Главная / Газета 10 Ноября 2004 г. 00:00 / Тематические приложения

Памяти друга

Нина ЗАРХИ

V Московский международный музыкальный фестиваль «Посвящение Олегу Кагану»

Олег Каган и Наталия Гутман
Олег Каган и Наталия Гутман
shadow
Пятый фестиваль, посвященный памяти выдающегося музыканта – скрипача Олега Кагана, как всегда, проходит в Москве в ноябре. Время выбрано не случайно – 21 ноября 1946 года он родился. Как не случайно выбран июль для проведения ежегодного двухнедельного фестиваля Oleg Kagan Musikfest в Кройте, в шестидесяти километрах от Мюнхена, в предгорьях немецких Альп, на берегу Тагернзее. Олег умер в ночь с 14 на 15 июля 1990 года в мюнхенской больнице, но за три дня до смерти, преодолевая нечеловеческую боль, успел сыграть в заключительном концерте I фестиваля, организованного по его инициативе. Два музыкальных события, обозначающих две главные вехи – начало и конец земного пути уникального артиста, благородного, одухотворенного, неподражаемо элегантного. Два праздника, возвращающие его нам, – благодаря живой памяти талантливых коллег, преданных друзей, отзывчивых слушателей.

Каждый год на приглашение великой виолончелистки Наталии Гутман, вдовы Олега Кагана, откликаются мировые знаменитости и восходящие звезды: в Кройте и в Москве в фестивальных концертах принимали участие пианисты Святослав Рихтер, Марта Аргерих, Элисо Вирсаладзе, Борис Березовский, Алексей Любимов, скрипачи Виктор Третьяков, Леонидас Кавакос, Филипп Хиршхорн, Коля Блахер, Вадим Репин, виолончелисты Мстислав Ростропович и Александр Рудин (они выступали и в качестве дирижеров), Борис Пергаменщиков, Давид Герингас, дирижеры Вольдемар Нельсон, Андрес Мустонен, Лев Маркиз и, разумеется, Юрий Башмет, неизменный участник вместе со своим ансамблем «Солисты Москвы» всех без исключения фестивалей памяти Олега Кагана. Именно с Башметом вышел Олег на сцену в последний раз – в незабываемом концерте в Кройте, с ним сыграл «Симфонию кончертанте» Моцарта. Сохранилась видеозапись, ее нельзя смотреть и слушать без слез восхищения, музыканты признают: такое исполнение никто не сможет повторить и никто не может превзойти.

Олег Каган прожил всего 43 года. В них вместилось многое: первые скрипичные уроки в Рижской музыкальной школе у Иоахима Брауна, занятия в классе Бориса Кузнецова в Московской ЦМШ, в Консерватории и аспирантуре у Давида Ойстраха. Более тридцати лет назад его услышал Святослав Рихтер, и почти двадцать лет, до самой смерти Кагана, существовал этот непревзойденный ансамбль, оставивший нам бесценные записи Моцарта, Бетховена, Чайковского, Хиндемита, Франка, Шостаковича, Берга. Сохранили пластинки и выдающееся исполнение Олегом Каганом четырех концертов Моцарта с оркестром под управлением Давида Ойстраха.

Короткая жизнь Олега Кагана вместила и победы на престижных международных конкурсах, и успех у публики, и признание коллег, и преклонение замечательных композиторов-современников, посвятивших ему свои сочинения – среди них Шнитке, Губайдулина, Мансурян, Денисов. Однако эти 43 года вместили и жестокую несправедливость советской системы, надолго прервавшей выступления артиста за границей, лишившей его сотрудничества с лучшими западными оркестрами и дирижерами, возможности записать то, что ему хотелось, осуществить – в том числе и здесь, дома, – интереснейшие музыкальные проекты, о которых он мечтал. «Как я мог не знать такого изумительного музыканта, сколько лет мы оба потеряли!», – сокрушенно воскликнул великий мюнхенский маэстро Серджиу Челибидаке после репетиции с Олегом Концерта Бетховена. Их совместному выступлению не суждено было состояться: прямо с репетиции солиста увезли в больницу.

Олег Каган обладал естественным артистизмом и непоказным обаянием. Все, кто с ним общался, называли его необычайно светлым человеком. Олега боготворили друзья: он был всегда честен, тактичен, прост, он с естественной щедростью поддерживал и реальным делом, и добрым словом, и светом, который излучал, – поддерживал до последней минуты, уже тогда, когда сам опирался на чужое плечо, чтобы одолеть несколько шагов больничного коридора. Его уважали коллеги – даже те, кому неведомо это чувство по отношению к собрату-сопернику. Им восхищались студенты, лучшие и сейчас хранят верность своему Мастеру, который не любил учить, но умел быть Учителем. Его любили слушатели – и у нас, и повсюду в мире, правда, и здесь, и там их могло быть куда больше – не его, Олега, в том вина, и не их, слушателей.

Все понимали, что этот, как о нем писали, «Моцарт на современной сцене», достоин гораздо более громкой славы и, что намного важнее, «зеленой улицы» в творчестве. Комментируя эту горькую истину в фильме «Олег Каган. Жизнь после жизни» (его снял режиссер Андрей Хржановский, корифей мировой анимации и поразительно тонкий знаток музыки), Юрий Башмет сказал, что причина недооценки Олега при жизни заключалась не только в том, что он никогда не боролся за себя и никогда не занимался самоутверждением.


Опубликовано в номере «НИ» от 10 ноября 2004 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: