Главная / Газета 5 Апреля 2006 г. 00:00 / Тематические приложения

Крымские «каникулы»

Из Балаклавы – Веста БОРОВИКОВА (текст) и Александр ЯКОВ (фото)

В Крыму заканчиваются съемки нового фильма Егора Кончаловского «Консервы». Жанр – политический детектив. В фильме снимались: Сергей Шакуров, Алексей Серебряков, Марат Башаров, Сергей Векслер, Любовь Толкалина. Художник картины – Валентин Гидулянов, оператор – Антон Антонов.

shadow
Утро

Чтобы найти нужную натуру, режиссеру с художником пришлось полмесяца кружить на «УАЗе» в скалах на отшибе Балаклавы. В конце концов им повезло.

Штольня, которую они нашли, оказалась достаточно велика, чтобы разместить в ней тюремное отделение, где и проходили основные перипетии сюжета. Уверенность, что они искали именно ее, пришла к ним сразу же, как только сторож открыл глухие дребезжащие железные ворота.

В соседней штольне предприимчивые местные жители выращивали шампиньоны. На огромных, уходящих в глубь подземелья стеллажах громоздились пакеты с землей, из которой лезли гладкие кремовые шляпки – и все это совсем не походило на оранжерею или огород, а тоже напоминало склеп.

Грибы, впрочем, были вкусными. Актеры покупали их у местных жителей, и вечером в гостинице запекали с сыром. Но до вечера было еще далеко. Начали снимать первый эпизод. В штольню запустили сто человек массовки.

– Бей воров! – истошно закричал Кончаловский, уминая нечто ядовито-желтое из железной тюремной глубокой тарелки. Ему захотелось сыграть этот эпизод самому. Кричал он весело и энергично, и столь же энергично за его плечами проходила массовая драка зэков в пищеблоке. Покончив со своей тарелкой, он принялся за ту, что предназначалась товарищу. Тому было не до обеда – он молча и сосредоточенно работал кулаками, пытаясь увернуться от ответных ударов. Покончив с двойной порцией баланды, Егор закончил трапезу вполне ожидаемым десертом – внезапно упал окровавленным профилем на тот стол, где только что стоял его неожиданно щедрый завтрак.

К вечеру все декорации, строившиеся в штольне неделю, были разгромлены начисто. То, что осталось от пищеблока, можно было отдать местным на дрова. В обмен на грибы к ужину.

Полдень

Возле огромного валуна на коленях стоял Сергей Векслер, а дублер Марата Башарова пытался приподнять его с земли, чтобы заставить идти дальше. Сергей Шакуров и Алексей Серебряков уже скрывались за выступом скалы, уходя по тропинке вверх, в ущелье. Все, кроме Векслера, который был по сюжету начальником зоны, были одеты в ватники с номерами – специально сшитые в мосфильмовских мастерских, стилизованные под те, что носят в настоящих зонах.

Егор Кончаловский
shadow Кончаловский хотел снять абстрактную зону – не привязанную ни к географии, ни ко времени. Хотя, судя по тому, что в ней мотали срок бывший ГРУшник и журналист-международник, вляпавшийся в мутную историю с ядерными отходами, совсем уйти от времени и географии было невозможно. И все-таки – они бежали из зоны где-то в горах, каких – непонятно, и, поскольку на захваченном ими с собой начальнике тюрьмы Куме болтался шарф, дело было явно не летом.

Несложный кадр был снят без дублей, но чтобы его сделать, пришлось ради этого ущелья ехать из Балаклавы в Ялту.

Со вторым кадром все оказалось куда хуже. Каскадер, падая со скалы, не смог правильно рассчитать удар, и с сотрясением мозга был увезен в Ялтинскую больницу. В сюжете, предложенном голландскими продюсерами, было столько крови, грязи и смерти, что на съемках все равно должно было что-то произойти…

Кончаловский чувствовал это, и, отвечая на вопрос журналистки о том, почему он снимает одно кровавое кино за другим, старался быть кратким.

– Я люблю снимать батальные сцены. Люблю снимать действие, экшн. Может быть, я еще не дорос до чего-то другого. Может быть, я еще мальчишка, – отшучивался он, надвигая на глаза шапочку в стиле Джонни Деппа.

Вечер

Дождь лил бесконечно, и огромную массовую драку заключенных, ради которой привезли целый автобус массовки, снимали в грязи, в воде, среди огромных мутных луж. Все падали в это месиво, смешиваясь с ним, словно причащаясь к этой мокрой и тяжелой земле, где по сюжету всем этим людям придется долго и бесконечно тяжело умирать.

Мальчишка из массовки получил травму, да несколько человек простудились и сухо кашляли, а в целом, слава Богу, все обошлось. Приехавшая кухня с ужином, чаем и булками возвестила конец рабочего дня. Глубоко за полночь автобус вез всех обратно к гостинице. Все молчали, Векслер ядовито шутил, Кончаловский спал на заднем сиденье.

Крымские каникулы подходили к концу.

Опубликовано в номере «НИ» от 5 апреля 2006 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: