Главная / Газета 2 Марта 2006 г. 00:00 / Тематические приложения

То рано, то поздно

Врачи до сих пор спорят, в каком возрасте лучше рожать. А что говорит жизненный опыт?

Анна АРТЕМОВА, журнал «Роды.ru» специально для «Новых Известий»

По возрасту участницы нашей дискуссии – как мать и дочь. Света своего малыша родила в 43 года, Яна – в неполные 17. В этом их главное различие. Однако похожих черт гораздо больше: для обеих беременность и роды были первыми, обе рожали в январе, у обеих – сыновья, причем оба – Максы (Светиного сына зовут Максимилиан, Яниного – Максим). Этим их сходство не ограничилось. Впрочем, предоставим им слово.

shadow
Яна: Моя беременность не была продуманным шагом, но она случилась. Мне было 16 лет. Поначалу было жутко – я такая молодая, учиться надо, потом я всегда была примерной девочкой, с мальчиками не гуляла, и тут – раз! – и такое! Но собралась с духом, пошла к маме: «Мам, дай денег на аборт». Мама тоже удивилась: как это может быть с моим тихим ребенком, который увлечен только лошадьми, а вовсе никакими не мальчишками? Но она была против аборта, сказала: «Думай, конечно, сама, но я бы ребенка оставила». И врачи тоже категорически запрещали: первый аборт – это очень большой риск. Аргументов «против», конечно, было тоже достаточно («слишком молодая», «захочется погулять», «тебе учиться надо»). Но ребенка я решила оставить, потому что мне очень хотелось малыша, все виделось в таком розовом свете… И хотя мама меня сначала попугивала: дескать, легко тебе не будет, – я ни разу не пожалела об этом.

Света: Как ни стыдно мне в этом признаться, я тоже сначала взяла направление на аборт. И мне так легко его дали! Просто спросили, когда факт беременности подтвердился: что делать будете? Я говорю: «Ну, аборт, наверное, я не замужем». «Ну да, ну да, – говорят мне, – да и возраст…» Легко так соглашаются. И мне так обидно показалось: ну что ж это они меня не уговаривают ребенка оставить? И рука у меня не поднялась, потому что за всю жизнь это была первая беременность, и, скорее всего, как я думаю, последняя.

У американцев есть выражение «late bloomer» – «поздний расцвет». Это про меня. Первый раз замуж я вышла поздно, в 30. Детей в том браке не было. Потом, через 9 лет, муж умер, и еще три года прошло, прежде чем я встретила Юру – отца моего ребенка. Когда я забеременела, перспективы были туманные: вместе мы с ним еще не жили, и все было непонятно. Но Юра, когда узнал о ребенке, сказал, что будет помогать и даже готов «рожать со мной»… В общем, в следующий раз в женскую консультацию я пришла уже, чтобы встать на учет.

Яна: А мы с отцом ребенка сразу прекратили все отношения. Я сознательно рожала для себя.

– Как протекала беременность? Были ли осложнения, проблемы?

Яна: Очень легкая была беременность. Не было никакого токсикоза, ничего. Только на самом раннем сроке тянуло на фрукты.

Света: На апельсины?

Яна, 23, родила в 17 лет, сыну 6 лет.
shadow Яна: На бананы – говорят, с мальчиками всегда на бананы тянет. И еще на сливы. В больницу меня положили только один раз, да и то по ошибке, на один день буквально. Врачу моему показалось, что я очень быстро набираю вес (вообще за всю беременность я набрала килограммов 10), и меня положили в больницу – худеть. Рацион – 200 граммов творога и литр молока на день, и вертись, как хочешь. На такой диете я буквально за день сбросила 2 килограмма и выписалась. Нет, никаких проблем у меня не было, и роды тоже были легкие – родила часов за 6.

Света: Надо мной тряслись, несмотря на то что все нормально шло. Токсикоза не было – так, подташнивало слегка. А после первого триместра я и вовсе махнула рукой – будь что будет! – и поехала в Болгарию. Что я беременна, никто не замечал буквально до последних дней.

Яна: Аналогично. Когда я родила, все соседи думали, что это моя мама родила пятого ребенка – настолько незаметным был мой живот.

Света: Врачи все время пытались подстраховаться. Послали сдавать анализ на гормоны – я не пошла. Надо было сходить в генетическую консультацию, я взяла направление – и опять не пошла: было лето, жарко, хотелось отдыхать… Но когда зашла речь об амниоцентезе (заборе околоплодных вод для исследования), я собралась, сделала «тройной» анализ, который тоже показывает риск хромосомных заболеваний – результат оказался отрицательным, и это поначалу всех устроило… Однако за то время, что длилась моя беременность, у меня в консультации сменилось трое врачей. Когда я входила в кабинет, каждый смотрел на меня с ужасом. Они жутко пугались – и начинали пугать меня: что такое, такой серьезный возраст, почему не были у генетика, почему не сделали того или этого… Потом, правда, привыкли и пугать перестали.

Яна: А я за всю беременность так и не собралась к стоматологу. Потому что жутко боюсь зубных врачей. Даже когда флюс был, не пошла, молча страдала.

Света: У меня было ягодичное предлежание плода. Если бы оно сохранилось, это стопроцентно кесарево сечение. Но пока я ездила между женскими консультациями и роддомами, сдавала анализы и получала направления, где-то по дороге ребенок перевернулся. В роддоме мне дали «счастливую койку» – на ней, говорили, никто не залеживается. Так и получилось: Максимилиан родился через несколько дней, став моим рождественским подарком. Я рожала долго, чуть больше 14 часов, начиная от первых схваток. Но мне потом сказали, что для первых родов и для моих лет это вполне нормально. И рожала сама, хотя поначалу все отговаривали: зачем, дескать, рисковать, давайте сразу кесарево! Но от других врачей я слышала другое: если нет показаний, если беременность наступила естественно (то есть не было искусственного оплодотворения), то и родить можно попробовать тоже естественно. Что я и сделала – без всякой стимуляции, без обезболивания.

– Все так гладко проходило… Неужели не было минусов от такой ранней и, соответственно, поздней беременностей?

Светлана, 46, родила в 43 года, сыну 3 года.
shadow Яна: Минус только один – пока молодая, очень еще хочется потусоваться, повеселиться. Если родители понимающие, могут посидеть с ребенком и отпустить, тогда все нормально. А что касается мнения окружающих, то никакого негатива я не заметила. Никто не осуждал, наоборот, все – и врачи, и соседи, и друзья – старались помочь. Только девчонки-подростки лет 14-ти спрашивали: «Ой, что это ты так рано рожать вздумала?». Сейчас они сами все с колясками, хотя многим из них нет еще и 20-ти.

Света: Возможно, в более молодом возрасте больше выносливости и сил. Но, к чести Макса, надо сказать – уже в полтора месяца он начал спать по ночам. И для меня это было счастье, потому что недосып я переношу плохо. Когда ему исполнился месяц, я уже начала работать – сидела дома, писала.

Яна: Мне мой тоже никогда не мешал. Посадишь – сидит, играет. В гостях не балуется. Очень спокойный был ребенок, зато сейчас ни секунды на месте не сидит.

Света: В зрелом возрасте больше беспокоит другое: сына надо на ноги поставить, выучить. Ведь когда ему будет 18, у меня возраст будет уже пенсионный.

Яна: А в моем возрасте думаешь о том, что надо бы самой поучиться – сейчас без этого никуда. Учеба занимает много времени и сил. Но мне проще, мне всегда мама может помочь. Помощь мамы – это великая вещь!

Света: А моих родителей уже нет в живых. Так что зрелым мамам очень часто помощи ждать неоткуда – приходится рассчитывать на себя. Но есть и плюсы. Во-первых, уже нагулялась. Уже не чувствуешь себя обделенной, если не можешь куда-то пойти или как-то развлечься. Есть материальная база, есть профессия, можно не бояться перерыва в работе: опыт и квалификация никуда не денутся. И если здоровье хорошее, опасаться нечего.

– Так каков вывод? Если возраст экстремально юный или экстремально зрелый – надо рожать?

Яна: Если уж «попалась», рожай! Это лучше, чем делать аборт. Но еще лучше все же предохраняться. И обязательно нужно слушать врачей, особенно в родах. Иначе травм не избежать.

Света: Если нет серьезных заболеваний – надо рожать. Поздние дети приносят столько радости! Я как будто снова вернулась в детство. К тому же беременность и роды в зрелом возрасте омолаживают женский организм. Вскоре после рождения сына я пошла на встречу однокурсников, и буквально все мне говорили: как ты прекрасно выглядишь! А я смеялась: вы, говорю, неделю готовились к встрече, ходили в салоны красоты, а я ходила 9 месяцев в женскую консультацию. Многие сверстницы потом подходили посоветоваться: уж очень им захотелось родить второго… Ведь не случайно говорят: сколько у тебя детей, столько жизней ты проживаешь.



Уважаемые читатели!

Жизненный опыт – бесценен. Поделитесь своим опытом счастливого выздоровления, расскажите о том, как удалось победить недуг. Самые интересные и поучительные истории будут опубликованы в ближайших номерах «Pro Здоровье», а их авторы получат подарки и бесплатную подписку на журнал.

Ждем ваши рассказы по адресу: 107076, Москва, ул. Электрозаводская, д. 33, «Новые Известия», журнал «Pro Здоровье», или по электронной почте: bolotova@newnews.ru, labzina@newnews.ru.



Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: