Главная / Газета 30 Июня 2006 г. 00:00 / Тематические приложения

Добровольная жертва

Александра ИВАНОВА

Кино по-прежнему, если верить забытому классику, остается важнейшим из искусств. А чего оно требует, это самое искусство, в общем-то, понятно. Разумеется, жертв. И актеры, безропотно и покорно подчиняясь своему божеству, регулярно приносят эти самые жертвы. В угоду режиссерам, продюсерам и нам с вами, простым зрителям. Порой получается очень здорово. Их жертвы оказываются далеко не напрасными.

shadow
Муки ради Тарантино

Нелегко пришлось актерам, снимавшимся в ставшем теперь уже легендарном фильме Квентина Тарантино «Убить Билла». Чтобы получилось то, что получилось, нужно было очень потрудиться. Подготовка к фильму велась в тренировочном центре недалеко от Лос-Анджелеса. Обучение актерского состава проходило по нескольким направлениям. Актеры изучали японский язык с помощью обучающих CD, что само по себе является уже некоторым подвигом. Одновременно с этим они отрабатывали приемы самурайской техники обращения с мечом и китайские боевые искусства.

Труднее всех в этой ситуации пришлось Уме Турман, поскольку на нее в этом фильме легла вся основная нагрузка. «Уме пришлось учиться больше других, ведь она дралась с людьми, которые занимались этим всю свою сознательную жизнь, – рассказывал ветеран японского кино, наставник актерской группы в «Убить Билла» Сонни Чиба. – Больше всего меня поразило то, с какой решимостью она предпринимала попытку за попыткой, пока не добивалась того, чего хотела. Она показала себя абсолютной профессионалкой».

Не подкачала и Дэрил Ханна. «Теперь я достаточно опытна в боевых искусствах, – делилась актриса после съемок. – Но меня научили промахиваться. Если я ударю вас, вложив в движение всю свою силу, то удар не достигнет цели на какой-нибудь миллиметр. Я и понятия не имею, что случилось бы, пойди я немного дальше».

А Майклу Мэдсену довелось в кадре встретиться с самой настоящей змеей. Помните тот самый эпизод, когда героиня Дэрил Ханны приходит к герою Мэдсена с черной мамбой, от укуса которой тот, собственно, и погибает. «Жутковатая змейка, – содрогается актер. – Если яд попадает в организм, вам конец. Вы медленно задыхаетесь. Одно дело – читать сценарий, и совсем другое – снимать эпизод. Сыграть в сцене с настоящей змеей оказалось чуть труднее, чем я думал. Хотя, наверное, это прибавило напряженности».

Сандрин Боннэр
shadow «Бродяжка» Сандрин Боннэр

«Талант режиссера в том, чтобы заставить актера выложиться… Во время съемок Сандрин Боннэр полностью растворилась в своей роли. Она была готова терпеть грязь, холод, три дня «умирать» в канаве. Она обожала это. Впоследствии созданный ею образ вызвал у нее отвращение, и я ее поняла». Эти слова принадлежат французскому режиссеру Аньес Варда. Именно снимаясь в ее фильме «Без крыши, без закона» Сандрин Боннэр на время из холеной актрисы превратилась в бродяжку Мону. Аньес заставила Сандрин в течение трех дней наблюдать за настоящей бомжихой. Они разводили огонь на улице, пекли картофель, общались. Каждый съемочный день Сандрин Боннэр делали специальный макияж: красный нос, потрескавшиеся губы, желтые зубы, грязные волосы и лицо. «Сандрин, счастливая ролью, в которой виден ее актерский талант, а не округлости фигуры, стремилась стереть малейший след сексуальности», – говорит Аньес Варда. Что ж, трудилась она не напрасно – фильм «Без крыши, без закона» был удостоен немалого количества призов на различных кинофестивалях.

«Лазер» Де Ниро

Роберт Де Ниро весьма серьезно относится к своей профессии. Когда он играл кюре в фильме «Кровавые признания», целыми днями разгуливал в сутане, чтобы лучше вжиться в образ. Когда он снимался в картине «Нью-Йорк, Нью-Йорк», специально учился играть на саксофоне. Для фильма «Миссия» в совершенстве овладел искусством фехтования. Наверное, во многом благодаря этому актер заслужил весьма высокую оценку своих коллег.

«Играть с Де Ниро – все равно что сражаться на ринге с Майком Тайсоном, – говорит актер Робин Уильямс. – Он подобен лазеру. В нем есть что-то от приверженца буддизма. По причине этого он может напугать. Но у него также есть горячность и сердечность, что нечасто встречается».

И швец, и жнец, и на фоно игрец

А все-таки, что ни говорите, актерская профессия не только опасная, и не одни змеи, китайские боевые искусства и страшный латекс встречаются на пути артистов. Иногда они по ходу работы над ролью приобретают как полезные, так и бесполезные, но все равно приятные знания. Вот, например, актер Джеффри Раш, снимаясь в картине «Портной из Панамы», довольно тесно пообщался с настоящим портным и даже во время съемок собственноручно сшил жилет. А когда Раш снимался в фильме «Блеск» в роли пианиста он, естественно, постигал нотную грамоту. Не без этого.

«Готовясь к съемкам, я репетировал дома, – вспоминает актер. – Приходилось закладывать пианино подушками, так как звуки, которые издавал инструмент, доводили мою жену до бешенства». Ну что тут скажешь, кроме того, что хочешь быть женой актера – терпи.

Пришлось пострадать, по всей видимости, и супруге Тима Рота в то время, когда он снимался в фильме-мюзикле Вуди Аллена «Все говорят, что я тебя люблю». Ведь Роту необходимо было петь в кадре. «Это было ужасно, – говорит он. – Я никак не мог попасть в тональность и постоянно забывал слова. Но зато это получалось по-настоящему смешно».

Дарья Мороз
shadow Наши тоже не лыком шиты

Факт самопожертвования отечественных служителей киноэкрана сомнению не подлежит. Наши всегда были готовы на что-нибудь эдакое. И даже не из-за больших гонораров (коих раньше в советском кинематографе и не наблюдалось), а просто из-за большой любви к искусству. И честного отношения к своей работе, простите за излишний пафос!

Очаровательная женщина и прекрасная актриса Алиса Фрейндлих без лишних разговоров преобразилась в зачуханную директрису совучреждения Людмилу Прокофьевну Калугину в знаменитом «Служебном романе». «От Алисы Фрейндлих, женщины очаровательной, потребовалось немалое мужество – обезобразить себя до такой степени, чтобы прозвище Мымра не казалось зрителям преувеличением», – вспоминает режиссер Эльдар Рязанов. В прошлом году Алиса Бруновна еще раз всем нам доказала это, сыграв 90-летнюю старуху в картине Константина Худякова «На Нижней Масловке».

Ради искусства наши кинодамы готовы расстаться со своим достоянием – прекрасными волосами. Недавно на экраны вышел фильм Юрия Мороза «Точка», где мы можем наблюдать бритую Дашу Мороз в роли проститутки Нины. Актриса призналась нам, что ей ужасно хочется снова отрастить длинные волосы и стать блондинкой. Но, видно, пока не судьба – в июле она приступает к съемкам в картине Геннадия Сидорова «Апостол», где ее снова побреют.

А Светлана Антонова решилась даже на то, чтобы волосы ей обрезали прямо в кадре. Дело было на съемках картины «Охота на пиранью». В одной из сцен, делая лук, Владимир Машков отрезает актрисе косу. Из натуральных волос, оказывается, получается отличная тетива. Эту сцену снимали одним дублем. Косу Светланы Владимир потом забрал себе на память. Также актриса пожертвовала на съемках в этом фильме своим лишним весом. «Ради роли мне пришлось похудеть на семь килограммов, – рассказывает Светлана. – Но самыми сложными для меня в этом фильме были не трюки, а названия разных химических препаратов, так как моя героиня химик-биолог. Произнести «радиополинитромагнит железа» просто невозможно».

Ради «Охоты на пиранью» пришлось поэкспериментировать с волосами и исполнителю роли злодея Прохора Евгению Миронову. Актер покрасил волосы в радикально белый цвет, чего раньше, естественно, никогда не делал. Евгений очень волновался, что после этого волосы начнут выпадать, но, к счастью, этого не случилось.

Евгений Миронов
shadow Миронов вообще всегда очень серьезно подходит к предлагаемым ролям. Например, когда актер снимался в фильме «Мусульманин», он специально ходил в мечеть и учился правильно молиться.

А вообще, что касается актеров-мужчин, то они у нас, надо сказать, частенько любят лишать работы каскадеров. Нравится им самим выполнять опасные трюки. Вот, в частности, Владимир Машков в той же «Охоте на пиранью» практически все сложные пируэты (а их в картине немало) делал сам. Это было одним из его условий участия в картине. А, например, Егор Бероев ради Владимира Машкова, точнее для его фильма «Папа», брал уроки игры на скрипке. Это не опасно, конечно, но невероятно трудно.

Ну как после всего этого можно сомневаться в том, что киноискусство по-прежнему требует жертв? А кинозвезды на эти жертвы готовы.

Опубликовано в номере «НИ» от 30 июня 2006 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: