Главная / Газета 5 Мая 2006 г. 00:00 / Тематические приложения

По щучьему велению

Как государство и общество борются с алкоголизмом и алкоголиками

Евгения СОКОЛОВСКАЯ

Алкоголизм – заболевание удивительное. Оно протекает увлекательно и непредсказуемо, с непрогнозируемыми последствиями. Бурные страсти сменяются не менее бурными разочарованиями, а дружеские объятия – несуразным мордобоем. Наблюдая за своим систематически алкоголизирующим бойфрендом, я поняла, что пришло время решать проблему радикально. Друг в момент просветления не возражал: «Бросать так бросать!»

shadow
Выяснилось, что в Интернете, газетах и телевизоре предлагают такое разнообразие лечебных методик, что глаза разбегаются даже на трезвую голову. Просидев 12 часов за изучением материалов, мне стало ясно, что разбираться придется на месте. Заперев друга дома и отобрав у него ключи и деньги, я отправилась опрашивать наркологов.

Государственный эталон

Как разъяснили мне в Институте реабилитации, традиционный метод лечения алкоголизма, принятый Минздравом за эталон, подразумевает комплексное медикаментозное и психотерапевтическое воздействие. Каждому пациенту в зависимости от степени запущенности заболевания подбирается индивидуальная медикаментозная программа. В нее входят препараты-блокаторы и психотропные средства в тех или иных дозах.

Блокаторы – это лекарства, которые вызывают аллергическую реакцию на алкоголь. Если человек сорвался и выпил, то блокатор жестко и немилосердно бьет по всем системам организма, и алкоголику становится очень плохо – хуже, чем в самое страшное похмелье. «С учетом того, что алкоголики – люди нездоровые, – рассказывает главный врач наркологического диспансера Московской области Владимир Котлубай, – дозировка блокаторов подбирается очень аккуратно, дабы в случае срыва человек не погиб от слишком сильного аллергического воздействия». Не менее аккуратно нужно подходить к подбору успокоительных лекарств: ведь они направлены на то, чтобы поддержать пациента, расслабить напряженные отсутствием любимого алкогольного увеселения нервы, а не превратить его в умиротворенную овощную культуру.

Параллельно с медикаментозным лечением идет психологическое воздействие: нарколог беседует, успокаивает, объясняет, какие процессы происходят в организме пострадавшего. На этом этапе возможен гипноз (как ни странно, тоже одобренный Минздравом) или занятия в группах. Главное, что особо отметил директор Института реабилитации Тарас Дудко, необходимо трудиться и бороться с болезнью. Ни один нарколог не сделает алкоголика здоровым, пока тот не начнет бороться за свою жизнь сам – причем бороться интенсивно, не боясь трудностей. Такая интенсивная реабилитация по установленным нормативам Минздрава должна продолжаться не меньше полугода – тогда есть шанс загнать хроническую болезнь в стадию длительной ремиссии.

– А как же альтернативная медицина? – поинтересовалась я. – Говорят, столько людей справляются с алкоголизмом кодированием, зашиванием, не говоря уже о различных бабках-травницах и колдунах, обещающих стопроцентное излечение.

По словам академика Дудко, если у человека высокий реабилитационный потенциал (то есть он относительно здоров физически и устойчив морально), то может помочь и незначительная поддержка: зашитый в мягкие ткани блокатор (Эспераль), закодированный гипнотическим воздействием мозг (система Довженко) или заговор бабки-травницы. Наркологи, практикующие официальную, установленную государством программу лечения алкоголизма, ничего особо не имеют против народных целителей, зашивателей и кодировщиков – уж лучше пусть пациент делает хоть что-то для лечения, чем не делает ничего. Каждая попытка – это шаг навстречу здоровью. Конечно, не факт, что первый же шаг будет успешный, но попробовать можно.

Хочешь быть здоров – зашивайся

А вдруг у моего друга высокий реабилитационный потенциал? Ведь каждому хочется излечиться быстро, а не развлекаться полгода с таблетками и психотерапевтическими влияниями. Поэтому я поехала по одному из объявлений ознакомиться с технологией зашивания. Как ни странно, в кабинет к «зашивальщику» стояла небольшая очередь. «А можно только проконсультироваться без очереди?» – на всякий случай спросила я и получила вполне ожидаемый и резкий (спасибо – нематерный) ответ.

Через час я вошла в просторную операционную.

– Сколько не пьешь? – стоя спиной ко мне, спросил рослый, дородный доктор.

– Да я как-то вообще… – промямлила я, пытаясь собраться с мыслями.

– Три дня трезвости – потом ко мне. В следующий раз по записи. – На этот раз он на меня посмотрел. – Еще вопросы?

– Да я не для себя… Я только узнать.

Не знаю, куда торопился доктор, потому что в очереди за мной никого не было, но дальнейшее повествование было не менее быстрым и резким. Он рассказал о методике воздействия зашиваемых в «пятую точку» ампул: всасываются в кровь постепенно, поэтому воздействуют в течение трех лет. Вызывают неминуемую интоксикацию при употреблении алкоголя, вселяют обоснованный страх в пациента. Бывали смертельные случаи. 4000 рублей за все удовольствие.

Я с недоверием покосилась на доктора:

– Получается, вы убили несколько человек? Почему же вы не сидите в тюрьме?

Доктор замер и округлил глаза. Похоже, таких вопросов ему не задавали.

– Ну… Это не конкретно у меня пациенты умирали… Это вообще… В результате зашивания.

shadow Так и не добившись вразумительного ответа, я позвонила главному врачу наркодиспансера Московской области Владимиру Котлубаю. Он посмеялся и сказал, что если будет желание «зашиться», то он даст мне телефон адекватного врача, который не просто вошьет блокатор, а будет в течение года бесплатно консультировать, поддерживать и регулярно осведомляться о здоровье пациента. «Знаешь сколько по Москве психов с медицинской лицензией бегает?» – завершил разговор Владимир Прокофьевич. – Их самих лечить надо, а они из себя врачей строят».

По следам Кашпировского

Приходя в себя после посещения «зашивателя», я решила зайти к знакомому режиссеру – как раз по соседству живет. Режиссер встретил меня радостно и тут же потащил к телевизору: «Сейчас покажу, чего откопал! Видеопособие по излечению алкоголиков. Полный швах!» Как мило все складывается, не зря зашла, успела подумать я.

Но тут радость мою как рукой сняло. Потому что на экране телевизора появилась надпись: «Кто будет подделывать кассету, навлечет на себя и своих близких болезнь и несчастья». Вслед за надписью появился сурового вида человек в жутчайшем интерьере, среди пластиковых цветов под не менее пластиковыми белыми часами. Картинка вызывала такую тоску, что даже над ангелочком, который стоял на столе перед человеком и ровненько прикрывал ему причинное место, смеяться не хотелось. Человек сказал: «Сейчас я подзаряжу вас биоэнергией. Вы больше не будете употреблять алкоголь». После этого он закрыл глаза и стал делать пассы руками. Причем было заметно, что тесный белый пиджак, в который человек был облачен, очень ему мешал, на особо широких пассах задирался и раздражал. Камера периодически сползала вбок и теряла фокусировку, из чего можно было сделать вывод, что оператор, производивший съемку, явно подвергался биоэнергетическому воздействию целителя. Под конец целитель попрощался со всеми, кивнул за кадр оператору, который в процессе съемки, похоже, окончательно заснул, и попросил зрителей подготовиться к вечернему сеансу.

– Зачем ты мне это показал? – расстроилась я. – Мне и без твоих видеопособий дурно.

– Да ты что? Это же суровая правда нашей жизни, – накинулся на меня режиссер. – Это же фетиш! Это китч! Это апофеоз маразма.

Пока режиссер изрекал свои богемные термины, я внимательно изучила подкассетник, на котором было написано, что это видео – методика лечения алкоголизма, одобренная ученым советом секции по наркологии МЗ РФ, клиническо-проблемной комиссией научного совета МЗ РФ и Российской академией медицинских наук для комплексного лечения и реабилитации алкоголиков. Так что теперь со всей ответственностью можно ждать кары небесной за глумление над научно принятым целителем.

Добрые бабушки и злые зелья

Одна надежда оставалась: народная медицина. Принято считать ее наиболее гуманной и близкой к природе. Но к алкоголикам и она, как оказалось, беспощадна. Миловидная бабушка-знахарка, к которой я пришла домой на консультацию, первым делом попросила денег.

– Не дам, бабуля, пока не пойму, надо у вас лечиться или нет! – уверенно парировала я.

– Тогда уходи, деточка, и мучайся своим пьянством дальше, – ласково прошелестела бабушка. – Без предоплаты не работаю.

Смирившись с тем, что меня окончательно записали в алкоголики, пришлось сговориться на авансе в 300 рублей. После сеанса народной мудрости полагалось заплатить еще 1000. Бабушка заметно повеселела и пошла копаться в своих записях. По словам этой почтенной старушки, народная медицина построена на том, чтобы «заставить окаянного пьяницу от вина блевать и плеваться». Соответственно, надо приготовить ядовитое зелье и по чуть-чуть добавлять его в алкоголь. Главное, чтобы пьяница не знал о том, что его травят, и думал бы, что алкоголь по велению Божию стал ему противен.

Тщательно бормоча заклинания, она записала что-то на бумажке, аккуратно зажала ее в кулачке и с хитрым видом начала мудрствовать:

– У меня рецепт уникальный, радуйся, что задешево купила. Сделай так: в ведро красного вина положи живую щуку…

На этом моменте я захохотала так громко, что бабушку, похоже, снесло звуковой волной. Нервное напряжение последних дней, пропитанных антиалкогольными теориями, дало о себе знать. Мне представилось, как я иду из магазина с ведром вина в одной руке и с живой щукой в другой, глаза мои устремлены в небо, а голова полна благородных помыслов. «Это не мне, – объясняю я прохожим. – Это моему другу. Он алкоголик, его надо спасать. Да-да, щука и ведро вина – верный способ».

Когда я утирала слезы, выступившие от продолжительного хохота, бабушка энергично плюнула в мою сторону, скомкала бумажку и обиженно насупилась.

– Хотела тебе заклинание волшебное дать в помощь, – тиская бумажку, пробубнила она, – но теперь ничего не скажу. Уходи прочь.

И я ушла. Опечаленная собственным скептицизмом и тем, что бабушка обижена. «Если народный целитель – добрый человек, – вспомнила я слова доктора медицинских наук Тараса Николаевича Дудко, – то он не повредит алкоголику. Главное, чтобы пациент ему доверился. Не факт, что это поможет, но все равно шанс есть». А бабушка, как мне показалось, была вполне безвредной. Так что зря я с ней повздорила.

Хеппи-энд

Я вернулась домой, к своему другу-алкоголику. А ему, как и следовало ожидать, дурно. Бессонница, раздражительность, хочется выпить или убить кого-нибудь. Говорит, мол, лягу лучше в больницу – там точно помогут. Радикальный, конечно, подход – но если решился, то пусть лечится.

Частные клиники в отличие от государственных обустроены более человечно, и персонал там вполне милый – сама убедилась, когда ездила его навещать. Все пристойно: лечат с минимумом медикаментов. В остальное время – индивидуальная или групповая психотерапия. Все, как по Минздраву положено. Одно «но»: стоит это удовольствие от 30 до 70 тыс. руб. в месяц, в зависимости от набора дополнительных услуг (бассейн, тренажерный зал, массаж и т.д.). И на улицу не выпускают прогуливаться без сопровождения персонала. Не доверяют. Но если мой друг продержится месяца два-три (а лучше полгода), то выйдет оттуда практически здоровым человеком. Все-таки традиционные методы лечения вселяют больше надежды.



Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: