Главная / Газета 3 Мая 2006 г. 00:00 / Тематические приложения

Парижский Шайтан из Вьетнама

Роман АЗАДОВСКИЙ

На премьере «Шайтана» в одном из центральных парижских кинотеатров зал неистовствовал, как на концерте забойной рок-группы. «Поздравляю со вчерашним успехом, – сказал я Киму Шапирону на следующее утро, когда мы встретились. – Вы подозревали, что все пройдет на такое громкое ура?» Оказалось, да. «Я ведь до парижской премьеры успел показать «Шайтана» четыре раза в других городах. Везде принимали здорово, и я поверил, что Париж тоже будет наш».

Ким Шапирон
Ким Шапирон
shadow
Киму Шапирону двадцать пять, из них двадцать он парижанин. А первые пять лет провел во Вьетнаме, откуда перебрались в 1986-м его родители, пополнив пестрые ряды французских иммигрантов. В Киме азиатская кровь приправлена европейской, и эта приправа пошла не только на его лицо, чьи восточные черты изрядно смягчены, но и в рост: для вьетнамца он, пожалуй, слишком высок. А в прошлом году еще и взлетел со своим дебютным фильмом на изрядную коммерческую высоту. Его молодежный мистический ужастик «Шайтан», спродюсированный Венсаном Касселем (он же – в главной роли), взял во Франции солидную кассу. Под одобрительный свист и бодрое улюлюканье тут же образовавшихся фанатов – все больше из числа таких же, как сам Ким, «новых французов» не вполне галльских корней. В Париже он живет в 20-м квартале, сплошь заселенном иммигрантами, преимущественно мусульманами. Среди друзей Кима их много, и среди героев тоже есть двое – ведь он занял в своем кино только тех, кого хорошо знал. Профессиональным актерам не доверился. Собственно, и имя у этого фильма то же самое, что ни на есть мусульманское. Ни «дьявол», ни «черт», ни «бес» Шапирона не возбудили. «Понимаете, – объясняет он мне, – тут не в мусульманстве дело. У слова «шайтан» есть, конечно, религиозный смысл, но мне он не важен. У моих ровесников это слово постоянно на языке вертится. «Шайтан!» может звучать как одобрение. Типа крутой пацан, умный, ушлый. Короче, в этом слове – цвет и тон сегодняшней жизни двадцатилетних французов. Таких, как я».

О цвете и тоне Ким заговорил потому, что он вообще-то рисовальщик. На режиссера не учился, киношколы не кончал, да и с обычной школой возникли проблемы. «Я завалил последний экзамен на бакалавра», – признается Шапирон. Сын художников, он сначала занялся книжной графикой, потом компьютерной, потом заинтересовался монтажом – и так, шаг за шагом, приближался к режиссуре, к своему дебюту, который взялся продюсировать сам Венсан Кассель. Впрочем, никакого звездного снисхождения в этом решении не ищите: Венсан и Ким, даром что между ними десять лет разницы, давно знакомы, поскольку Ким с детства водит дружбу со своим соседом по дому Матье Кассовитцем, закадычным другом Касселя. «Продюсер поставил условие, что главная роль будет его?» – «Нет, никаких условий. Я сам этого захотел. Венсан сыграл много замечательных ролей у самых мощных режиссеров, но у него еще не было роли, в которой он мог бы полностью отпустить себя на волю, забыть обо всех границах. Именно это я ему и предложил».

Отпустил так отпустил, это правда. Такого Касселя вы еще не видели, встречайте.

Теперь режиссер Шапирон хочет стряхнуть с себя мрачный угар и взяться за что-нибудь посветлее. «Вот думаю о музыкальной комедии. Очень яркой, очень радостной. Чтобы ничего общего с «Шайтаном». Интересно, что получится.

Опубликовано в номере «НИ» от 3 мая 2006 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: