, на этот процесс могут уйти недели.

Я выбрала для возвращения душевного здоровья, так сказать, экспресс-метод, бодиарт-терапию. Она, наряду с автопортретом и ритмопластикой, один из вспомогательных методов. Ведь слой краски, нанесенный на лицо, а иногда и на все тело, это тоже своего рода маска. И очень удивительная. Вместо того, чтобы скрывать под собой реальные черты, она каким-то волшебным образом открывает новые. Иногда – буквально: многие пациенты с шизофренией просто не видят в зеркале лба, или носа, или еще какой-либо части тела, которая им не нравится. Им тогда наносят грим лечебный, и они «прозревают».

shadow Меня же художница Ольга Мочалова раскрашивала показательно, а потому наносила грим пейзажный, который отличается от лечебного. Если в первом случае врачи хотят добиться определенного эффекта, а потому диктуют свою волю пациенту, то в пейзажном гриме «танцуют» от модели. Именно поэтому художница чутко прислушивалась к моему нервическому состоянию, не пытаясь ничего исправить или скорректировать. На моем лице постепенно расцвели красные и голубые листья.

– Ты эмоциональный человек, – объяснила Ольга. – Но при этом умеешь управлять эмоциями. Они у тебя соседствуют с рассудком. Видишь, теплые красные тона на твоем лице хорошо уживаются с холодными синими.

Процесс был настолько увлекательно-интимным, что вскоре я полностью расслабилась… Я делилась с художницей какими-то смутными ассоциациями и переживаниями, вспоминала, казалось, давно позабытые неприятности. Готовая маска должна была «жить» на моем лице не менее тридцати минут.

Макияж на лице – для меня дело обычное, и потому полчаса я прожила с вычурным гримом абсолютно спокойно. Но когда «маску» осторожно начали снимать ватными тампонами, мне вдруг захотелось содрать ее с кожей. Это было удивительное и болезненное ощущение освобождения от старых обид, страхов, комплексов – всего наносного, ненужного, устаревшего. Горка испачканных в краске ватных тампонов росла – вот что, наверное, осталось от моей несчастной любви.

Вы будете смеяться, но есть обязательный ритуал – свою «отжившую» маску нужно пустить в проточную воду. И тогда жизнь начнется новая, светлая и радостная. По крайней мере, в ближайшую ночь (а это, между прочим, была первая ночь после развода с мужем) я спала, как младенец.



Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: