Главная / Газета 27 Октября 2004 г. 00:00 / Тематические приложения

Дмитрий Носов

«Мне очень нравится печь кексы»

Елена СОКОЛОВА, фото Екатерины РЕПЬЕВОЙ

Он в считаные секунды стал не только героем России, но и любимцем всего мира. Мужественный спортсмен на недавней Олимпиаде в Афинах, получив серьезную травму в полуфинальной схватке, вышел на татами и практически одной рукой сумел победить соперника. Бронзовая медаль стала ему наградой за подвиг. А интернациональный зал в знак уважения аплодировал Дмитрию Носову стоя.

«После Афин свободного времени стало больше. Я его посвящаю дому».
«После Афин свободного времени стало больше. Я его посвящаю дому».
shadow
В гости к Дмитрию мы отправились в один из спальных районов столицы утром. На пороге двухкомнатной квартиры нас встретили сам Дима, его невеста Маша, мама Марина Николаевна и кошка Веста. Папа Юрий Евгеньевич был на работе.

– Как настроение? Как твоя больная рука, Дима?

– Настроение нормальное, утреннее. Рука лучше с каждым днем. Она у меня проходит курс реабилитации на «фабрике боли» (реабилитационный центр в Беляево. – Е.С.).

– Интересно, ты домосед?

– Дима, пожалуй, да, – отвечает Маша. – Наверное, это объясняется его деятельностью. Он сильно устает, поэтому и тянет отдохнуть. А я другая: мне все время хочется куда-нибудь сходить, подвигаться.

– Мы тут недавно с Машей делали небольшой ремонт, – вступает в разговор Дмитрий. – Обои поменяли, шторы. Стало гораздо уютнее. Теперь еще мебелью новой надо обзавестись. После Олимпиады времени стало побольше. Можно посвятить себя дому.

– Коль стало больше свободного времени, как его проводите?

– Если говорить о доме, то в компьютерные игры играем, в шахматы, в нарды, смотрим видео. Иногда выбираемся в бассейн. В среднем раз в неделю ходим в кино. С друзьями, конечно, встречаемся. После Олимпиады съездили в Турцию отдохнуть.

– А домашние обязанности как распределяются?

Дима: – Все очень просто: я сплю, ем, играю, смотрю телевизор. (Обращаясь к Маше.) Да?

Маша: – Ну нет, конечно. Дело в том, что это все зависит от того, готовится ли Дима к какому-нибудь серьезному соревнованию. А так все обязанности пополам. На мне – уборка, например, на Диме – готовка.

Дима: – Когда я дома, люблю постоять за плитой. Приготовить могу все что угодно: торт, сациви, пиццу, суши. Больше всего мне, правда, нравится печь кексы. Их быстро можно сделать – шоколадный, банановый, с маком.

– Маша, а можешь как-то определить характер твоего избранника?

– Веселый человек. Дима постоянно шутит, дурачится.

– Неправда! – в разговор встревает Дмитрий. – Со спортсменами домашним вообще тяжело, они все капризные люди…

– На самом деле тяжело скорее, когда его не бывает дома неделями или когда предстоит серьезный старт. Но я это все понимаю, уже привыкла, – настаивает на своем Маша. – Ведь ему самому нелегко в такие периоды. А вообще Дима достаточно оригинальный, может из обычного дня сделать праздник. Я еще сплю, например, а он мне успевает завтрак приготовить. Охапку цветов может подарить на последние деньги. А однажды со сборов позвонил Марине Николаевне, говорит: «Мам, купи розочку и, пока Маше нет дома, оставь в нашей комнате – как будто от меня». В общем, сюрпризы любит делать.

Марина Николаевна (справа): «Кухне я придала теплые тона».
shadow Тем временем Марина Николаевна приглашает на кухню, где всех ждет ароматный кофе.

– Я сделала небольшой перерыв в своей карьере, – рассказывает Димина мама. – Мне хотелось заняться домом, так как, на мой взгляд, он был в заброшенном состоянии. Решила придать кухне теплые тона. Раньше-то она у нас белая была. После этого на ванную комнату нацелилась. В общем вся в творческом процессе.

– Давно вы здесь живете?

– Вот уже восемь лет, с тех пор как застроили район. Дело в том, что Юрий Евгеньевич – бывший военный, он служил в артиллерийских войсках, сейчас – полковник в отставке. По роду его деятельности нам приходилось менять местожительства. Прожили 8 лет в Забайкалье, там родился Дима. Потом на три года перебрались в Ленинград, пока наш папа заканчивал военную академию. Следующие шесть лет мы провели уже в Москве, у своих родителей в Ясенево, а в 1996 году нам дали квартиру здесь, в Жулебино. Дима, конечно, очень хочет жить самостоятельно. Оно и понятно – возраст уже такой.

Олимпийские мгновения.
shadow – Дима всегда был спортивным?

– Очень подвижным – это точно. Мы с Юрием Евгеньевичем хотели, чтобы он поменьше проводил времени на улице. Сначала отдали его в секцию ушу, потом узнали про школу «Самбо-70», и папа отвел его туда. Я не думала, что он так сильно увлечется борьбой. У него постоянно были проблемы со здоровьем, травмы. От перенапряжения за тренировку по два килограмма в весе терял. Дима вообще всегда был достаточно хрупкий. Это сейчас он стал такой фактурный. Я в свое время тренеру Павлу Владимировичу Фунтикову говорила, что Дима и на борца-то не похож, другие ребята крепкие такие, крупные. Но он возражал: у Димы есть очень важные для спортсмена качества – трудолюбие и способность думать. От себя же могу добавить – еще и способность во многом себе отказать, прежде всего в удовольствиях. А через какое-то время Дима просто заболел спортом. Для него это стало образом жизни. Но травматизм его преследует. Поэтому когда он выходит на татами, я боюсь даже смотреть.

– А афинские события как переживали?

– Это вообще страшно вспомнить. В тот день я смотрела соревнования одна. Юрий Евгеньевич был на работе, а Маша смотрела телевизор у друзей. Поединок Димы с греком не показывали, а показывали другой татами. И когда я услышала, что Дима получил серьезную травму и его сейчас унесут на носилках, я запаниковала. Естественное желание матери в такой момент – сразу же помочь. Но куда бежать? Что я могу сделать? И, честно говоря, когда я увидела, что Дима все-таки идет на бой и идет сам, я просто испытала облегчение, несмотря на то что сообщили о его сломанной руке.

shadow – А Дима, наверное, уже о следующей Олимпиаде подумывает?

– Об этом говорить пока рано, – говорит бронзовый призер Афин. – Ближайшая задача – руку вылечить до конца. Постараюсь английский как следует выучить – пригодится. Спорт же не вечен.

– А книги какие любишь читать?

– Может, это банально звучит, но в основном нашу классику: Толстого, Пастернака. Достоевского всего перечитал.

– Тебе, такому жизнерадостному, нравится мрачный Достоевский?

– Не мрачный, а глубокий. А у Достоевского, кстати, жизнерадостности тоже достаточно. Только она у него философская.

– У тебя в комнате на тумбочке заметила книгу Анатолия Рыбакова «Дети Арбата». Кто ее читает?

– Я. Чем-то того же Достоевского напоминает. Мне кажется, что спортсменам надо читать книги о людях, которым многое пришлось пережить. Свои трудности меркнут на этом фоне.

shadow – Вокруг нас все время крутится кошка…

– Она, как гостеприимная хозяйка, всегда сопровождает гостей по всей квартире. Веста у нас всеобщая любимица. А имя получила в честь древнеримской богини, хранительницы домашнего очага. Она у нас – полноценный член семьи.

– Когда ты уезжаешь на соревнования или сборы, что близкие тебе говорят на дорогу?

– Наконец-то ты уезжаешь! Мы хоть отдохнем от тебя. На три недели? Отлично! Шутка, конечно. А если серьезно… Говорят, что ждут «и в серебре, и в нищете». Извините за пафос. Но, я думаю, ни один даже самый талантливый спортсмен никогда ничего не добьется без надежного тыла, без людей, с которыми он может просто быть самим собой… А возвращаешься – вот тебе и кухня отремонтированная.

Опубликовано в номере «НИ» от 27 октября 2004 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: